Русская линия
Русский домСвященник Даниил Сысоев16.04.2007 

Размышления о протопопе Аввакуме, церковной смуте и любви к Родине
325 лет со дня казни виднейшего идеолога старообрядческого раскола — протопопа Аввакума — 14 апреля 1682 года

14 апреля 1682 года в огне закончил своё земное странствование огненный проповедник антицерковного восстания, призывавший и других к массовым самоубийствам. Его имя до сих пор с благоговением повторяется не только апологетами бесчисленных староверческих сект (бывало, число их доходило до 800!), но и многими, искренно считающими себя православными христианами, патриотами России. Даже презрительное прозвище Аввакума «неистовый» («буйно-помешанный» — в переводе со славянского) многие считают чуть ли не похвальным титулом. Почему-то даже совершенно хамское поведение бывшего протопопа воспринимается с трогательным пиететом. Священник во время службы кидает в лицо законному Патриарху фелонь — и раздаётся восхищённый вздох: «какой подвиг!» Пастырь покрывает матерной бранью царя и епископов — «и какой он смелый!». Заключённый Аввакум сдаёт на избиение своего же сотоварища, с которым не сошёлся в богословском споре — «ну устал человек, с кем не бывает!».

Удивительное у нас отношение к людям и к Заповедям Божиим! Ради «линии партии» мы готовы оправдать даже явное преступление. — «Ведь Аввакум — первый русский диссидент. Ему всё прощено. Он же за Христа пострадал». Но пострадал он не за Христа, а за оскорбление Помазанника Божия.

Сейчас, по прошествии стольких лет, рассмотрим мифы, которые окружают и казнённого расстригу, и само явление староверия.

Миф первый. Аввакум и другие староверы стояли за исконное православие

Это представление обычно звучит так: «Преподобный Сергий Радонежский и все другие святые Древней Руси крестились двумя перстами, двоили аллилуию, Христа именовали не Иисусом, а Исусом, а патриарх Никон и Московский Собор 1666−1667 гг., осудив эти обряды, осудил и этих святых и таким образом отпал от веры. Древнее Православие отстаивали и сохранили только старообрядцы».

На это должно ответить просто. — Ни преподобный Сергий Радонежский, и никто из других святых Древней Руси не верил в обряд — старый ли то, или новый. Изменения обряда в богослужении Церкви происходили уже много раз. В том числе и в Русской Церкви богослужебные реформы происходили неоднократно. При том же преподобном Сергии в России произошла куда более радикальная реформа богослужения — переход от Студийского устава и устава Великой Церкви к Иерусалимскому Типикону, действующему и поныне. Но никакого протеста богослужебная реформа у преподобного Сергия Радонежского и других святых не вызвала.

Все святые православной Церкви верили не в обряд, а в Триединого Бога, исповедали воплощение Господа Иисуса Христа и были верны Вселенской Православной Церкви. А вот как раз староверы, в отличие от них, верят в земные вещи. Вера, по словам апостола Павла, есть «уверенность в невидимом» (Евр. 11, 1). А что невидимого в двоеперстии, двойной аллилуие и в неверном написании имени Господа? Неслучайно Катехизис определяет убеждение старообрядцев в спасительности обрядов и старых книг как суеверие.

Мы можем сказать, что старые книги сохранили некоторые более древние обряды, которые исчезли из практики новейшей Церкви (например, Чин отречения от дьявола в Великую Пятницу). Но разве такая точность хоть как-то оправдывает смертный грех раскола? С другой стороны, не стоит забывать, что факт ошибок в старопечатных книгах не отвергался, в том числе и лидерами староверия. Сам Аввакум участвовал в книжной справе в Вонифатьевском кружке, и раскол во многом объясняется его личной обидой за отстранение от дела исправления книг.

Сами пресловутые обряды тоже никак не могут претендовать на древность. Реально двойное пение «аллилуия» было принято в XIV веке, а уже в начале XV — с ним боролся святитель Московский Фотий. Двоеперстие фиксируется в практике несториан XII века, а в России — только в XIV (думаю, что не без влияния центрально-азиатских еретиков, бежавших на Русь от ислама). Добавление в Символ веры (категорически запрещённое Вселенскими Соборами) было сделано во второй половине XVI века. Ничего даже особо древнего в обрядах староверов нет. Я уже не говорю, что даже если бы эти обряды и были реально древними, то они никак не оправдывали бы раскола и не делали староверов православными. Например, Армянская Церковь до сих пор сохраняет практику празднования Рождества и Богоявления в один день, как это было до IV века, но этот обычай не делает её православной.

Да и сами обряды никто не осуждал. Московский Собор 1666−1667 гг. осудил не обряды, а тех, кто следует им вопреки воли Церкви. А Поместный собор 1971 года подтвердил, что само по себе следование старому обряду не является грехом, если оно не отторгает человека от Церкви. Неслучайно ещё в 1800 году Церковь создала институт единоверия, где православные христиане могут служить по дореформенным книгам, пребывая в единстве с канонической церковной иерархией.

Что до реальной веры староверов, то православной назвать её нельзя никак. Самое главное в Православии — это вера в Единосущную и Нераздельную Троицу. Но Аввакум, почитаемый за великого святого в раскольных согласиях, проповедал трибожие. Он писал: «трисущную Тройцу, несекомую секи по равенству, — небось! — едино на три существа, тожде единства и образы три равны». В другом месте он же писал: «на Небе Три Царя сидят на трёх престолах, а одесную их Иисус Христос». С точки зрения православного учения это — тягчайшая ересь, фактически вводящая многобожие и при этом по-несториански отделяющая Сына Божия от Человека Христа. Это не было случайной оговоркой, а внутренним убеждением расколоучителя, но ради его «заслуг» в деле раскола Церкви ему прощают всё — даже то, что своими выступлениями он подпал анафемам всех семи Вселенских Соборов.

Но и другие старообрядцы тяжко согрешили, похулив Вселенскую Православную Церковь. До сих пор они считают Церковь преподобного Серафима и новомучеников — вавилонской блудницей, изменницей, предавшейся антихристу. Чудовищные хулы воздвигают раскольники и на святое Причастие, называя Его пищей демонов. Как могут считаться после этого православными те, кто сочувствуют или восторгаются деятельностью богохульников?

Староверы, отцеживая комара обрядовых отличий, поглощают верблюда ереси. Они утратили священство и после этого занялись «самоделками». Одни из них — «беспоповцы» стали обычными сектантами, со всеми особенностями протестантских сект — бесконечным дроблением, институтом наставников, включая «женское священство», введённое в старообрядчество на два столетия раньше, чем в самых радикальных сектах Европы; отвержением необходимости всех Таинств, кроме Крещения, хулой на таинство Брака. Другие — «поповцы» попытались создать самочинное священство, воруя у Церкви запрещённых в служении или лишённых сана священников. Спустя 185 лет после начала раскола часть «поповцев» за деньги сманила греческого митрополита Амвросия, который единолично (вопреки 1 правилу св. апостолов) рукоположил им «епископов». Так возникло Белокриницкое согласие, а другие «поповцы» получили иерархию от обновленцев (Новозыбковское согласие). Какое это Древнее Православие? Разве Сергий Радонежский был трибожником? Разве он отвергал св. Причастие? Разве русские святые утверждали, что только в России сохранилась вера? Нет.

В XX веке архивные исследования подтвердили то, о чём говорили противораскольнические полемисты XVII—XVIII вв. На самом деле старообрядческий раскол обязан своим существованием еретической деятельности манихея Капитона, хулившего материальный мир и осуждавшего историческую Церковь. Именно идеи Капитона и подвигли первых расколоучителей на бунт против Церкви.

Да и сейчас разве не появляются вновь в церквах идеи Капитона о «духовном антихристе», о «духовной печати антихриста» (староверы находили антихристову печать в двуперстии, четырёхконечном кресте, паспорте, новых деньгах, переписи и многом другом).

Миф второй. Все старообрядцы были патриотами России

Среди патриотов почему-то принято восхищаться бытом старообрядцев, их крепким хозяйством и якобы образцовой нравственностью, которая будто бы должна стать примером для современных граждан России. Но перед тем как восхищаться, надо всё же задуматься: почему староверием восхищаются не только патриоты, но и явно враждебные исторической России силы.

Утверждение о прирождённом патриотизме старообрядцев верно с точностью до наоборот. С начала раскола страну сотрясает ряд страшных восстаний, почему-то называемых классовыми, хотя на самом деле это были классические религиозные войны, такие же как в Западной Европе. Староверами было инспирировано восстание Стеньки Разина, который убивал священников и грабил храмы под руководством раскольников. Но часто забывают, что он убил святителя Иосифа Астраханского. Неслучайно Разин, вместе с Пугачёвым, были преданы Церковью анафеме.

Огромную роль сыграли старообрядцы в Пугачёском бунте. Они финансировали восстание и активно участвовали в боевых действиях. Неслучайно Пугачёв, захватив город, первым делом уничтожал антиминсы в храмах.

Можно назвать и другие восстания, инспирированные раскольниками, — это Булавинское восстание (1707−1709 гг.), Московский холерный бунт (1771 г.) и многие другие, начиная со знаменитого Соловецкого сидения.

Колоссальную роль сыграл старообрядческий капитал и в подготовке Русской Революции. Известно, что финансирование боевиков осуществляли не только еврейские банки, но и старообрядцы (например, Морозовы, Рябушинские). Да и к отречению от престола Государя принудил старовер А.И. Гучков.

Во всех войнах, которые вела Россия начиная с XVII века, старообрядцы старались выступить против нашей страны. Некрасовцы воевали на стороне исламской Турции. Во время горской войны множество старообрядцев из казаков перешли на сторону Шамиля и даже составили особое подразделение его армии.

В 1812 году только старообрядцы поддержали Наполеона, и их представители преподнесли ему ключи от города Москвы. Старообрядцы помогали Наполеону печатать фальшивые деньги. Взамен он дал им право грабить московские храмы — многие старинные иконы были похищены из церквей и переместились к раскольникам.

Староверы сотрудничали с враждебной России католической Австро-Венгрией, где и находился один из главных центров староверия — Белая Криница.

Миф третий. Старообрядцы всегда стремились к укреплению моральных устоев общества

Но и с личным благочестием у староверов было не всё так замечательно, как многие думают. Да, внешний быт у староверов поражает своей обрядовой цельностью: все дела делаются с молитвой, строго сохраняются все старые народные обычаи… Даже те, которые сохранять совсем не надо. Неслучайно этнологи, желающие изучить языческие пережитки, едут именно в старообрядческие районы. Дело в том, что там, где было сильно влияние т. н. «никонианской» Церкви (например, в Москве и Подмосковье), почти не осталось ничего связанного с древним демонопоклонством. А в староверческих деревнях вплоть до революции был нормой блуд в день Ивана Купалы, гадания и прочие богопротивные деяния. И это неслучайно! В корнях раскола таилась древняя ересь манихейства, поддерживавшего любой разврат.

Именно оттуда возникла страшная язва самосожжения и самоуморения. Страшный, непрощаемый грех самоубийства был объявлен Аввакумом «самовольным мученичеством». В кострах конца XVII — начала XVIII века погибло более 20 000 человек! Неслучайно миссионеры сообщали, что над гарями видели бесов, кричавших: «наши, наши есте!» До сих пор апологеты староверия утверждают, что таким образом староверы «спасались» от насилия православных. При этом игнорируются свидетельства очевидцев (как православных, так и раскольников), что идеологи самосожжения убегали из горящих изб, прихватив с собой имущество несчастных.

Что касается крепких староверческих семей, — то, ведь именно староверы впервые выступили против церковного брака. Ещё Аввакум называл венчавшихся в церкви прелюбодеями. Его последователи утверждали, что лучше блудить, чем повенчаться. И делали это староверы весьма охотно. Неслучайно у «беспоповцев» возникла проблема — что делать с «новоженами». Одни выступали за полное безбрачие, другие накладывали на них епитимии. Наконец, среди федосеевцев фиксировались страшные случаи детоубийства, когда ребёнка топили в купели («чтобы праведником был»).

Как православным относиться к расколу?

Думаю, что всего вышесказанного достаточно, чтобы мы береглись раскола.

Не надо обольщаться мнимыми подвигами и строгой жизнью тех, кто пребывает вне Церкви. Спасение наше — не в обряде, а в Боге, и приводит нас к Нему не строгое следование обрядам, а православная вера, действующая любовью. Хорошо молиться по новым книгам, нет греха и в молитвах по старым, лишь бы не было среди нас разделения, но чтобы были мы соединены в одном Духе и в одних мыслях (1 Кор. 1, 10).

Одно является непрощаемым злом, которое не смывается и мученической кровью — это грех раскола, разрывающего нешвенный хитон Христов. Будем беречься его, призывать живущих раскольников к примирению с Богом и Церковью, а на примере умерших расколоучителей остережёмся страшного греха гордыни, увлекающего в сатанинскую бездну.

http://www.russdom.ru/2007/20 0704i/20 070 432.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru