Русская линия
Радонеж Людмила Зайцева19.04.2007 

«Старики учили нас вере своей жизнью»

Однажды мне пришлось присутствовать при разговоре двух уже немолодых людей. Один говорил: «Перевертыш! Вчера еще был коммунистом, парторгом, а сегодня, смотрите-ка, со свечкой в церкви стоит, Богу молится. И вы считаете, что он искренен? Да выгоду во всем ищет!» А другой отвечал: «Ну, во-первых, что касается „выгоды искать в церкви“, то как раз наоборот, в нашей стране, как это ни странно, отношение к православным христианам неоднозначное. Их считают либо „зацикленными на вере“, то есть ненормальными, либо слабыми, безвольными, не могущими ничего добиться в этой жизни своими силами, несостоявшимися. Во-вторых, далеко не все коммунисты, даже самого высокого ранга, верили в „коммунистическое далеко“. Ну и, наконец, есть коммунисты — я в этом уверен! — которые, осознав свое заблуждение, искренне поверили в Бога».

Вот такой разговор. Обычный в наше время. Я и забыл о нем очень скоро. А вспомнил недавно, во время своей беседы с Народной артисткой РСФСР Людмилой Зайцевой.

Она рассуждала о нелегкой судьбе писателей, поэтов, режиссеров, которые связали свою творческую деятельность, а часто и жизнь, с партией коммунистов. Когда те или иные художники шли на этот шаг, они были либо однозначно согласны с политикой власти, либо преследовали корыстные цели. Речь шла даже не об «улучшении жилищных условий», «сытой жизни», возможности ездить за границу и т. д., хотя для очень многих именно этот фактор имел определяющее значение в принятии решения. Говорят, что многие пытались таким образом получить определенные «свободы» на работу для души. А как иначе объяснить, что из-под пера одного и того же человека выходили совершенно разные по духу произведения?

Но были и абсолютно преданные большевикам люди.

«Возьмем, к примеру, Довженко, — говорила Людмила Зайцева. — Что побудило этого несомненно талантливого художника вступить на путь активного сотрудничества с советской властью? Мне могут сказать: «Надо знать те времена. У него не было выбора!» Да выбор всегда есть! На мой взгляд, Довженко, будучи честным и порядочным человеком, своим творчеством открыто заявил о своей позиции. Ведь кто-то же обходил «острые углы» и снимал обычное, хорошее, не идеологическое кино, писал добрые книги и стихи о людях, дружбе, о рабочих буднях. А кто-то искренне верил в коммунистические идеалы, насквозь пронизанные атеизмом. Помните довженковский фильм «Земля», в котором голая героиня бегает с топором по хате и рубит иконы? Кто заставлял его делать такой сюжет: Сталин, Коганович, Молотов?..

Поэтому, когда такие люди, подобные Довженко, начинают тянуться к Богу, им не верят, обвиняя в двурушничестве. Но ведь никто не может заглянуть в сердце человека. В своем дневнике Довженко однажды написал: «Я начал молиться Богу. Я не молился Ему тридцать семь лет, почти не вспоминал Его. Я Его отверг. Я сам был бог, богочеловек. Сейчас я постиг малую толику своего заблуждения». Это очень искренние строки, они написаны не для кого-то, это даже не крик души, это состояние, близкое к тихому ужасу, от которого цепенеет все в душе. Человек понял, что он «Его отверг…». А ведь Довженко родился в верующей семье. Я представляю себе, как мама ведет его, маленького, с болтающимся на длинной нитке оловянным крестиком на груди, в храм Божий, где он будет старательно креститься и класть поклоны…

Были и другие талантливые кинорежиссеры, которые делали заказные картины ничтоже сумняшеся. Например, Пырьев Иван Алексеевич. К сожалению, чем талантливее человек, тем он многограннее, и тем он противоречивее. Однако и он в конце жизни взялся за Достоевского, пытаясь мучительно осмыслить, постичь суть русской души, в которой столько всего намешено, но она — живая, и все время ищет правды. А основа правды — нравственность, одной из главных составляющих которой есть совесть. А совесть — это голос Бога. Значит, правда заключается в том, чтобы быть с Богом… Все ясно, понятно, но как тяжело осознать это человеку, долгое время блуждающему в духовных потемках.

Недавно узнала, что, оказывается, Василий Макарович Шукшин тоже был коммунистом. Совершенно уверена в том, что в партию он вступил по убеждению. Не таким Шукшин был человеком, чтобы, прикрываясь партбилетом, преследовать какие-то свои цели. Чтобы убедиться в этом, достаточно внимательно прочитать его записные книжки, его повести, рассказы, или его известную статью «Нравственность есть правда». Везде он призывает жить по совести, не лгать, любить свой народ. И нигде у него нет коммунистических призывов, нигде он не восхваляет курс партии и правительства.

И кстати, Шукшин так же, как и Пырьев, изучал творчество Достоевского, которое, я уверена, было ему особенно близко.

Кто-то однажды сказал: «Если Шукшин был коммунистом, значит, не верил в Бога, потому что партия коммунистов — атеистическая, богоборческая». Но у меня это никак не укладывается в уме. Шукшин с его тонкой натурой, с его умением проникать глубоко в души людей, умением сострадать, с категорическим неприятием фальши в любой ее форме — и не верит в Бога?! Да не может такого быть!

И вскоре я нашла подтверждение своим мыслям. Один из его знакомых вспомнил, чтокак-то на Пасху Шукшин остановился перед храмом, упал на колени и… заплакал. С его уст слетали слова, которые раньше никто от него не слышал: «Я грешен… Грешен я… Господи! Прости меня…» Рассказывают также, что в одном из писем сестре он просил, чтобы его похоронили по-русски — с отпеванием.

И, конечно, огромная заслуга в том, что Шукшин был верующим, принадлежит его маме — Марии Сергеевне, православной христианке, которая всю жизнь молилась о своем сыне Господу. Вы читали ее письма сыну? Когда я их читала, я окончательно убедилась в том, что Шукшин был православным христианином. И тогда мне стало понятно, почему Шукшин плакал, описывая казнь Степана Разина — разбойника, который поднял руку на Православную державу. Шукшин плакал об еще одной погибшей душе…

Все проходит. Прошли и явные богоборческие времена, и душа человека встрепенулась. Призрак коммунизма рассеялся, и люди увидели, что они стоят на краю пропасти. Еще немного, и все упадут, разобьются… А Церковь, Которую они отрицали, над Которой они смеялись и глумились, или Которую просто не замечали, стоит незыблемо, непоколебимо. И пошли… Нет! Как сказала одна актриса, и поползли в храм, измученные, израненные, изболевшиеся; они, увидев луч Света, луч Спасения, тянут руки к Богу, и Господь их принимает. Принимает тех, кто не хотел Его знать, тех, кто Его все это время гнал.

Мне повезло. Людей безгрешных не бывает, но я всегда старалась жить по Законам Божием, в меня это заложили родители, за что я им благодарна без границ. В нашем хуторе, где я росла, вообще не было церкви. И люди были безграмотными, наверное, даже Библии не читали. Но знали наизусть молитвы, и жили как православные христиане. Я с детства знала, что лгать нельзя — это грех. Брать чужого нельзя — грех. Мужика чужого увести, семью разрушить — страшный грех. Не работать нельзя, «ибо трудящийся достоин пропитания» (Мф. 10, 10). Нужно признать: старики сохранили нам нашу веру. И если своих внуков они не учили по Закону Божиему, то учили их вере своей праведной жизнью, и молились за них! Можно ведь каждый день цитировать Евангелие, но не жить по Нему. А русский человек живет по Евангелию…

Протоиерей Александр Новопашин

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2274


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru