Русская линия
Агентство национальных новостей Лиза Дорон06.04.2007 

Храм Гроба Господня в Иерусалиме: земные проблемы

Главная христианская святыня — Храм Гроба Господня в Иерусалиме — не только место паломничества и поклонения христиан всего мира. Храм, через который ежедневно проходят сотни и сотни людей, является строением, требующим постоянного поддержания и ремонта. Но, в поделенном между несколькими конфессиями сооружении, проблемой становится даже постройка… туалета.

Тысячи паломников устремляются ежегодно в Святую землю, чтобы посетить места, где ступала нога Спасителя и, конечно же, главную святыню христиан — Храм Гроба Господня. Не меньшее количество туристов, приезжающих в Израиль, не представляют себе посещения этой страны без прохождения по Крестному пути и восхождения на Голгофу. И вовсе не задумываются они, освящая крестики и иконки, ставя свечки и удивляясь разнородности архитектурного и внутреннего убранства Храма, по чьей именно территории они передвигаются в данный момент.

Между тем, территория эта строго поделена между шестью конфессиями: греко-православной, римско-католической, армянской, коптской, эфиопской и сирийской.

Произошло это в 1852 году, когда в период правления турок был подписан и закреплен так называемый «статус кво», четко разграничивающий территорию Храма между шестью христианскими конфессиями. Общими являются лишь часть при входе, где установлен камень Помазания и непосредственно Кувуклия, что по-гречески обозначает «ложе». В русской традиции это место называют Часовней или Гробницей.

Сам Храм Воскресения был воздвигнут в 326 году при Императоре Константине I Великом на месте завершения земного пути Иисуса Христа. Обнаружила это место мать Императора Елена. С ее помощью был найден и Крест, на котором распяли Иисуса. В честь этого события Православная Церковь отмечает праздник Воздвижения Креста Господня. Существует легенда, согласно которой Еленой было найдено три креста. Для установления подлинности того, на котором принял страдания Спаситель, каждый из них был приложен к покойнику проходящей мимо похоронной процессии. При прикосновении подлинного Креста свершилось чудо воскрешения. На святом для христиан месте в ту пору стоял языческий Храм Венеры, который и снес Император Константин, дабы воздвигнуть Храм Воскресения.

За свою многовековую историю Храм Гроба Господня неоднократно переходил из рук в руки различных конфессий и мусульманских правителей, разрушался и восстанавливался снова. Сейчас Храм не напоминает первоначальную постройку, которая была основательно разрушена еще в VII веке во время нашествия персов. Только в 1130—1149 годах, когда Иерусалим стал столицей христианского государства крестоносцев, Храм был вновь отстроен. В 1927 году он сильно пострадал при землетрясении, но был быстро восстановлен.

Посетив Храм гроба Господня в Вербное воскресение, мне удалось побеседовать с представителями разных конфессий. К сожалению, даже при соблюдении статус-кво претензии друг к другу имеются у каждой Церкви, а точки зрения на насущные потребности Храма и решение различных проблем зачастую прямо противоположны.

Сама Часовня находится в плачевном состоянии. Металлический каркас, подпирающий Гробницу, предотвращает ее от разрушения, но никак не украшает. Часовня требует капитального ремонта и даже частичной перестройки. Но этому противятся греки. После пожара 1809 в году, нанесшего колоссальный ущерб Святыне, именно греки восстановили Кувуклию. С тех пор все надписи на ней сделаны исключительно на греческом языке, а доступ паломников и туристов к Гробу Господню регулируют только представители Греко-православной церкви. Замечу, что в беседе с греческим служителем Храма, им неоднократно подчеркивалось, что Русская православная церковь не имеет в Храме своего придела и является частью Греческой епархии. Между тем, русское присутствие здесь ощущается повсеместно — это и многочисленные иконы и лампады, переданные в дар русскими царями, и даже изображения российского двуглавого орла.

Представитель католической церкви объяснил мне нежелание греков реставрировать Часовню тем, что Греко-православная церковь боится утратить свое особое положение в принадлежащей всем конфессиям Кувуклие. Ведь при реставрации католики и армяне потребуют восстановления на гробнице надписей на латыни и армянском языках. Не исключено, что могут появиться и надписи на русском (с песнопениями русских паломников во время службы на великом и могучем грекам уже пришлось смириться).

Однако вернемся к бытовым проблемам Храма, где, согласно статусу-кво, ни один гвоздь не может быть вбит без общего согласия всех присутствующих здесь конфессий. А помимо видимого глазу обветшания, существует и такая прозаичная вещь как канализационная система. Летом прошлого года внутри Храма появился устойчивый запах нечистот, с которым удалось справиться путем мелких ремонтных работ, но проблема этим не решена. Необходимо построить новый общий туалет, но и его строительство зашло в тупик. На этот раз противятся армяне. Представитель этой церкви сначала объяснил мне такое противостояние наличием туалета на их собственной территории, а, следовательно, отсутствием личной заинтересованности. Но при дальнейшем разговоре стало ясно, насколько споры и претензии идеологические, территориальные и бытовые переплетены в один клубок.

Конфликт греков и армян зиждется на праве получения Благодатного огня, снисходящего накануне Пасхи сначала на Гроб Господень, а затем и на весь Храм. Замечу, что католики не участвуют в этом конфликте по причине непризнания Чуда Благодатного огня, а копты, сирийцы и эфиопы не допущены к служению литургий внутри Гробницы, согласно тому же статус-кво.

Схождение Благодатного огня — одно из главных таинств христианства. По традиции в Великую Субботу патриархи Греко-православной и Армянской апостольской церквей входят в Кувуклию. Греко-православный патриарх проходит в пещеру Гроба и молится о ниспослании огня. Патриарх армянской церкви остается в так называемом приделе Ангела, в его обязанности входит следить за тем, чтобы греко-православный патриарх не возжег огонь при помощи природных средств. Затем, когда огонь загорается, греческий патриарх выносит горящую лампаду, от которой армянский патриарх зажигает свечи (связки из 33-х свечей по количеству лет земной жизни Христа), оба священнослужителя выходят к верующим, ждущим их в Храме.

Но три года назад греко-православный патриарх Ириней Первый объявил, что он один будет присутствовать при возгорании огня, а армяне должны будут зажечь свою лампаду от греческой. Формальный повод тот, что от апостольской церкви в церемонии должен был присутствовать не патриарх, как это бывает обычно, а заменяющий его священнослужитель. Греческие монахи, сопровождавшие патриарха в процессии, попытались пресечь вход в часовню армянского священнослужителя отца Баграта. У врат грота произошла откровенная драка, вмешаться в которую пришлось израильской полиции.

Эта история была рассказана мне представителем армянской церкви, у греков, естественно, существует своя версия. Интересно, что в любом конфликте «обиженная» сторона всегда находит и свои плюсы. Так, армянские представители подчеркнули, что их патриарх первым передает огонь верующим, тогда как греческий священнослужитель еще не успевает выйти из Часовни. Не берусь это комментировать, поскольку в описаниях всей церемонии указывается на то, что огонь передается в специальные отверстия, расположенные в приделе Ангела, одновременно: справа — для православных, слева — для армян.

Замечу лишь, что, таким образом, и житейская проблема со строительством туалета может быть средством давления на представителей противоположной стороны конфликта. Что же касается драк в Храме, то, к сожалению, и они, кажется, перестают быть явлением из ряда вон выходящим. В 2004 году клирики и монахи Иерусалимского патриархата совершали процессию в честь праздника Воздвижения креста. Когда процессия подошла к двери одной из часовен Храма, принадлежащей католической общине, католический монах отказался пропустить их на свою территорию, в результате чего началась драка. В бой вступили и католики, и православные, в потасовке пять человек получили серьезные ранения. В числе пострадавших оказались и несколько полицейских, разнимающих дерущихся. Тогдашний инцидент не обошелся и без арестов священнослужителей.

Не столь многочисленные представители сирийской, коптской и эфиопской церквей ведут себя более «скромно», но и у них есть обиды и претензии. Так, священник Коптской (египетской) церкви поведал мне историю о том, как эфиопы присвоили себе две исторически коптских часовни. Подтверждением тому, по его словам, являются изображения коптских крестов на стенах этих часовен. Эфиопы, как водится, категорически не согласились с этим обвинением. Сегодня коптам принадлежит в храме лишь крохотный придел, примыкающий вплотную к Гробнице с обратной стороны от входа. Но и в этом они видят свои преимущества. Коптский монах показал камень в углублении под алтарем, являющимся частью плиты Гроба, причем, его изголовья. Таким образом, свою территорию копты считают самой значимой в Храме.

Сирийский предел находится в небольшой пещере за гробницей и выглядит весьма заброшенным. Представителя же этой конфессии я так и не смогла найти.

Между тем, на повестке дня остро стоит вопрос пожарной безопасности. В Храме нет запасного выхода, и в случае пожара во время большого скопления людей даже страшно думать о возможных последствиях. Власти Израиля требуют строительства пожарного выхода, а для этого необходимо согласие всех шести конфессий. Переговоры ведутся с 1996 года, но по сей день не привели ни к каким результатам. В январе нынешнего года министр по делам Иерусалима Яаков Эдри заявил, что в случае срыва очередных переговоров правительство Израиля займется этим вопросом в одностороннем порядке. Слова Эдри вызвали бурную реакцию среди представителей христианских конфессий, хотя все они и согласны с необходимостью строительства пожарного выхода. На мое недоумение по этому поводу представитель армянской церкви только пожал плечами: А кто же позволит строить такой выход на своей территории?

— Но есть ведь и общая территория, — предположила я.

— Разве что купол, — последовал ответ.

А пока велись беседы с представителями конфессий о столь земных проблемах, в Храме одна за другой, в строго определенном порядке, шли службы и шествия с традиционными пальмовыми ветвями, напомню, было Вербное воскресение. Туристы фотографировали эти шествия и нервничали, когда с каждой литургией прекращался доступ в Гробницу. А свечки ставили во всех шести приделах, не вникая в конфессиональные конфликты.

И, наконец, еще один штрих. Стоя перед вратами Храма Гроба Господня, каждый увидит наверху приставленную на каменном выступе деревянную строительную лестницу. Фигурирует она и на всех фотографиях Храма. Эта невзрачная лестница и является наглядным «детищем» того самого статус-кво, при подписании которого она была забыта на этом месте. А изменить уже ничего нельзя, много раз за века она сгнивала и восстанавливалась, но стоять она здесь должна, потому что… статус-кво.

http://www.annews.ru/news/detail.php?ID=91 040


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru