Русская линия
Радонеж Петр Сергеев17.04.2007 

Журналист «Московского комсомольца» Сергей Бычков возмутился засильем инородцев, заодно оболгав русских и православных

Проиграв повторный (апелляционный) суд в своей тяжбе с протоиереем Всеволодом Чаплиным и в очередной раз примерив на публике шутовской колпак патологического «лжеца» и «сумасшедшего доносчика», Сергей Бычков быстро нашел объяснение постигшим его невзгодам. Правда, его заметка в номере газеты от 1 марта 2007 года почему-то называлась «Фемида прикрыла глаза». Пребывая в постоянных контрах с логикой, фактами и начальным гуманитарным знанием, Сергей Бычков, очевидно, не догадывается, что закрытые глаза Фемиды традиционно символизируют ее беспристрастность и совершение правосудия, не взирающего на лица. А вот если бы греческая богиня, наоборот, сняла со своих глаз повязку и принялась внимательно всматриваться в нравственный облик господина Бычкова… Впрочем, тогда для него вышло бы еще хуже.

Как бы то ни было, по версии Бычкова, виной неудачного для него исхода слушаний в Мосгорсуде оказались два обстоятельства. «Я впервые посетил Московский городской суд и был немало удивлен тем, что при входе в суд стоит небольшой домовый храм во имя святителя Николая. Стало быть, служители Фемиды в этом роскошном дворце правосудия все сплошь православные», — с раздражением свидетельствует потерпевший по заслугам Бычков. Интонация, прямо скажем, странная для человека, не упускающего случая заявить о своей принадлежности к Православию. Странная даже без учета того, что церковный обозреватель «Московского комсомольца», оказывается, не способен отличить домовый храм от часовни.

Видать, сильно прогневал Господь московского комсомольца Бычкова, если и в финальном пассаже своей заметки он снова возвращается к этой теме: «Слава Богу, что кроме районных и городских судов есть еще Верховный, Конституционный и Страсбургский суды. Остается только надеяться, что они, в отличие от Московского городского, лишены домовых храмов и духовников».

Другая, по мнению Сергея Бычкова, причина его судебного фиаско отнюдь не носит метафизического характера. Но она-то, будем надеяться, вызовет особый и заинтересованный интерес именно в «Верховном, Конституционном и Страсбургском судах». Потому что в этом пункте журналист Сергей Бычков перешел к тому, что на языке закона называется разжиганием межнациональной и межрелигиозной розни в средствах массовой информации: «Войдя во дворец правосудия, я ожидал увидеть в нем сплошь русские православные лица. Но когда началось слушание дела, я понял, что ошибся. Даже среди трех судей судейской коллегии одна оказалась с нерусской фамилий».

Нет сомнения, что упомянутые Бычковым судебные инстанции правомочны по достоинству оценить его откровенно ксенофобские инвективы.

Полагаю также, что его наблюдения будут изучены с особой и вполне понятной пристальностью прежде всего в газете «Московский комсомолец», где ключевые позиции занимают граждане либо с «нерусскими неправославными лицами», либо с «нерусскими неправославными» фамилиями, либо имеющие в различных сочетаниях те и другие признаки, по классификации их коллеги Бычкова.

А пока что остается в силе вердикт коллегии судей Мосгорсуда: «Решение Преображенского районного суда города Москвы оставить без изменений, кассационную жалобу — без удовлетворения».

Как показало дальнейшее развитие событий, оставшийся без удовлетворения Сергей Бычков предпочел расценить этот приговор как легальную возможность продолжить вымещать на Русской Церкви «личную скорбь шизофренического плана» и свои доносы на нее по привычке «оформлять в виде статей». И в самом деле, чего тушеваться? Правовое государство у нас еще в строительных лесах стоит, а с «человека душевно больного», причем официально, по суду, спрос невелик. Ведь журналист Сергей Бычков — он у нас, что называется, со справкой. Ему теперь на законном основании все можно. Ведь в чести и достоинстве, как всем известно, ему отказано уже дважды.

Покончив с возмущающим его присутствием «нерусских неправославных» элементов в российской судебной системе, журналист Бычков тут же переключился на борьбу с русскими и православными, причем в мировом масштабе. Специальные доктора, исследующие подобные случаи, диагностируют их как мегаломанический бред, или александризм (по имени Александра Македонского). Ибо срочного бычковского вмешательства потребовал открывшийся в Храме Христа спасителя XI Всемирный Русский Народный Собор. В пристрастном описании этого события журналист Сергей Бычков, верный своему творческому методу, начал со лжи, продолжил клеветой, а закончил доносом.

Уже первая его заметка в несколько строчек в номере «Московского комсомольца» от 5 марта 2007 года (неподписанная, однако, как ранее уже указывалось Сергею Бычкову, лев узнается по когтям, а осел — по ушам) традиционно изобиловала придуманными, злонамеренно искаженными либо фальсифицированными фактами, а также провокационными двусмысленностями. В этом ремесле Сергей Бычков не имеет себе равных в современной российской журналистике.

Ложь начинается прямо с заголовка «Собор начался со скандалом». Далее С. Бычков утверждает, что «епископ Анадырский и Чукотский Диомид выступил с шокирующим обращением». Однако Владыка Диомид на Соборе в Москве не присутствовал. А то, что С. Бычков называет его «обращением», на деле является предисловием епископа Диомида к еще не изданной книге. Предисловие датировано днем Богоявления (январь 2007 года). Тогда же этот текст попал в распоряжение некоей антицерковной пиар-группы, которая самочинно окрестила его «Открытым письмом», снабдила для пущего резонанса «патриаршим» подзаголовком «Ко всем архипастырям, пастырям, клирикам, монашествующим и всем верным чадам Святой Православной Церкви» и, выждав необходимое время, запустила в Интернет аккурат в канун открытия XI Всемирного Русского Народного Собора. Сигнал был сразу понят, принят и отработан: например, соответствующая статья в газете «Газета» называлась «Письмо навстречу собору».

Эта рукотворная сенсация в связи с коллективным изготовлением от имени Владыки Диомида так называемой «чукотской энциклики» была дружно подхвачена не только недругами Русского Православия в Отечестве, но и противниками объединения Московского Патриархата с Русской Зарубежной Церковью в других странах. Например, известный своим ожесточенным неприятием Православной Церкви российский интернет-портал «Кредо.ру» посвятил раздуванию провокации за короткое время полсотни своих материалов, собранных под красноречивой рубрикой «Чукотский адамант».

Весьма симптоматичен один из помещенных здесь комментариев, заголовок которого вполне раскрывает тайные намерения и чаяния организаторов антиправославной информационной кампании: «Обращение епископа Диомида заставило заговорить о возможности раскола такого масштаба, в сравнении с которым бледнеют и события на Украине». По инициативе Сергея Бычкова, тесно связанного с «Кредо.ру», принял посильное участие в антицерковной истерии и «Московский комсомолец». Либеральная, чтобы не сказать «желтая», газета его устами не без злорадного удовлетворения отмечает: «…Церковные консерваторы сразу после выступления Диомида осознали, что наконец-то обрели долгожданное знамя». Так делается у нас в стране антицерковная политика.

«Всемирный собор откроется концертом Большого симфонического оркестра имени Чайковского и церемониальным обедом. Хотя продолжается третья неделя Великого поста», — пишет в заключение С.Бычков. Уже всем и давно понятно, что для нашего автора лишнее знание — бремя неудобоносимое. Но все-таки лучше разбираться в том, о чем пишешь, даже если сильно не любишь предмета своих профессиональных занятий. По крайней мере, в глазах людей более или менее сведущих будешь выглядеть не столь жалко и глупо.

Итак, специально для С. Бычкова и редакционного начальства, подписывающего его материалы в печать: всякое церковное делание по православному обычаю начинается не концертом мастеров искусств, а богослужением или молитвой. Да и обедать с самого утра «русские православные лица» не привыкли. Даже «церемониально». Так что Собор, в отличие от того, что сообщил своим читателям С. Бычков, открылся общим пением молитвы ко Святому Духу «Царю Небесный…», а затем прозвучал Государственный Гимн России. «Большого симфонического оркестра имени Чайковского», обещанного «Московским комсомольцем», в Зале Церковных Соборов не было, если не считать таковым находившийся на сцене церковный хор.

Что же касается сурового обличения православных за вкушение братской трапезы, «хотя продолжается третья неделя Великого поста», то приходится признать: нет, не все чада нашей Церкви достигли святости жития московского комсомольца Бычкова, способного чудесным образом обходиться без еды и питья от Масленицы до самой Пасхи.

В следующей своей заметке под заголовком «Владыка Динамит» («Московский комсомолец» от 6 марта 2007 года) пристрастный комсомольский летописец вторично обращается к Собору. В первых строках нового опуса опять звучит уже знакомая тема «Большого симфонического оркестра имени Чайковского под руководством дирижера Владимира Федосеева» (вероятно, навязчивая идея автора отчета). А дальше — и это тоже известная навязчивая идея Сергея Бычкова — вступает и уже длится до самого конца тема митрополита Кирилла.

О Владыке митрополите говорится дословно следующее: «Один из главных персоналий нынешнего собрания — «белый и пушистый» митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев), негласно вошедший в число основных политтехнологов «Единой России"…

Сразу видно, что автор не принадлежит ни к русским, ни к нерусским, потому что графоманы — это отдельная транснациональная общность лишенных самокритики людей с деревянными ушами и необоримой тягой к письменному самовыражению. «Один из главных персоналий», — так выразиться по-русски невозможно прежде всего в силу того, что существительное «персоналия» принадлежит к женскому роду. То есть «персоналия», да ведает Сергей Бычков, — это «она», а не «он». И потому «один персоналий» у Сергея Бычкова — это то же самое, что «один штук фрукта» у кавказца на рынке. Но кавказец, в отличие от Бычкова, занимается своим делом, а не чужим, и добросовестно заворачивает свой «один штук» в «Московский комсомолец», а не пишет на неродном языке в эту газету малограмотные заметки о русских соборах. Имеются в данном случае и другие, более тонкие грамматические особенности словоупотребления, но их дипломированному филологу Бычкову, видимо, уже никогда не постичь, поэтому и говорить тут больше не о чем.

А вот сообщение Сергея Бычкова о том, что митрополит Кирилл якобы совмещает основное церковное служение с подработкой в качестве «одного из главных политтехнологов «Единой России», вполне могло бы потянуть на сенсацию. Одна беда — эта информация, по-видимому, настолько «негласна», что ни о чем подобном никто, никогда и нигде не слыхивал, включая и «Единую Россию» на всех ее партийных уровнях. То есть сообщенное Бычковым — откровенная ложь и неумная выдумка нашего воинствующего антиклерикала. Но поскольку все же интересно знать, из какого сора растут бычковские цветы, не ведая стыда, нам удалось установить следующее.

Оказалось, что 7 июня 2006 года по приглашению «Единой России» митрополит Кирилл выступил перед активистами партии с лекцией на тему «Не должно быть законов, оскорбляющих и возмущающих нравственное чувство человека». То, что услышали от Владыки Кирилла участники встречи, показалось им настолько важным и актуальным, что стенограмма выступления была затем размещена на официальном интернет-сайте «Единой России» и разослана в ее региональные отделения.

То есть выступление митрополита Кирилла было в чистом виде то, что называется общественным служением Церкви, ее конструктивным вкладом в диалог со светской властью, открытым свидетельством перед ней о проблемах, переживаемых страной и народом. Ибо и в самом деле в России «не должно быть законов, оскорбляющих и возмущающих нравственное чувство человека». Вероятно, именно такие труды русских архиереев стремится любыми средствами дискредитировать и опорочить профессиональный фальсификатор Бычков, когда он сочиняет фантастические истории про «митрополита-политтехнолога» или пишет, что «обращение епископа Диомида, подобно динамиту, ударило по противоестественному симбиозу Церкви и государства».

Если верить Бычкову, как явления «противоестественного симбиоза Церкви и государства» следует рассматривать и неоднократные обращения Русской Православной Церкви к властям по поводу таких острых и затрагивающих интересы миллионов людей вопросов, как задержки заработной платы трудящимся, неудачная программа монетизации льгот, нарастание кризисных тенденций в демографической сфере, защита прав человека, ситуация в Чечне и так далее.

Весьма показательно, что репортер Бычков как-то не удосужился упомянуть название мероприятия, о котором он пишет. Это свидетельствует не только о его глубоком непрофессионализме (тема вне дискуссий), но и о внутреннем понимании им того, что в своих отчетах о работе Собора он сознательно клевещет на Русскую Церковь, ее священноначалие и верующих. Ибо XI Всемирный Русский Народный Собор был посвящен самой больной и дискутируемой в современном обществе проблеме, широкая и открытая дискуссия по которой как раз не сулила ничего хорошего в смысле улучшения репутации нынешней власти, а именно — «Богатство и бедность: исторические вызовы России».

Человеку адекватному на это возразить было бы нечего. А Сергею Бычкову из «Московского комсомольца» — есть, и немало. Вот только приводить его аргументы уже даже неловко, потому что опять клинический случай. Ну, например, такой пассаж: «Прихожане Чукотки и Анадыря, как следует из речи Диомида, возмущены призывами со стороны церковных иерархов к голосованию за единороссов вопреки церковным канонам и в нарушение соборной клятвы 1613 года».

Ничего подобного не могло воспоследовать «из речи Диомида» по той причине, что никакой речи с соборной трибуны епископ Диомид не произносил, поскольку, как уже говорилось, на самом Соборе не присутствовал.

Далее. «Прихожане Чукотки и Анадыря» также никак не могли быть «возмущены призывами со стороны церковных иерархов к голосованию за единороссов», потому что таких призывов от имени Священного Синода и Святейшего Патриарха никогда не было. Ибо участие в политической борьбе и избирательных кампаниях на той или иной стороне священнослужителям Русской Православной Церкви запрещено. Например, бывший иерей Глеб Якунин в свое время поплатился священным саном за нарушение этого правила и отказ принести покаяние в своем проступке.

Соответствующими определениями Архиерейских соборов 1994 и 1997 годов, а также Основами социальной концепциями Русской Православной Церкви, которые разрабатывались под непосредственным руководством митрополита Кирилла, с предельной определенностью выражена «невозможность для Церковной Полноты поддержки каких-либо из политических партий, движений, блоков, союзов и тому подобных организаций, а также отдельных деятелей, в первую очередь, в ходе предвыборных кампаний».

Это и есть фактическая верность в современных условиях «соборной клятве 1613 года», которой «заповедано, чтобы избранник Божий, Царь Михаил Феодорович Романов, был родоначальником правителей на Руси из рода в род с ответственностью в своих делах перед Единым Небесным Царем, а кто же пойдет против сего соборного постановления — Царь ли Патриарх ли и всяк иной человек, да проклянется такой в сем веке и в будущем, отлучен бо будет от Святыя Троицы».

В связи с вышеизложенным как-то уж совсем дико звучит заявление Бычкова о том, что «соборной клятвой 1613 года» запрещаются… «призывы со стороны церковных иерархов к голосованию за единороссов». Похоже, на почве ненависти к Русской Церкви, лишающей остатков разума, в бедной голове Сергея Бычкова все смешалось, как в доме Облонских.

Журналист Бычков, лишенный возможности совершенно игнорировать позицию митрополита Кирилла по поводу текста за подписью епископа Диомида, глухо констатирует: Владыка Кирилл «намекнул, что за его (Владыки Диомида — П.С.) спиной скрываются некие деструктивные силы».

Вот фрагмент беседы Владыки Кирилла с журналистом Максимом Шевченко в эфире радиостанции «Маяк-24» по интересующему Сергея Бычкова вопросу.

» Митрополит Кирилл: Хотел бы сразу сказать о том, что никакого письма епископа Диомида Святейшему Патриарху или Церкви в природе не существует. В свое время, как объяснил сам Владыка Диомид, он подписал некий текст, которой должен был стать предисловием к какой-то книге. А один из очень ангажированных журналистов, не буду называть его святое имя, на своем компьютере этот текст превратил в «открытое письмо епископа Диомида». Это подлог, и за этим подлогом стоит совершенно конкретная группа людей, которые имеют своей целью раскол Русской Православной Церкви. И Владыка Диомид этим людям не попутчик.

У Владыки епископа есть свои убеждения в отношении межрелигиозного диалога, какие-то другие свои взгляды. Так ведь не у него одного. И дискуссия по всем этим темам у нас не закрыта. На каждом Соборе она ведется гласно, особенно в контексте объединения Московского Патриархата с Русской Зарубежной Церковью. Эти вопросы всесторонне и тщательно обсуждались до сих пор, и никто никому не закрывал рот. Давайте и дальше обсуждать: нужно или не нужно православным общаться с представителями других религий, это хорошо или плохо для России, — если мы будем чураться мусульман и представителей других религий…

Но в данном случае личная позиция была использована для того, чтобы представить ее как начало некоего движения за разделение Церкви. Ведь тут же были какие-то подписные листы организованы, раздались призывы пикетировать Патриархию…

Ведущий: Самым поразительным, Владыко, было наблюдать такое небывалое духовное единство крайне «правых» и крайне «левых» противников Русской Церкви…

Митрополит Кирилл: Все эти круги дружно подхватили тему: наконец-то им нашлось, за что зацепиться. Но дело в том, что в данном случае точку поставил Всемирный Русский Народный Собор. Его резолюция «О единстве Церкви» — единственная, которая была принята Собором без единого голоса «против» и без единого «воздержался». Это резолюция, осуждающая любые попытки расколоть единство Русского Православия.

Ведущий: Приходилось ли Вам лично общаться с епископом Диомидом?

Митрополит Кирилл: Я его очень хорошо знаю, даже бывал у него на Чукотке. Это добрый человек, хороший пастырь, подвижник, который поднимает Православие на Чукотке. Молились мы с ним вместе, и на душе было хорошо. И поэтому я представить себе не могу, чтобы такой человек, как Владыка Диомид, поднял руку на единство Русской Церкви».

Кажется, сформулировано исчерпывающе и откровенно. Но наш патологический враль из «Московского комсомольца», увы, никогда не поймет, что достоверный материал из первых рук для честного журналиста всегда предпочтительнее, чем добытый с огромной натугой и очевидными потерями из собственного ожесточенного и небогатого воображения.

В заключение своей заметки Сергей Бычков, по-видимому, не слишком уверенный успехе поддержанной им антицерковной акции, раздумчиво пишет: «В ходе заседаний Собора станет ясно, готовы ли другие церковники поддержать епископа Диомида или митрополит Кирилл по-прежнему остается главным рупором РПЦ». Ответ Бычкову и его соратникам по антицерковной борьбе — в единодушно принятой соборянами резолюции «О единстве Церкви».

И напоследок — прелестный штришок, а именно словечко «церковники», впорхнувшее в лексикон Сергея Бычкова не иначе как из агентурных донесений и отчетов негласных сотрудников КГБ, либо из протоколов судебных процессов против православных в эпоху «красного террора».

Что ж, православные, в отличие от Бычкова, хорошо знают и крепко помнят: кому Церковь не мать, тому Бог — не Отец.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2268


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru