Русская линия
АиФ Москва Константин Кудряшов05.04.2007 

Дорого яичко!

Люди с деловой хваткой давно взяли в сувенирный оборот главные праздники страны — Новый год и Рождество. К Пасхе приступать до поры осторожничали, оставив её на откуп производителям куличей и птицефермам.

КАКИЕ-ТО подвижки к бизнесу на сувенирных яйцах намечались ещё лет 15 назад. Но они больше напоминали дурной анекдот. Так, мне довелось видеть на тогдашнем весеннем Арбате ушлого художника, предлагающего аляповато расписанные деревянные яйцеобразные болванки. Одна из них чем-то неуловимо цепляла глаз — вроде всё как надо, но что-то не то… После пятиминутного разглядывания стало ясно, в чём дело. Художник, то ли от чрезмерного усердия, то ли по убогости своей, скопировал на пасхальное (!) яйцо один из самых ходовых видов Красной площади — на переднем плане Мавзолей Ленина, на заднем — Спасская башня со звездой…

Другое дело, что отход от традиционного русского православного пасхального яичка, крашенного в красно-бурый цвет луковой шелухой, произошёл ещё во времена Российской империи. Нет, легенду о Марии Магдалине и императоре Тиберии помнили крепко. Мол, император, выслушав от Марии историю о Воскресении, воскликнул: «Невозможно! Как невозможно, чтобы это белое яйцо стало красным!» Яйцо, разумеется, тут же покраснело, что и дало начало традиции обмениваться на Пасху именно красными яйцами. Но это оставалось для простого народа. А примерно с середины XVIII столетия — то ли под влиянием Запада, то ли по причине общей куртуазности высшего общества — стало принято на Пасху обмениваться не крашеными куриными, а сувенирными яйцами. Очень кстати подоспели и уральские разработки поделочных и полудрагоценных камней. А уж когда в Ростове Великом развернули производство своей знаменитой впоследствии финифти, рынок пасхальных яиц-сувениров поднялся в полный рост. И, конечно, банальную однотонную расцветку в этой продукции задвинули далеко. Религиозные сюжеты в росписи держали пальму первенства, но в спину им дышали нейтральные украшения, а потом, к концу XIX в., и вовсе достижения науки и техники — примером тому яйцо Фаберже «Сибирский поезд» с паровозом и вагончиками внутри.

Так что ничего особо страшного в нынешней ситуации нет. Может быть, за исключением того, что конкуренция в сфере пасхальных сувениров сейчас чудовищная. «Нашу продукцию пока что раскупают не ахти как, — делится художник Халга Поваева. — Мы, правда, делаем типично западные яйца в стиле кантри, с нейтральным орнаментом. Если бы не заказы от фирм, которые хотят порадовать партнёров сувенирным лаковым яичком со своим логотипом, было бы совсем плохо. А так — художник в день расписывает от 50 до 200 яиц, пару-тройку дней поработает — вот и вся продажа к празднику». В более дорогой категории дела обстоят немного иначе. «Пока говорить о новых направлениях в этой сфере рановато, — уверен Евгений, менеджер одного из элитных подарочных салонов. — Основной наш товар — точные копии дореволюционных сувенирных яиц. Здесь и Фаберже, и ростовская финифть… Преобладает, конечно, религиозная тематика. А в авторской лаковой миниатюре есть и фольклорные мотивы. Ну и не будем забывать про Гжель».

Представители РПЦ держатся того мнения, что «яйца разные нужны». «Традиция есть традиция, чем бы яйцо ни было украшено, — говорит руководитель пресс-службы Московской патриархии отец Владимир. — Конечно, появляющиеся сейчас пасхальные наборы „Гламур“ да и фирменные логотипы немного неуместны и говорят о том, что мы перестали всерьёз воспринимать символику. Но относиться к этому следует спокойно, может быть, с иронией. В конце концов, это праздничный подарок».

Наверное, это правильно. При желании можно украсить яйцо хоть авангардной беспредметной живописью. К тому же из-под неумелых рук иной раз выходят такие писанки, что куда там авангарду — сплошные разводы, рыжие с глубокой прозеленью. Главное, чтоб не «Чёрный квадрат».

http://moskva.aif.ru/issues/716/4101


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru