Русская линия
НГ-Религии Павел Круг05.04.2007 

Дело о виньетках
Почему в селе Боголюбово отказываются от российских паспортов?

Новость о том, что в селе Боголюбово Владимирской области местные жители отказываются от российских паспортов нового образца, украшенных двуглавым орлом, из-за якобы содержащегося в них «числа зверя», облетела средства массовой информации в начале марта. Сообщалось о полутора сотнях человек, не принявших новый паспорт «по религиозным соображениям» и живущих кто по старому советскому паспорту с серпом и молотом, кто по временному удостоверению личности, а кто — и вовсе без документов.

Чтобы разобраться в «боголюбовских страстях», корреспондент «НГР» отправился на место событий. Боголюбово — крупное село близ Владимира, всего два года назад имевшее статус поселка городского типа. Здесь расположен уникальный образец древнерусского церковного зодчества — храм Покрова на Нерли. Здесь же находится Свято-Боголюбский женский монастырь, где и родился слух о наличии в основном документе гражданина Российской Федерации «числа антихриста».

На территории монастыря многолюдно. Тут и монахини, и прихожане, и туристы. Старые монахини на мой вопрос о том, что же здесь происходит, отреагировали с недоверием: «Говорить о паспортах благословения от настоятельницы не было».

Между тем неподалеку от монастырского храма группа прихожан активно обсуждала проблемы, связанные с «числом зверя». «Мы из Воронежа сюда приехали, — говорила одна женщина. — От паспорта я отказалась, а без него билет не возьмешь. Пришлось добираться по удостоверению дочери». К теме «числа антихриста» в паспорте гражданина РФ корреспондент «НГР» смог вернуться в беседе с сестрой Антонией — секретарем настоятельницы Свято-Боголюбского монастыря.

— Мы не против новых документов вообще, — заявила она. — Но мы считаем, что паспорта нового образца в том виде, в котором нам их предлагают, оскорбляют наши религиозные чувства. Сейчас все насельницы монастыря отказались от новых паспортов. И те, кто к нам приходит, тоже отказываются.

— Вы заставляете их это делать?

— Нет, почему же. В России есть монастыри, которые, напротив, принимают послушников только с паспортами нового образца. Каждый имеет право выбора. Но мы говорим людям правду.

— Не беспокоит повышенное внимание прессы?

— Телевизионщиков мы в монастырь не пустили. Сейчас Великий пост. И вы лучше приезжайте после Пасхи — тогда можно будет поговорить по существу.

Подхожу к проблеме с другой стороны.

— Вас не смущает, что на старом советском паспорте изображен герб СССР с серпом и молотом — явно антихристианская символика?

— Советский паспорт нас, конечно, тоже не устраивает. Но из двух зол приходится выбирать меньшее.

Рассматриваю свой паспорт — где же здесь может заключаться оскорбление религиозных чувств? Оказывается, дело в орнаменте, обрамляющем номера страниц основного документа. «Посмотрите на эти виньетки, — подсказывает монахиня. — При компьютерном сканировании они отображаются как три шестерки».

Кроме этого насельницы Свято-Боголюбского монастыря усмотрели в причудливом узоре змея, пожирающего свой хвост, греческие буквы «альфа» и «омега», корону дьявола. В общем, полный набор ультраправославных мифологем, подкрепленных «авторитетными источниками», в первую очередь вырванными из контекста цитатами из Откровения Иоанна Богослова. Правда, в заявлении об отказе от паспорта нового образца, которое распространялось среди прихожан, ни о чем подобном речи не было. Для сотрудников МВД монахини аргументировали отказ от паспорта наличием в документе графы «личный код», а также отсутствием графы для указания национальности.

Последний вопрос к представительнице монастыря: как смотрит на все происходящее епархиальное начальство? Знакомы ли они с официальной позицией Священного Синода? «В епархии не высказываются ни за, ни против, — отвечает сестра Антония. — А Патриарх и члены Синода фактически являются государственными чиновниками. И в этом качестве они просто не могут говорить иначе. Мы же будем отстаивать свою позицию».

Возвращаюсь во Владимир. В стенах управления Владимиро-Суздальской епархии пустынно. Выясняется, что секретарь епархии игумен Иннокентий (Яковлев) в больнице и комментировать шумиху вокруг «числа зверя», обнаруженного в Боголюбове, некому. На стенде информации рядом с портретом Патриарха — подписанные им же предписания епархиальному духовенству повышать уровень своего богословского образования…

Понятно, почему в Боголюбове не боятся гнева епархиального начальства. Монастырь обладает достаточной независимостью как в духовных, так и в хозяйственных делах. В епархии скорее предпочтут переждать «волну умопомрачения», не связываясь с «мятежной» обителью, чем идти с ней на бесполезный конфликт.

Молчание епархии, правда, с лихвой компенсируется выступлениями в СМИ представителей Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата (ОВЦС МП). «Мне этих людей понять трудно, — заявил по поводу „боголюбовских страстей“ заместитель председателя ОВЦС МП протоиерей Всеволод Чаплин. — Увидеть в виньетках паспортов шестерки, змею, кусающую свой хвост, и короны Люцифера может только человек с больным воображением и с искаженным представлением о православной вере. Наверное, властям нужно договориться с людьми о приемлемой для них форме документа, который позволил бы удостовериться в том, что человек действительно тот, за кого он себя выдает, а это необходимо в любом государстве».

Боголюбовское «дело о виньетках» — далеко не первый и не последний пример явления, которое можно назвать «православной кодофобией». В частности, объектом недовольства некоторых верующих становятся индивидуальные налоговые номера (ИНН), в которых они усматривают все те же три шестерки. При этом как противники получения ИНН, так и их оппоненты любят ссылаться на постановление Священного Синода от 7 марта 2000 года. С одной стороны, в нем подчеркивалось, что «не следует бояться внешних символов и знаков, ведь никакое наваждение врага душ человеческих не способно превозмочь благодати Божией, изобилующей во Святой Церкви». С другой — Синод выразил обеспокоенность «отсутствием доступа граждан к информации о них, которая может содержаться в электронных хранилищах налоговых органов и других административно-финансовых учреждений, и возможностью использовать эту информацию во вред людям».

Известный православный проповедник дьякон Андрей Кураев в недавнем интервью «Сибирской православной газете» достаточно остроумно высказался по поводу «кодофобии». «Христианин имеет право прикоснуться к документу, на котором стоит даже заведомо антихристианская символика — тот же динарий кесаря или старые советские паспорта, — считает Кураев. — Но если в самой бытовой ситуации контролер автобуса скажет: „Я не продам тебе билет, пока ты не поцелуешь фотографию моей тещи в качестве истинной богини, спасительницы человечества“, — вот тогда я должен отказаться и пойти пешком… Раскол начинается не тогда, когда некий священник видит какую-то угрозу в этих номерах или протестует против них и даже призывает своих прихожан не брать их в руки. Это еще не раскол. Раскол начинается тогда, когда какой-нибудь проповедник начинает заявлять, что люди, придерживающиеся иной позиции, оказываются вне Церкви».

Так можно ли «дело о виньетках» считать закрытым?

http://religion.ng.ru/events/2007−04−04/1_delo.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru