Русская линия
Столетие.Ru Сергей Перевезенцев06.04.2007 

Удержавший Россию
Вера и слово патриарха Гермогена спасли Отечество

В конце XVI века Российское царство, казалось бы, достигло небывалых высот. Помимо политических и военных завоеваний, Россия стала полностью независимой и в духовном смысле — в 1589 году было учреждено Русское патриаршество. Таким образом, Русская Церковь стала полноправной автокефальной Церковью во Вселенской Православной Церкви. Но со смертью бездетного царя Федора Ивановича (его единственная дочь умерла в младенчестве) прервалась правящая династия Русского государства, возводившая себя к летописному Рюрику. Это поворотное событие стало предвестием небывалых потрясений для России.

Так начиналась Смута

После смерти царя Федора Ивановича был созван Земский собор, на котором 17 февраля 1598 года на царство избрали Бориса Федоровича Годунова. Однако уже у современников это избрание вызывало сомнения в правах Годунова на царский престол — его называли «незаконным» царем.

Позднее Годунова станут называть «несчастливым» царем, и все время его царствования нарекут «несчастливым». А ведь Борис Годунов был преисполнен самых высоких устремлений! Но всем замыслам Годунова помешало Смутное время. После летних заморозков и неурожая 1601 и 1602 годов в стране начался страшный трехлетний голод, во время которого погибло до трети всего населения. За голодом пришла эпидемия чумы. Русские города и земли наводнили разбойные ватаги, в которые сбивались разоренные и осиротевшие крестьяне. А в 1604 году России аукнулась таинственная смерть царевича Дмитрия Ивановича. До сих пор ведь так и неизвестно: то ли царевич случайно убил себя, играя в ножички, то ли он погиб по злой воле Бориса Годунова. Но в 1604 году в русские земли из-за польского рубежа началось вторжение армии авантюриста и самозванца, объявившего себя законным наследником московского престола царевичем Дмитрием Ивановичем и вошедшего в историю под именем Лжедмитрия I.

В сознании очень многих людей несчастья последних лет были истолкованы как следствие того, что во главе Российского государства стоит «незаконный» царь.

Верили и в то, что это Бог наказывает Россию за возведение на престол «незаконного» государя. Поэтому немалое число людей поверило в истинность царского происхождения самозванца — город за городом, крепость за крепостью присягали «законному царю Дмитрию Ивановичу». Авторитет Бориса Годунова как царя окончательно пал.

В самый разгар борьбы с появившимся самозванцем 13 апреля 1605 года Борис Годунов неожиданно скончался. Возможно, он был отравлен. Лишь два месяца с 14 апреля по 10 июня 1605 года на троне пробыл шестнадцатилетний сын Годунова — Федор Борисович. В результате заговора бояр Федор и его мать 10 июня 1605 года были задушены. Официально народу объявили, что Годуновы умерли, приняв «зелье». Началось Смутное время…

Смутное время — такое именование уже у современников получил период конца XVI — начала XVII веков. И подобное именование возникло не только потому, что в Российском государстве воцарилась политическая смута — разрушение общегосударственной власти, угроза потери национальной и религиозной независимости. Тяжелейшие потрясения, выпавшие на долю России в начале XVII столетия, значительным образом потрясли и самые основы всего русского духовного бытия. Во всяком случае, «брожение умов», потеря смысла жизни и исторической перспективы в народном сознании тоже стали одними из причин именования этого периода как Смутного времени, ибо смута властвовала в умах и душах людей. А растеряться было от чего. И самое главное — в общественном сознании понятие «царь» в той или иной степени утратило свою сакральность, свое религиозно-мистическое значение, а само царское звание стало доступным любому, кто захотел бы его получить.

Однако ничего в мире не происходит без того, чтобы человек не проявил свою свободную волю. И, естественно, в преодолении Смуты сыграли свою роль и земные поступки людей. Кто мог возглавить сопротивление врагу? Авторитет находящихся на престоле русских царей и многочисленных претендентов на русский престол был крайне низок. Никто из них не отвечал русскому представлению об истинном правителе.

В условиях полного разрушения Русского государства, потери значимости царской власти единственным авторитетом в народном мнении осталась Церковь, и, в первую очередь, патриарх Московский и всея Руси Гермоген.

Знаки судьбы

О времени и месте рождения будущего святейшего патриарха Московского и всея Руси Гермогена сохранились скудные и противоречивые сведения. Скорее всего, родился он около 1530 года. При крещении младенца нарекли Ермолаем. Место рождения точно неизвестно — кто-то считал, что святитель родился в Казани, другие говорили, что родом он с Дона. Столь же неясным остается его происхождение. Одни возводят его к боярам Шуйским, которые сами происходили из рода Рюриковичей. Другие связывают его с боярами Голицыными, восходящими к литовскому княжескому роду Гедиминовичей. А третьи были убеждены в том, что святитель Гермоген был незнатного происхождения — из донских казаков.

Первые точные сведения о будущем патриархе относятся к 1579 году. В то время Ермолаю исполнилось уже 50 лет, он жил в Казани и был приходским священником церкви Святителя Николая в Гостином Дворе. В том 1579 году с именем священника Ермолая оказалось связано одно из выдающихся чудес в русской истории — обретение чудотворной Казанской иконы Божией Матери.

В конце июня 1579 года, вскоре после пожара, уничтожившего половину Казани, девятилетней девочке Матрене Онучиной явилась во сне Пречистая Богородица. Божия Матерь повелела возвестить всем, что в земле, на месте сгоревшего дома Онучиных, хранится ее икона. Матрена сразу же рассказала об этом взрослым, но словам девочки поначалу не придали значения. Однако сон повторился еще дважды. Тогда Матрена со своей матерью сами откопали икону в развалинах сгоревшей печи. Вся православная Казань пришла в движение: зазвонили колокола, крестный ход к месту чудесного обретения иконы возглавил архиепископ Казанский Иеремия. А первым из священников, кто принял икону в свои руки, был отец Ермолай. Именно он показал икону собравшемуся народу и торжественно, во главе крестного хода, перенес ее в церковь Святителя Николая. И уже в ходе этого шествия свершились первые чудесные исцеления от иконы. После молебна икону перенесли в Казанский Благовещенский собор, а священнику Ермолаю было поручено следить за торжествами в честь обретения чудотворного образа. Вскоре Ермолай составил краткое «Сказание о явлении чудотворной иконы и о чудесах от нее», которое отослали в Москву к самому царю Ивану IV Васильевичу Грозному.

В 1587 году в Чудовом монастыре в Москве священник Ермолай принял монашество под именем Гермогена (в церковном написании — Ермоген).


Вскоре получил сан игумена, затем был возведен в архимандриты и стал настоятелем Казанского Спасо-Преображенского монастыря. 13 мая 1589 года Гермоген был возведен в сан митрополита Казанского и Астраханского.

А в Российском государстве на рубеже XVI—XVII вв.еков история шла своим страшным чередом… В 1605 году самозванец Лжедмитрий I воцарился на русском престоле.

Казанский митрополит Гермоген в то время был далеко от Москвы. Но после воцарения Лжедмитрия I его призвали в столицу — самозванец пожаловал Гермогену звание сенатора. Казалось бы, митрополит Гермоген был обласкан новым царем. Однако святителя не прельщала мирская слава, и он возвысил свой голос против самозванца. Более всего митрополита Гермогена возмущало открытое пренебрежение православной верой и православными обычаями, которое выказывали сам Лжедмитрий и его приближенные. Когда весной 1606 года Лжедмитрий венчался с полячкой Мариной Мнишек, святитель потребовал, чтобы Марина, которая была католичкой, приняла православие, ибо не может русский престол разделять с царем царица-католичка. В ответ Лжедмитрий повелел сослать митрополита в Казань и заключить в монастырь.

И неизвестно как бы сложилась судьба святителя Гермогена, если бы уже 17 мая 1606 года Лжедмитрия не свергли с престола восставшие москвичи. Он был убит возмущенной толпой.

Выбор патриарха

На Руси появился новый царь — Василий Иванович Шуйский. Василий Шуйский с большим уважением относился к митрополиту Гермогену. Во многом поэтому 3 июля 1606 года собор русских епископов возвел Гермогена в сан патриарха Московского и всея Руси.

Патриарх Гермоген понимал, что объединить в борьбе за одно дело можно только людей, единых духом и помыслами. Но между русскими людьми к тому времени накопилось слишком много обид и злобы. И для того, чтобы вернуть былое единство, нужно было сначала всем покаяться в своих грехах, очистить души от дурных мыслей и желаний, простить друг другу обиды. Потому патриарх Гермоген начал взывать к вере и совести русских православных людей. Но и делами своими он указывал России и всему народу главный путь к спасению от Смуты — покаяние.

Это всенародное покаяние началось с церковного прославления царевича Дмитрия. Летом 1606 года из Углича в Москву были перенесены и освящены останки царевича. А сам царевич, признанный святым, стал именоваться святым Димитрием, Угличским страстотерпцем.

И постепенно в сознании русского народа идея необходимости покаяния получает все большее распространение. Так, осенью 1606 года, когда к Москве подошли мятежные войска под руководством Ивана Болотникова, патриарх Гермоген установил всенародный шестидневный покаянный очистительный пост, во время которого проходили непрерывные богослужения. И чудо свершилось. В одной из летописей сообщается, что результатом покаяния стало заступничество Богородицы — ослепленное чудесным образом войско Болотникова было разбито и отброшено от Москвы.

20 февраля 1607 года в Успенском соборе Кремля святитель Гермоген совершил обряд «прощения» и разрешения всех православных христиан за измены и клятвопреступления, совершенные против Бориса Годунова и Лжедмитрия. Главная задача этого обряда состояла в том, чтобы, получив прощение за прошлые измены, народ впредь не нарушал крестного целования. И хотя после этого события брожения в народе не закончились, начало всенародному покаянию было положено.

Конечно, далеко не все и далеко не сразу возвращались в разум.

В 1607 году в России объявился новый самозванец — его стали называть Лжедмитрием II. И снова под его знамена встало много народа.

Более полутора лет продолжалось противостояние царя Василия Шуйского и нового самозванца, прозванного «Тушинском вором». Московские бояре начали метаться между царем Василием Шуйским и Лжедмитрием II — кого выбрать? кому подчиниться? И только патриарх Гермоген неколебимо стоял за законного царя. Он начал рассылать по всей стране грамоты, в которых призывал жителей городов и волостей не признавать власть новоявленного самозванца. Наконец, весной 1610 года лагерь самозванца был разгромлен. Сам Лжедмитрий II бежал.

Казалось бы, в государстве можно было навести порядок. Но тут в русские дела вмешались поляки. Польский король Сигизмунд во главе большого войска перешел русскую границу и осадил Смоленск. В июне 1610 года войска Василия Шуйского потерпели тяжелейшее поражение от поляков под селом Клушино. После этого польский отряд во главе с гетманом Жолкевским двинулся на Москву, а «Тушинский вор» с верными ему казаками вернулся и подошел к подмосковному селу Коломенскому. Это решило судьбу царя Василия Шуйского. Заговорщики свергли его с престола. Власть в Москве перешла в руки боярского правительства, состоящего из семи бояр. Потому и само правительство прозвали Семибоярщиной.

Бояре решили призвать на русский престол польского королевича Владислава. Патриарх Гермоген резко воспротивился такому решению, говоря, что русским царем должен стать человек «от корени российского рода». Патриарх призвал избрать царем юного боярина Михаила Федоровича Романова. Но московские бояре не стали слушать святителя. Сначала они вступили в переговоры с поляками, а потом вообще открыли ворота Москвы для отряда гетмана Жолкевского. Российская столица оказалась в руках интервентов.

Видя, что московские бояре ослеплены жаждой власти, патриарх Гермоген, дабы не ввергнуть страну в новую братоубийственную войну, согласился на то, чтобы русским царем стал польский королевич. Но одновременно он выставил ряд условий, которые резко ограничивали возможности Владислава по изменению духовного и политического строя России. Под Смоленск к королю Сигизмунду было направлено большое посольство. При этом в наказе к послам значилось, что Владислав должен креститься в православную веру, а посольство обязано твердо стоять на тех статьях, которые утвердили в Москве. Патриарх Гермоген отправил с посольством польскому королевичу грамоту, в которой просил того срочно принять православное вероисповедание.

Но Сигизмунд отказался исполнить условия договора. Более того, теперь он потребовал от послов, чтобы они признали русским царем его самого. Сторонники Сигизмунда в Москве всячески содействовали соглашению с польским королем на его условиях. Однако, будучи в Успенском соборе, патриарх Гермоген обратился к народу с речью, убеждая людей не присягать польскому королю, но встать на защиту веры и Отечества.

Знамя народного восстания

В этот период, видя беззаконное поведение поляков и стойкую позицию патриарха Гермогена, русские люди стали считать святейшего патриарха примером для подражания и символом народного сопротивления. Ведь в момент полного безвластия в государстве только Церковь сохраняла единство народа. И только имя патриарха Гермогена могло объединить самые различные слои русского общества. И потому святейший Гермоген стал знаменем народного восстания и духовным лидером народного ополчения.

Святейший патриарх оправдал народные чаяния. С декабря 1610 года он начал рассылать по всей России грамоты с призывом к народному сопротивлению засевшим в Кремле врагам: «Идти на Москву и страдать до смерти…». В этих грамотах святитель Гермоген освободил русский народ от присяги польскому королевичу Владиславу. Кроме того, патриарх распорядился, чтобы другие церковные архиереи составляли поучительные грамоты в полки и писали во все города от его имени, с призывом встать за веру православную.

И Россия услышала голос своего духовного наставника. Откликаясь на зов святейшего патриарха Гермогена, двинулись на великое земское дело рати из Рязани и Нижнего Новгорода, Ярославля и Костромы, Суздаля и Калуги. Под стенами Москвы встало народное войско — первое ополчение воеводы Прокопия Ляпунова.

Поляки понимали значение личности патриарха для русского народного сопротивления. В начале 1611 года его посадили под домашний арест на патриаршем подворье, а в марте 1611 года Гермогена свели с патриаршего престола и заточили на Кирилловом подворье в Московском Кремле.

Но во всех городах, поднявшихся на борьбу с врагом, Гермогена продолжали считать законным патриархом. А мучения, которые он претерпел от польских рук, только свидетельствовали об истинности его духовного подвига. Более того, в это время только патриарх Гермоген признавался восставшими городами высшей властью в стране.

Примеру святейшего патриарха последовала и вся Русская Церковь. Местные церковные иерархи возложили на себя обязанности представителей высшей центральной власти, начали деятельно участвовать в создании ополченских отрядов.

Конечно же, столь активная деятельность патриарха Гермогена вызвала ненависть поляков. Осенью 1611 года поляки и русские изменники потребовали, чтобы Гермоген послал в Нижний Новгород призыв не организовывать ополчение и не идти на Москву. Но святитель отказался подчиниться этим требованиям и, наоборот, благословил нижегородцев на подвиг спасения России. «Да будут благословенны те, которые идут на очищение Московского государства, а вы, окаянные московские изменники, будьте прокляты», — сказал он в ответ на очередные угрозы.

Тогда патриарха заточили в подземной тюрьме Чудова монастыря и стали морить голодом. 17 февраля 1612 года святитель умер голодной смертью.

Подвиг святейшего патриарха Гермогена был высоко оценен современниками и потомками. Его стали называть «непоколебимым столпом», удерживающим на себе своды «великой палаты» — России. Его начали величать «крепким адамантом», то есть алмазом православной веры, мучеником и великим страстотерпцем.

И семя народной борьбы за освобождение Российского государства, посеянное святейшим патриархом Гермогеном, уже вскоре дало свои плоды. Даже после смерти святитель продолжал стоять во главе русского народного ополчения. Второе ополчение, которое благословил патриарх Гермоген, под водительством князя Дмитрия Пожарского и «выборного человека» нижегородца Кузьмы Минина осенью 1612 года пришло под стены Москвы. В передовых полках находилась Казанская икона Божией Матери, ставшая небесной покровительницей и путеводительницей всего второго ополчения. 22 октября 1612 года, накануне решающего сражения с интервентами, засевшими в Москве, русское воинство три дня постилось и молило Богородицу о милости перед Казанской иконой. И победа, одержанная в этом сражении, была расценена как очередное свидетельство покровительства Божией Матери России. С тех пор Казанская икона Божией Матери приобрела общерусское значение.

26 октября 1612 года интервенты окончательно были изгнаны из Москвы. А 21 февраля 1613 года собранный со всей Русской земли Земский собор избрал на царство юного Михаила Федоровича Романова. Именно на него, как на будущего царя, указывал патриарх Гермоген еще в 1610 году.

Патриарха Гермогена погребли в Чудовом монастыре. В 1652 году при царе Алексее Михайловиче останки его были перенесены в Успенский собор. Где и покоятся доныне.

http://stoletie.ru/zodchiy/70 405 115 308.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru