Русская линия
Московский комсомолец Марк Дейч13.04.2007 

Приблудный «Паджеро»
или Дело Евгения Ищенко: запуганные свидетели и сгоревшая церковь

До чего же богата талантами русская провинция! Только последний сноб может всерьез считать, что неожиданные идеи, креатив, тонкая интрига — это порождение столичных «промывателей мозгов». Ничего похожего! Есть в глубинке свои Лойолы, Макиавелли и даже Торквемады. Изощренность у них поистине фантастическая. Одно плохо — несерьезное отношение к делу. В особенности среди так называемых «силовиков». То бишь господ прокуроров, следователей и судей. Скажем, чтобы получить нужные показания, кормящую мать допрашивают с пристрастием в течение четырех часов; из зала суда взашей выгоняют священника; а такая мелочь, как безосновательное содержание в СИЗО, считается рядовым явлением. Молодцы, слов нет! Только одна деталь все портит — непрофессионализм. Гениальные решения, выполненные спустя рукава, полностью искажают картину и нарушают творческий замысел.

О чем я? О деле волгоградского мэра Евгения Ищенко. Все идет к тому, чтобы именно оно стало наглядным пособием на тему «как нельзя фабриковать уголовные дела». Потому что — откровенная халтура. Без души подошли к процессу господа прокуроры, следователи и судьи. В особенности в части информационного сопровождения. Говорят, что прокуратура Волгоградской области активно распространяет слух, будто дело Ищенко — это «заказ Кремля» и «месть Кремля». За что Кремль «мстит» Ищенко? А за то, что тот ни много ни мало «отхватил кусок ЮКОСа».

Вот оно как!

* * *

В Генеральную прокуратуру поступила жалоба от волгоградского адвоката Ларисы Эмир-Суиновой. Женщина рассказала, как в здании волгоградской прокуратуры на нее напали трое неизвестных, затащили в кабинет следователя Никандрова и в течение двух с половиной часов в буквальном смысле выбивали свидетельские показания. В результате активных следственных действий Эмир-Суинову увезли на «скорой» с давлением 180/100. Следователь Никандров отказался принести извинения избитой женщине, потому что, по его словам, опирался на «документ» — разрешение на допрос адвоката в качестве свидетеля, подписанное судьей Алтуховым. Кстати, «трое неизвестных», осуществившие «привод» свидетеля в кабинет Никандрова, оказались сотрудниками местного ФСБ.

Дело здесь не только в откровенно хамских действиях господ чекистов и следователя. Согласно российскому законодательству, допрос адвоката допустим, если адвокат подозревается в совершении преступления. В качестве свидетеля допрашивать адвоката нельзя — поскольку есть такое понятие, как адвокатская тайна. Это значит, что судья Алтухов своим разрешением нарушил закон. Как и следователь Никандров.

Вы спросите — к чему нам еще один свежий скандал волгоградского розлива? Но позвольте: ведь главные его участники — лица, хорошо знакомые нам по делу волгоградского мэра Евгения Ищенко. Ну, кроме г-жи Эмир-Суиновой: она-то как раз никаким боком к этому громкому делу не причастна. А вот г-н Никандров — тот самый чудо-следователь, что ведет дело Ищенко. Г-н Алтухов — тот самый чудо-судья, который принимает решения по делу Ищенко. Есть еще и третий чудо-участник — зампрокурора области г-н Музраев, но о нем позже.

Какой-то злой рок преследует этих господ в последнее время.

«Кройка и шитье» уголовных дел явно не ладятся…

* * *

Мэра Волгограда Евгения Ищенко смело можно назвать представителем перестроечного поколения. Родился в 1972 году в типичной советской семье: отец — полковник милиции, мать — инженер-технолог. Поступил в физико-математический интернат при МГУ, потом на физфак. Кстати, крупных бизнесменов среди выпускников колмогоровского интерната конца 1980-х годов больше, чем физиков и математиков.

В начале перестройки Ищенко строил курятники, потом торговал валютой, а через несколько лет вместе с бывшими сокурсниками Андреем Мельниченко и Михаилом Кузнецовым уже владел МДМ-банком. В середине 1990-х годов (ему тогда не было еще 25 лет) стал миллионером; к 2000 году его состояние по весьма приблизительным подсчетам составляло 200 миллионов долларов.

В 1995 году Ищенко пошел в политику: дважды избирался депутатом Госдумы от Волгоградской области. В сентябре 2003 года выиграл выборы мэра Волгограда; крупные вложения в предвыборную кампанию (по слухам, около двух миллионов долларов) принесли ему 39% голосов. Решение Ищенко уйти из большого бизнеса и большой политики, которая, конечно же, делается только в столице, вызвало нескрываемое удивление: деньги в таком регионе, как Волгоград, приумножить трудно. В декларируемые намерения — «реформы для родного города» — не верил никто.

Волгоград считается частью «красного пояса», что, кстати, неудивительно: крупнейший центр тяжелой промышленности с несколькими заводами-гигантами в ходе перестроечного процесса довольно быстро превратился в дотационный регион с большим количеством безработных. Основой благосостояния элиты стал передел государственной собственности. В течение многих лет Волгоградская область по числу банкротств опережала даже Московскую и Ленинградскую; по оценкам экспертов, как минимум треть этих банкротств подходила под определение «заказных».

На протяжении 90-х годов в городе и области полным ходом шла приватизация муниципальной собственности: рынков, домов быта, гостиниц, кафе и кладбищ. В итоге сформировалась влиятельная группа лавочников-рантье, плотно сращенная, с одной стороны, с криминальным миром, обеспечивавшим силовую поддержку захватов, а с другой — с работниками правоохранительных органов, которые обеспечивали прикрытие.

* * *

Новый мэр начал активно возвращать в городскую собственность незаконно приватизированные объекты. Получил от городской Думы согласие на включение в состав Волгограда поселков, где расположено одно из предприятий «Лукойла». В результате в городской черте оказались три крупнейших предприятия области, в том числе нефтеперерабатывающий завод «Лукойл-Волгоград-нефтепереработка». До этого завод платил налоги по ставке сельской местности: в 3 раза меньше, чем в городе. Ищенко отстоял свою позицию в Верховном суде РФ. Абсолютно так же действовала в Омской области «Сибнефть» — там предприятия нефтяного гиганта, расположенного в городе, были юридически зарегистрированы в области. В конце 90-х ту же процедуру, что Евгений Ищенко, попытался провести омский градоначальник Валерий Рощупкин — заставить «Сибнефть» платить налоги в городе. После беспрецедентного давления со стороны областных властей был вынужден покинуть мэрское кресло и уехать из города.

Ищенко уехать не успел. Или не захотел.

Еще одним проектом, вызвавшим недовольство волгоградской бизнес-элиты, стало развитие дешевой торговой сети «Пятерочка». Недорогие магазины быстро завоевали популярность. А значит, деньги, которые раньше оседали на рынках, теперь пошли, что называется, «мимо кассы».

За два с половиной года пребывания на посту мэра Ищенко увеличил городской бюджет в три раза. Но — вступил в открытый конфликт с верхушкой местной власти: губернатор Максюта не был заинтересован в уходе «Лукойла» из области, а среди сотрудников «Лукойла» — по чистой, понятное дело, случайности — оказались сын, дочь и зять губернатора.

Недоброжелателей у Ищенко оказалось немало. Они, как водится, сгруппировались и весьма тщательно разработали кампанию по «выдавливанию» мэра. Сначала Евгению Ищенко намекнули: неплохо бы покинуть пост. Говорят даже, вполне «цивилизованно» предложили два варианта ухода: по-хорошему — в обмен на неприкосновенность, личную и бизнеса, и по-плохому — без уточнений. В ответ Ищенко выступил с публичным заявлением на местном ТВ.

30 мая 2006 года Евгений Ищенко был задержан.

* * *

Волгоградскому мэру предъявили традиционные обвинения: злоупотребление должностными полномочиями, незаконное участие в предпринимательской деятельности, превышение должностных полномочий. Но вот что особенно любопытно: основными действующими силами процесса оказались местная прокуратура и УФСБ, а МВД осталось в стороне. С самого начала была предпринята попытка придать делу «политический характер». Средствам массовой информации ясно дали понять — арест Ищенко санкционирован центром.

Своевременные «утечки информации» из следственных органов рисовали внушительные картины намерений мэра взять город под вооруженный контроль или ускользнуть от правосудия на собственной яхте (самолете) на принадлежащий ему остров на Мальдивах. С точки зрения здравого смысла — бред, конечно, но когда, скажите, заказное правосудие руководствовалось здравым смыслом? Чтобы мэр не сбежал на Мальдивы (на яхте по Волге), ему избрали наиболее жесткую меру пресечения — содержание под стражей.

Еще одним — наиболее адекватным — мотивом такого решения было предположение о том, что мэр, мол, может оказывать влияние на свидетелей. Но Ищенко добровольно снял с себя мэрские полномочия, и эта единственная обоснованная причина держать его под арестом отпала. Тем не менее суд отказался изменить ему меру пресечения.

* * *

Началось следствие с уголовного дела в отношении «ВгКС» — предприятия «Волгоградские городские коммунальные сети».
«Коммунальные сети», по мнению следствия, представляли собой большую «прачечную»: заключая договоры на фирмы-однодневки, «ВгКС» отмыли 50 млн руб. Но как только из этого дела выделили материалы, связанные с мэром, скандал почему-то затих. Видимо, потому, что основная цель была достигнута: это уголовное дело дало возможность провести у мэра обыски. Именно так «нашлись» документы (их никто никогда не прятал) о пресловутой «Пятерочке» и возникло обвинение в незаконном участии Ищенко в предпринимательской деятельности.

Это обвинение — главное. Суть его в том, что мэр, используя служебное положение, будто бы лоббировал интересы собственного бизнеса — торговой сети магазинов «Пятерочка».

Партнерское соглашение между мэром Ищенко и местным банкиром Дмитрием Синюковым о создании компании «Тамерлан» для продвижения торговой марки «Пятерочка» действительно существует. Но есть нюанс: оно заключено еще до вступления Ищенко в должность главы города. Кроме того, Ищенко никогда не состоял в органах управления сети и не имел отношения к деятельности «Пятерочки» и «Тамерлана». Причем юридического значения документ о партнерстве не имеет — это всего лишь соглашение о намерениях.

По мнению следствия, исходя из интересов «своей» сети, Ищенко отказывал в аренде помещений прочим бизнесменам. Первые дыры следствия обнаружились именно в этих пунктах.

Сначала представитель одного такого «потерпевшего» — ООО «Ман» — г-н Бадеев слегка ошибся в подсчетах. В ходе допроса он заявил: после избрания Ищенко мэром не было построено ни одного магазина «Ман», поскольку, мол, вся земля Волгограда ушла под «Пятерочки». Но оказалось, что с 2003 г. «Ман» построил столько же магазинов, сколько и до избрания мэром Евгения Ищенко.

Еще один потерпевший — г-н Храмов, директор ООО «Ларос», — обвинил мэра в «самозахвате» земли. По его словам, строительство «Пятерочки» началось на том участке земли, который вроде бы принадлежал ООО «Ларос». Однако в суде выяснилось, что у Храмова нет ни единого документа, подтверждающего право собственности на этот кусок земли.

Шесть потерпевших по делу Ищенко отказались предъявлять мэру иски о материальном ущербе. А потом и вовсе отказались признать себя потерпевшими.

Об этом я уже писал — не так давно, кстати. Казалось бы, отсутствие свидетельских показаний — веская причина для того, чтобы прекратить уголовное преследование. Или (как минимум) изменить меру пресечения. Но господа Никандров, Музраев и Алтухов, судя по всему, решили все же добиться нужных свидетельских показаний.

* * *

Вот несколько небезынтересных цитат.
«Прошу принять срочные меры по факту вопиющих незаконных действий зампрокурора Волгоградской области Музраева М.К. и следователя прокуратуры Волгоградской области Никандрова Д.В.

14 февраля 2007 года Музраев и Никандров с 14.45 до 18.45 допрашивали меня в качестве свидетеля, как я предполагаю, в отношении бывшего мэра Волгограда Ищенко Е. П….Допрос проводился без составления протокола в течение четырех часов. В ходе допроса на меня оказывалось сильное психологическое воздействие… угрозы возбуждения в отношении меня уголовного дела, задержания и помещения в камеру следственного изолятора.

Так как я являюсь кормящей матерью, я обратилась к следователям с просьбой отпустить меня на кормление грудного ребенка. Моя просьба была проигнорирована. Также было отказано в приглашении адвоката. Адвокат не был допущен в кабинет».

Это — заявление в вышестоящие правоохранительные органы от жительницы Волгограда Татьяны Коробкиной.

«Прошу принять срочные меры по факту нарушений закона следователем прокуратуры Волгоградской области Никандровым Д.В.

В настоящее время я нахожусь в декретном отпуске по уходу за 6-месячной дочерью, которая находится на грудном вскармливании. На протяжении двух дней 14−15 февраля 2007 года меня и мою семью терроризировали оперативные сотрудники прокуратуры Волгоградской области с целью моего незамедлительного допроса, как я полагаю, в связи с делом Ищенко Е.П. Никаких повесток на допрос не было представлено. На меня оказывалось сильное психологическое давление… угрозы привода и задержания.

На просьбу произвести допрос по месту моего жительства с учетом исключительных обстоятельств в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом следователь грубо ответил отказом, чем вынудил оставить грудного ребенка без материнского попечения».

Это — заявление от жительницы Волгограда Натальи Кауркиной.

Через несколько дней после этих «специфических» допросов в волгоградскую прокуратуру доставили еще одну молодую женщину, Светлану. Назвать свою фамилию она побоялась, сказала только, что работала в пресловутом «Тамерлане» кассиром. «Привод» осуществили по той же схеме: без какого-либо документа и с применением силы. В течение двух с половиной часов ее возили по городу в железном фургоне в двадцатиградусный мороз. Звонить кому бы то ни было или вызвать адвоката категорически запретили. В течение полутора суток следователь Никандров требовал от Светланы показаний против Евгения Ищенко. Все это время женщину не кормили и не поили. Адвокатов допустили только на следующий день — до этого защитников уверяли, что такой женщины в прокуратуре нет. Допрос велся так же, как и в предыдущих случаях, — без протокола. Когда Светлану наконец-то выпустили, она сразу же попала в больницу. Ее госпитализировали: причина заболевания, по мнению врачей, — сильное переохлаждение.

Она никуда не пишет — слишком напугана.

Интересные методы, не находите? Жаль, правда, не новые. Давление на свидетеля с использованием ребенка ярко продемонстрировано в знаменитом фильме «Семнадцать мгновений весны». Там, правда, нашелся гуманный немец, который прекратил издевательство. В прокуратуре Волгоградской области гуманистов, похоже, не держат.

* * *

Женщины в деле Ищенко вообще играют особую роль. По сообщению адвоката Павла Астахова, финансовый директор сети магазинов «Пятерочка» Татьяна Большакова также заявила суду, что следователи допрашивали ее некорректно. Иными словами, фразы о причастности Евгения Ищенко к деятельности магазинов «Пятерочка» были добавлены следователем во время пятичасового допроса. Несмотря на возражения свидетельницы, следователь настоял на том, чтобы в протоколе остались его формулировки — «…Ищенко являлся собственником бизнеса…» либо «…учредителем ООО „Тамерлан“ был Ищенко». Однако в зале суда Большакова под присягой показала, что ни то, ни другое не соответствует действительности.

Выяснилось, кстати, что Большакова вообще не встречалась с Ищенко и даже не была с ним знакома. По ее словам, проект «Пятерочка» до сих пор является убыточным, а утверждения о том, что магазинам предоставлялись муниципальные помещения по льготным условиям, не соответствуют действительности.

«По версии обвинения, магазины сети «Пятерочка» находились в лучших условиях благодаря покровительству мэра, — заявил адвокат Ищенко Павел Астахов. — Однако в ходе заседаний документально и свидетельскими показаниями подтвержден тот факт, что Евгений Ищенко не состоял в учредителях ни сети магазинов «Пятерочка», ни ООО «Тамерлан».

Вскоре после ареста Ищенко было возбуждено уголовное дело против его тещи, Елены Атт. За хищение полутора миллионов рублей ей дали два года тюрьмы.

Не зная подробностей, готов допустить, что вина г-жи Атт была в суде полностью доказана. Не буду подвергать сомнению и меру наказания — уж если это не удалось адвокатам, то мне не удастся и подавно. Но вот ведь какая история: в том же суде за хищение 150 миллионов рублей по делу Волгоградских коммунальных систем обвиняемые получили… по три года условно. Председатель Волгоградского областного суда Михаил Коротков в интервью местной газете «Горожанин» (2007, N9) прямо сказал о том, что судья оправдывал свое решение по делу Елены Атт оказанным на него давлением. В течение последнего месяца в средствах массовой информации вновь и вновь возникают слухи о повторном аресте Елены Атт и возбуждении против нее нового уголовного дела…

* * *

В ночь на 28 января 2007 года сгорел храм Святой Троицы в хуторе Вертячий, что под Волгоградом. Здесь последние несколько лет служил отец бывшего мэра Волгограда 66-летний иерей Петр Ищенко. Священнослужители храма Святой Троицы активно выступали в поддержку опального мэра. В связи с чем неоднократно получали письма и звонки с угрозами и требованиями «не лезть не в свое дело». За день до пожара угрожали по телефону непосредственно митрополиту Камышинскому и Волгоградскому Герману.

Большинство жителей Волгограда уверены: церковь сожгли.

Впервые митрополит Волгоградский и Камышинский Герман (Тимофеев) обратился с письмом к федеральным властям в Москве в середине августа 2006 года. Митрополит подчеркнул свое нежелание вмешиваться в дела мирской власти и объяснил причины, по которым церковь принимает участие в судьбе арестованного мэра:

«С Ищенко Е.П. я знаком около 12 лет….Он, будучи добрым христианином, всегда оказывал помощь Церкви. С его помощью была построена заново первая каменная церковь в городе — храм Иоанна Предтечи. Он принимал участие в строительстве церкви Сергия Радонежского, церкви Святителя Николая в Красной слободе, Свято-Троицкой церкви в хуторе Вертячий Волгоградской области. Он является ктитором Свято-Духова монастыря в Волгограде и помог в обустройстве епархиального детского дома, а также помогал детским домам и больницам, строил жилье для ветеранов войны».

В письме митрополит высказал убеждение в том, что провести объективное и беспристрастное следствие по делу Ищенко в Волгограде невозможно, и просил власти истребовать уголовное дело для дальнейшего расследования в столицу. А еще священнослужитель просил не лишать мэра свободы на время следствия и суда и предлагал считать его, митрополита Германа, поручителем за градоначальника.

После продолжительного молчания архиерей Волгоградской епархии был удостоен откровенной отписки областного советника юстиции. Дальнейшие события еще больше усугубили противостояние чиновной бюрократии и православной церкви.

* * *

ИЗ ДОСЬЕ «МК»

-26 сентября 2006 года с предварительного судебного слушания грубейшим образом выдворили митрополита Волгоградского и Камышинского Германа, общественного защитника Евгения Ищенко.

-29 сентября 2006 года судья Центрального районного суда Волгограда Лада Фомина, которая вела на предварительных слушаниях уголовное дело против мэра Волгограда, отказала митрополиту Герману в рассмотрении его ходатайства об изменении меры пресечения Евгению Ищенко. Отказ в рассмотрении поручительства владыки и еще 800 горожан, выступивших в защиту мэра, судья мотивировала тем, что церковь в России отделена от государства.

(По закону, между прочим, с такой просьбой может обращаться к суду любой общественный деятель, являющийся гражданином России.)

-18 декабря 2006 года волгоградская милиция разогнала верующих, собравшихся возле часовни Александра Невского на молитвенное стояние в защиту Евгения Ищенко. Общественное мероприятие было организовано с благословения митрополита Германа. Разгон верующих случился впервые в России за последние 15 лет.

-20 января 2007 года в местных СМИ появилось письмо волгоградских коммунистов. Основные идеи эпистолы: «Стыдно должно быть!» и «Почем опиум для народа?». Коммунисты обратились с жалобой к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II. Действия волгоградского митрополита они назвали «недопустимыми» и настоятельно рекомендовали патриарху «урезонить» владыку.

-22 января 2007 года судья Центрального районного суда Волгограда г-н Алтухов, который в настоящее время ведет дело экс-мэра, отказал митрополиту в возможности навестить Евгения Ищенко в тюрьме, чтобы исповедовать и причастить заключенного.

* * *

Согласитесь: это уже не просто странно.

Что происходит в Волгограде? Триумфальный возврат «совка»? А как иначе назвать эту провинциальную фантасмагорию? Верующих ущемляют в правах на основании их религиозных убеждений. Им отказывают в том, в чем не имеют права отказать гражданам России. В связи с чем позвольте поинтересоваться: господа Никандров, Музраев и Алтухов — они вообще какого вероисповедания? Может быть, они — воинствующие атеисты? Тогда их позиция вполне понятна. Правда, нарушения Конституции это не оправдывает. А может быть, в соответствии с чиновничьей модой эти уважаемые господа время от времени посещают церковь, крестят детей, а то и постятся?..

Нельзя ли внести ясность, господа?

* * *

Нынешнее время — объединительное. Все объединяются. Даже те, кто еще недавно в чистом поле рядом бы не присел. Главное — чтоб было против кого.
В Волгоградской области объединяющим стало дело Ищенко. В дружной шеренге обвинителей мэра рука об руку идут единороссы, областная администрация, коммунисты и бандиты. «Если бы мэр не был так аполитичен, — говорит один из депутатов Волгоградского горсовета, г-н Васин, — все было бы по-другому».

Не в этом ли кроется объяснение дела Ищенко? Быть аполитичным, волком-одиночкой, не принадлежать ни к какой стае нельзя — затопчут. Ведь даже местному отделению «Единой России» член партии Ищенко заявил, что «не считает нужным» учитывать мнение ее членов «по вопросам управления городом».

Евгений Ищенко, несмотря на более чем сомнительную обвинительную базу, поручительство двенадцати депутатов Госдумы РФ и слабое здоровье, по-прежнему под стражей. После того как он подал жалобу в Страсбургский суд, его начали ежедневно выдергивать на допросы в областную прокуратуру. Все лето 2006 года, при +40, в наручниках и в раскаленном кузове, без воды и еды бывшего мэра по многу часов возили по городу…

Все попытки адвокатов Ищенко привлечь внимание властей предержащих к злоупотреблениям в этом процессе оканчивались неудачей. Прокуратура области между тем продолжает «творить легенду». Согласно последним «утечкам», некий злобный московский олигарх вовсю пытается «давить на следствие» и «развалить дело». Называется — шепотом — даже фамилия олигарха. Не стану упоминать его фамилию всуе. Но я бы на его месте обиделся: подобные предположения оскорбляют не только умственные способности миллионера, но и его деловую хватку. Это надо же — не суметь «развалить дело» в провинциальной прокуратуре почти за год… Позор для олигарха!

Адвокат Ищенко Павел Астахов давно обратил внимание на то, что его практически в открытую «пасут» в городе-герое на Волге. И даже вычислил кто: наружка местного ФСБ.

А вот судья Алтухов — вскоре после того, как он взялся за дело Ищенко, — ездит теперь на автомобиле «Мицубиси-Паджеро» с госномером А116АА34.

Нет, я вовсе не утверждаю, что г-н Алтухов купил эту машину. Ну действительно — откуда у простого российского судьи такие деньжищи? Может, теща подарила. Или кто из друзей дал покататься. А то, знаете, случаются иногда приблудные джипы. К примеру, просыпается судья поутру в своей квартире, а у него под окном новенький джип стоит. С ключами в замке зажигания. Приблудился. Не выбрасывать же.
Кстати: просыпается г-н Алтухов тоже не абы где. А в доме N33 по улице Циолковского. Построен этот дом совсем недавно, и не муниципальными властями, а неким ООО. Очень хороший дом: элитный, разноуровневый, с подземным паркингом и видом на Волгу. Стоимость квартир в этом доме (без отделки) — около полутора тысяч долларов за кв. метр.

Вы небось подумали, будто я пытаюсь в чем-то уличить г-на Алтухова? Да боже упаси! Просто радуюсь за судью. И где-то даже завидую. В том смысле, что такие замечательные блага — и за такую, извините, халтуру. Да и г-н следователь Никандров, и г-н зампрокурора Музраев тоже откровенно халтурят. Такая мощная троица (можно сказать — ОСО), и вот уж скоро год, как шьется дело Ищенко, а в результате — дырявая рогожка.

http://web.mk.ru/numbers/2677/article95118.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru