Русская линия
Православие.Ru Василиос Цаферис11.04.2007 

Монастырь Святого Креста в Иерусалиме. Часть 2

Часть 1

История монастыря в X—XVII вв.еках

Гонения на христиан прекратились в 1017 году. А вскоре было разрешено восстановить разрушенные церкви и монастыри, что и было сделано патриархом Иерусалимским при финансовой поддержке византийских императоров Михаила IV (1034−1041) и Константина IX Мономаха (1042−1054).

Пришедший в упадок монастырь Святого Креста с согласия Иерусалимского патриарха был отреставрирован Прохором, иберийским (грузинским) монахом с горы Афон на средства, выделенные царем Иберии Багратом III (980−1044). Это ознаменовало начало нового периода в истории обители — периода процветания, духовного и культурного возрождения, который, впрочем, закончился весьма драматичными событиями.

Работы по восстановлению монастыря были начаты до вступления крестоносцев в Иерусалим в 1099 году. Реставрации, проводимой Прохором, подлежал весь монастырский комплекс, но достоверно неизвестно, какие именно на территории монастыря были здания и как они выглядели в X веке, до того как монастырь был разрушен при халифе аль-Хакиме.

Однако несомненно, что исключительное внимание прежде всего было уделено восстановлению монастырской церкви. Мозаичные полы, которые были в разрушенной вандалами аль-Хакима церкви, заменили новыми, имитирующими византийские мозаичные полы VI века.

Сходные мозаики полов с аналогичным геометрическим орнаментом, растительными и животными мотивами обнаруживаются во многих церквях Святой Земли.

Неизвестно, была ли церковь внутри расписана самим Прохором или же ее стены были украшены изображениями святых, писанными в начале XII века игуменом Даниилом, знаменитым русским паломником по Святым местам, уже побывавшим здесь однажды несколькими годами ранее.

Ранняя роспись монастырской церкви не может быть датирована с большой точностью из-за более поздних записей, сделанных в XII веке при Шота Руставели, поверенном иберийской царицы Тамары, а также из-за поновлений росписей в середине XVII века. Сегодня мы можем видеть лишь фрагменты росписей, которые, однако, сохраняют темы и композицию росписей первоначальных.

Монастырь и церковь его тогда не просто восстанавливались после разрушения, но и перестраивались.

Монахи, населившие монастырь после восстановления, были греками и грузинами, многие из них пришли с Афона. Благодаря поддержке и финансовой помощи царей Иберии, главным образом Давида IV (1089−1125), иберийская община увеличивалась и процветала. Монастырь смог купить крестьянские земли, располагавшиеся вокруг него, и со временем монастырское хозяйство окрепло.

Правда, во время пребывания в Иерусалиме крестоносцев многие из монастырских земель были отобраны королем Балдуином IV (1173−1185), который передал право пользования чужой собственностью католическим монахам из храма Гроба Господня.

Настоящий расцвет монастыря Святого Креста начался после того, как крестоносцы оставили Иерусалим. В конце XII века, около 1185 года, во время правления в Иберии благоверной царицы Тамары, в Иерусалим прибыл поэт Шота Руставели, посланный иберийским двором с ответственной миссией — реорганизовать иберийскую братию Иерусалима и отремонтировать монастырь Святого Креста, пострадавший от крестоносцев в годы их пребывания в Святой Земле.

Попечением Руставели и на средства, привезенные им из Иберии, владения монастыря были восстановлены, его церковь и остальные здания отреставрированы. Число насельников монастыря значительно выросло. Среди монахов было много ученых, агиографов и людей широко образованных. Некоторые из них посвящали свое свободное время переписыванию манускриптов, в то время как большая часть — сочинению богословских трактатов. Их труды положили начало первой монастырской библиотеке, которая, постепенно обогащаясь новыми рукописями, стала одной из самых значительных библиотек Иерусалима.

Особое внимание Шота Руставели уделил поновлению внутреннего убранства монастырской церкви. Новые фрески были написаны, следуя первоначальному плану настенных росписей. Но фрески эти воспроизводили иконографический стиль афонских монастырей. Вполне вероятно, что иконописцы, расписывавшие церковь монастыря Святого Креста в Иерусалиме, побывали в этом главном центре православного монашества, находившегося в то время в высшей точке своего расцвета.

Среди росписей можно увидеть и портреты некоторых греческих античных философов и мудрецов: Платона, Сократа, Аристотеля, Хилона, Солона и Плутарха. Поэт Шота Руставели и сам изображен на первой колонне справа, между изображениями гимнографов Максима Исповедника и Иоанна Дамаскина.

Те росписи, что можно видеть в церкви сейчас, несмотря на то, что еще раз поновлялись в XVII веке, сохраняют первоначальные темы и во многом свою первоначальную композицию.

Процветание монастыря неожиданно прервалось на исходе XIII века, когда арабские налетчики, предводительствуемые Мелеком эль-Насиром Бен-Халауном, захватили монастырь Святого Креста и изгнали монахов, живших в нем. На какое-то время церковь была превращена в мечеть, а монастырь стал богословской школой для дервишей. Монастырь был восстановлен в правовом положении и возвращен его законным хозяевам в 1305 году, после вмешательства византийского императора Андроника II Палеолога (1281−1333).

После постигшего его бедствия монастырь был реорганизован. Монашеская иберийская община была устроена по образцу греческих православных общин Иерусалима того времени. Число братии увеличилось за счет прихода новыми монахов из Иберии, а монастырские владения были пополнены новыми пожертвованиями и приобретениями. Монастырь купил все окрестные земли, которые были засажены оливковыми деревьями и виноградниками, что обеспечило крепкую экономическую основу для содержания иберийской монашеской общины Иерусалима. Монастырское благосостояние позволило братии отремонтировать многие древние разрушенные монастыри, а также открыть новые обители, многие насельники которых были выходцами из Иберии и Греции.

Центром иберийской монашеской общины Иерусалима оставался монастырь Святого Креста. В силу ряда политических причин того времени и вследствие географической, этнической и языковой близости грузин и завоевателей-мамелюков, иберийская община Иерусалима имела значительный политический вес и влияние. В те годы иберийцы оказывали поддержку Святогробскому братству и существенную помощь Иерусалимской Православной Патриархии, с которой они тесно сотрудничали.

Период процветания монастыря длился с начала XIV до начала XVI века. Но в 1517 году Палестина перешла под власть турок.

В отличие от мамелюков, новые захватчики были не слишком расположены к иберийцам. В то время монастырь обнаруживает первые признаки упадка. Не только неблагоприятная политическая обстановка, но и внутренние разногласия и споры ослабили единство братии, что привело в конце концов к расформированию монастыря.

Признаки экономического ухудшения положения монастыря проявились сразу же.

Щедрая финансовая помощь, жалованная в течение минувших столетий правителями Иберии, была почти полностью прекращена или не доходила до монастыря. Число кредиторов росло, в то время как средства монастыря истощались. Монастырь вынужден был продать часть своих обширных владений. Земли и фермы перешли к арабским крестьянам. Многие иберийские монастыри, основанные в Иерусалиме, из-за финансовых затруднений были сданы в аренду разным христианским общинам, которые с течением времени присвоили их себе.

В начале XVII были предприняты попытки восстановить иберийскую общину и возвратить имущество монастырей. Но к тому времени долг общины достиг огромных размеров. Из монастырей иберийским оставался только монастырь Святого Креста, но и он находился в весьма плачевном состоянии.

Настоятелем Никифором, весьма энергичным и деятельным, в 1643 году была предпринята попытка реставрации церкви монастыря с восстановлением купола, алтаря и иконостаса. Настенные росписи церкви там, где имелись особенно сильные повреждения, были обновлены, был также написан ряд новых икон.

Однако спустя несколько лет после последней реставрации только небольшое число иберийских монахов оставалось в монастыре. Даже сам настоятель большую часть времени жил в Иберии.

Деньги, высланные из Иберии для оплаты долгов монастыря, были потеряны по пути, и монастырем завладели кредиторы.

В этих трудных обстоятельствах монастырю помогла Иерусалимская Православная Патриархия во главе с патриархом Досифеем (1669−1707): кредиторам были выплачены долги монастыря. По инициативе патриархии во всех православных странах, включая Иберию, начался сбор средств для монастыря.

Освобожденный от всех закладных монастырь перешел под юрисдикцию Иерусалимского Патриархата. Несколько иберийских монахов, все еще живших в Иерусалиме, перешли в братство Гроба Господня.

Так печально завершилась семивековая история иберийской монашеской обшины в Иерусалиме.

С XVIII века до наших дней

Иерусалимский патриарх Досифей восстановил монастырь Святого Креста вместе с другими иберийскими (грузинскими) монастырями, перешедшими в его юрисдикцию. Благодаря официальному эдикту султана, монастырь был сохранен как христианский, хотя начиная с XIV века мусульмане не раз заявляли, что монастырь принадлежит им, и требовали от властей соответствующих распоряжений.

Патриархия пришла к соглашению с властями по поводу прав собственности на земли, лежавшие вокруг монастыря Святого Креста, и строений ближайшей к монастырю деревни Малха. Существует письменное свидетельство того, что первоначально жители этой деревни, теперь предъявлявшие права на монастырские земли, были христианами из Иберии, то есть теми, кого иберийская община поселила в XIII веке в этих местах для ведения хозяйственных работ. Со временем эти крестьяне были обращены в ислам, а после расформирования обители стали претендовать на владение монастырскими землями. Вопрос был окончательно решен после выкупа всех этих земель Иерусалимской патриархией.

В течение всего XVIII и первой половины XIX века монастырь оставался действующим. В монастыре подвизалось относительно большое число монахов, несмотря на то, что их жизни, а также монастырскому имуществу постоянно угрожали мусульмане.

В 1848 году Русская Православная Церковь запросила разрешение Иерусалимского Патриархата об учреждении в монастыре Святого Креста Русской духовной миссии. Однако патриарх Афанасий еще до того принял решение превратить монастырь в богословскую школу.

В 1855 году начался новый расцвет монастыря. Ремонт и перестройка всего комплекса монастырских построек сделали его пригодным для новой роли, но при этом существенно изменился весь облик монастыря. Монашеские кельи были переделаны в лекционные помещения, трапезная была перестроена в соответствии с новыми требованиями, а для совершения ежедневных молитв была сооружена капелла, подобная капелле святого Иоанна Дамаскина. Библиотека пополнилась сотнями новых томов по различным отраслям знания, энциклопедиями, словарями и богословскими трудами. Она стала одной из крупнейших в то время библиотек в Палестине и одной из наиболее интересных: в ее собрании было большое количество древних манускриптов. Тогда же были достроены верхние три этажа основного здания и колокольня. Самое большое помещение в монастыре было переоборудовано под музей. Это был первый музей в Иерусалиме, где среди других экспонатов были выставлены многочисленные археологические находки и разнообразные памятники истории Палестины, а также чучела представителей фауны этого края.

Богословская школа действовала с небольшим перерывом на протяжении 53 лет — до 1908 годы, когда она была закрыта в связи с финансовыми трудностями патриархии. За это время она стала одной из самых знаменитых в мире. Из выступления главы школы на торжествах по поводу ее 50-летнего юбилея мы узнаем, что в 1905 году она насчитывала 485 действительных студентов и 94 аспиранта. Многие из ее выпускников занимали впоследствии высокие должности в Православных Церквях Востока и их духовное влияние было весьма значительно.

С закрытием богословской школы для монастыря Святого Креста снова наступил период упадка и безвестности. Многое десятилетия здесь не было других насельников, кроме настоятеля, который одновременно исполнял и обязанности монастырского сторожа.

Время, заброшенность и безвестность стали причиной того, что здания снаружи и внутри оказались серьезно повреждены, стены стали осыпаться, прекрасные полихромные мозаичные полы разрушались, замечательные настенные росписи постепенно исчезали.

Полное восстановление зданий, реставрация мозаичных полов и частичная консервация стенных росписей проводились Иерусалимской Патриархией в 1970—1973 годах. Это спасло многое из того, что еще можно было спасти, хотя значительная часть памятников и древностей монастыря, к сожалению, оказалась утраченной.

В настоящее время по решению покойного ныне патриарха Диодора I монастырь, церковь и остатки когда-то богатых владений обители стали доступны публике и служат приходским музеем, который рассказывает посетителям, независимо от их религиозных убеждений, прекрасную и грустную повесть о некоторых страницах истории христианства в Палестине.

Перевод с англ. Евдокии Поздняковой

http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=344&did=2014


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru