Русская линия
Православие.RuПротопресвитер Фома Хопко19.04.2007 

Бог и человек в православной церкви. Часть 3

Бог и человек в Православной Церкви. Ч. 1, Ч.2

Из книги «Вся полнота Божества телесно» (Кол. 2, 9)
О познании Бога в Церкви

Христианская Церковь, согласно православному вероучению, является последним и вечным Божиим заветом миру в лице Его Сына Иисуса Христа, Мессии Израиля и Спасителя мира.

«Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу… новый завет… не такой завет, какой Я заключил с отцами их… тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом. И уже не будут учить друг друга, брат брата и говорить: „познайте Господа“, ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого, говорит Господь, потому что Я прощу беззакония их и грехов их не воспомяну более» (Иер. 31, 31−34).

В новом завете, который Бог заключает с Его народом во Христе, Он Сам учит его, вселяя в него «новый Дух», который является Его собственным Духом, Духом Божиим. В православной традиции Церковь видится как «жизнь во Святом Духе» и «Царство Божие на земле» не в смысле «внутреннего» и «мистического» пути внутренней жизни души, но конкретно и объективно в духовной и канонической жизни общества, которое существует в определенном месте и времени, действует в человеческой истории и есть в наше время. Известный русский православный богослов о. Сергий Булгаков так писал об этом в своей книге «Православие»: «Православие — это Церковь Христова на земле. Церковь Христова не организация; это — новая жизнь со Христом и во Христе, руководимая Святым Духом. Христос, Сын Божий, пришел на землю, стал человеком, соединив Свою Божественную природу с человеческой».

Церковь как тело Христово, которое живет жизнью Христа, является, таким образом, областью, где Святой Дух живет и действует. Более того, Церковь оживотворяется Святым Духом, потому что она — тело Христово. Поэтому Церковь может рассматриваться как благословенная жизнь во Святом Духе или жизнь Святого Духа в человечестве.

По этой же причине святитель Киприан Карфагенский мог написать столетиями раньше: «тот не христианин, кто не в Христовой Церкви», и «не может иметь Бога отцом тот, кто не имеет матерью Церковь», и более прямо: «без Церкви нет спасения». О. Георгий Флоровский, комментируя этот текст, назвал его тавтологией, потому что «Спасение — Церковь».

Спасение — Церковь, и Церковь — спасение, дар вечной жизни в знания Бога через общение с Ним в Его Сыне и Его Духе. В этом — православная вера. Бог всемогуще действует в мире Своим Словом и Своим Духом, и Он так действует всегда через сообщество, которое Он собрал. Бог всегда действует по отношению к человечеству как к целому. В Божием Промысле о спасении, которое является восстановлением природы человека и всего творения, начавшимся в Ветхом Завете и совершенном в Христовой Церкви, Бог открывается верующим в Него. Он не действует через отдельных индивидуумов. Он не открывает Себя людям в тайниках их душ. Он имеет дело с сообществами — сообществами Его Завета — и всем человечеством. Если мы спросим о причине этого, традиционный православный ответ будет таков: Бог не может являть Себя отдельным индивидуумам, потому что отдельных индивидуумов не бывает.

«Отдельный индивидуум» суть продукт воображения падшего человека. Это следствие греха. Он не существует. Его нет вообще. Существуют люди в сообществе: люди, живущие вместе в мире в единой природе, которая не может быть нарушена кроме как ценой изменения человеком окружающей среды и разрушения его собственной природы. Бог открыл нам в явлении Своего Слова, что наша потребность — быть «членами друг другу» (Еф. 4, 25). Интересно, что даже преподобный Антоний Великий, отец монахов, известный своим уединением в затворе, повторял это в каждом из своих писем: «И Он собрал нас изо всех стран словом силы Своей с одного конца земли до другого, и воскресил наши умы (и наши сердца), и освободил от наших грехов, и научил нас, что мы являемся членами один другого».

Один человек — не человек. В этом — наше учение. Так же, как Бог один — не Бог. Учение о Святой Троице потому и имеет ключевое значение. Мы уже говорили, что, согласно Священному Писанию и святым отцам, Бог не был бы Богом, если бы Он был без Его личных Сына и Духа. Библия и предание Церкви определенно свидетельствуют, что Всемогущий Бог имеет Единородного Сына и Божественный Святой Дух в самом Своем существе. Вечное рождение Сына — Слово и образ Бога и вечное исхождение Святого Духа от Отца принадлежат существу Божию. Если мы будем искать причину этого, традиционный ответ будет таким: Бог, Который есть Любовь, возможно, не мог бы быть Богом, если бы пребывал один в Своем Божестве. Он не был бы и не мог бы быть Богом, если бы Он не был по существу самосообщающимся, саморазделяющимся, самопроявляющимся бытием. Бог без вечного Божественного самовыражения не был бы Богом и никоим образом не мог быть понят как Добродетель и Любовь. Выражаясь более привычным языком, Бог без личного Божественного Сына и личного Святого Духа не только не Бог Библии, известный святым Ветхого и Нового Заветов и прославленный в Церкви; Он также ни логически, ни богословски не был бы познан как Бог, живущий и действующий так, который может быть определен как Благой, Щедрый, Милостивый и Любящий. Это означает, что многоличность принадлежит Божественному существу и жизни как абсолютная необходимость. Единоличный Бог, не говоря уже о сверхличном или безличном Боге, вообще не является Богом. Такие представления о Боге — продукт чьего-то падшего воображения: творение твари. Бог, лишенный личного Сына, Слова и Образа, и личного Божественного Духа, был бы вечным образом закрытости, самодостаточности, самоизоляции и самообожания. Он был бы метафизическим образцом индивидуума, сконцентрированного на самом себе. Он не был бы и не мог бы быть совершенным образом открытой личности, которая живет в обществе других в союзе любви. Как говорил святитель Григорий Богослов, защищая им «возлюбленную Троицу» от нападок философов с их будто бы безупречно совершенным абсолютным богом: «Наш Бог не просто один, но общность. И общность, далеко превосходящая простую единственность благодаря ее совершенному единству без подавления разнообразий и разновидностей и совершенному многообразию без нарушения единства».

Бог не есть высший индивидуум. Он скорее совершенная Личность, которая живет в совершенном межличностном общении с другими Божественными Личностями, Которые отличны от Него и Которые тем не менее тождественны Ему в абсолютном единстве сущности, воли, действия и жизни. Он — Отец, вечный и единственный источник Божества с Его Единородным Сыном, Который также является Его Образом и Его Словом, вечно рожденным Им из Его сущности до начала времен, вместе с Его «всесвятым и благим и животворящим Духом» (используя еще одно литургическое выражение Православной Церкви), Который вечно исходит от Отца и изливается через Сына, почивающий в Нем как в высшей степени присущий ему Святой Дух. Церковь прославляет триединое Божество в богослужении Пятидесятницы таким образом:

«Придите, людие, триипостасному Божеству поклонимся, Сыну во Отце, со Святым Духом; Отец бо безлетно роди Сына соприсносущна и сопрестольна, и Дух Святый бе во Отце, с Сыном прославляем: едина сила, едино существо, едино Божество. Емуже покланяющеся вси глаголем: святый Боже, вся содеявый Сыном, содейством Святаго Духа; святый крепкий, имже Отца познахом, и Дух Святый прииде в мир; святый бессмертный, утешительный Душе, от Отца исходяй и в Сыне почиваяй: Троице святая, слава Тебе».

Человеческое бытие является отражением Святой Троицы. Это — множество человеческих личностей в единстве одной и той же человеческой природы. И Церковь восстанавливает человеческую природу и воссоздает творение. Это путь, о котором говорит святитель Григорий Нисский: «Установление Церкви явилось воссозданием мира. В Церкви — новые небеса… также новый небосвод… создана новая земля… Человек создан вновь, воссоздан по образу его Создателя… И множество звезд сияют на небосводе веры. И неудивительно то, что много звезд создано Богом в этом мире и названы по имени, и их имена, говорит их Создатель, написаны на небесах. Поэтому, как я думаю, Создатель новой вселенной говорит светилам: Имена ваши написаны на небесах (Лк. 10, 20). Это — не единственная цитата о новом творении… существует также множество солнц, которые сияют в мире лучами добрых дел. Поэтому их Создатель говорит: Так да светит свет ваш пред людьми (Мф. 5, 16), и: Тогда праведники воссияют, как солнце (Мф. 13, 43)… Также любой, кто смотрит на новую вселенную, отраженную в Церкви, может видеть в ней Его, Который есть все во всем, и… - будет ведом нашей верой к пониманию превосходящего разум. И как… [душа] показывает, как вся Церковь — одно тело с ее Женихом (то есть Христом); и в ее описании Его красоты она придает особое значение каждому из Его членов, но это происходит только благодаря союзу всех отдельных членов, который составляет красоту тела в целом».

Церковь — новое творение. Она — союз многих людей, облагодатствованный Духом Божиим, чтобы быть телом Христовым и Его Невестой. Она — опыт здесь и сейчас, в этом веке, в этом времени и пространстве, опыт Царства Божия, которое не от мира сего, новые небеса и новая земля нового человечества в новом Иерусалиме, предсказанные пророками, исполнившиеся в Мессии и Его Духе и созерцавшиеся в мистическом видении Апокалипсиса как истинная жизнь будущего века. И она не только полное обновление; она также всеобщая полнота: участие в человечестве Христа, воплощенного Слова, в Котором обитает «вся полнота Божества телесно» и в Котором люди пришли к «полноте жизни» (Кол. 2, 9). «И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать» (Ин. 1, 6). Это — Церковь, которая является телом Христовым и Его Невестой, «полнота Наполняющего все во всем» (Еф. 1, 23).

«Он и есть глава тела Церкви; Он — начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство, ибо благоугодно было [Отцу], чтобы в Нем обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив чрез Него, Кровию креста Его, и земное, и небесное…» (Кол. 1, 18−20).

«Открыв нам тайну Своей воли по Своему благоволению, которое Он прежде положил в Нем, в устроение полноты времен, дабы все небесное и земное соединить под главою Христом… И все покорил под ноги Его, поставил Его выше всего, главою Церкви, Которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем» (Еф. 1, 9−10, 22−23).

(Продолжение следует.)

Протопресвитер Фома Хопко, ректор Свято-Владимирской православной семинарии (США)

Перевел с англ. И. Яковлев специально для Православия.Ru

http://www.pravoslavie.ru/put/70 418 150 507


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru