Русская линия
НГ-Религии Станислав Минин04.04.2007 

Эхо трагедии
Церковь на месте бесланской школы может поссорить мусульман и православных

В конце прошлого месяца делегация Совета муфтиев России (СМР) во главе с его председателем муфтием Равилем Гайнутдином посетила Северный Кавказ. 23 марта, встречаясь во Владикавказе с руководством Республики Северная Осетия-Алания, глава СМР коснулся вопроса о строительстве мемориального комплекса на месте разрушенной в результате теракта школы N 1 в Беслане. Дело в том, что Русская Православная Церковь (РПЦ) планирует построить на месте школы православный храм, и глава местной епархии РПЦ епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан (Ашурков) утверждает, что это решение поддерживает большинство родственников погибших.

Равиль Гайнутдин с сожалением отметил, что в спортзале разрушенной школы делегация Совета муфтиев увидела крест, но не обнаружила полумесяца «в знак общего горя» православных и мусульман. «Это несправедливо по отношению к мусульманам», — подчеркнул муфтий. Мемориал на месте трагедии, по его мнению, не должен быть разделен по религиозному признаку. Примечательно, что отказываться от строительства церкви Гайнутдин не призывал, хотя некоторые представители православной общественности восприняли его слова именно так. В то же время на пресс-конференции в Ростове-на-Дону 27 марта глава СМР прояснил свою позицию. На месте школы N 1, по его мнению, наряду с православным храмом следует построить мечеть.

Епископ Феофан, комментируя ситуацию для «НГР», назвал слова Гайнутдина во Владикавказе «не совсем корректными». По его словам, на собрании родственников погибших, состоявшемся полтора года назад во Дворце культуры Беслана, за строительство церкви на месте школы высказалось «абсолютное большинство, в том числе и многие мусульмане». «Муфтий Гайнутдин должен уважать мнение большинства, ведь мы живем в демократическом государстве», — заявил он «НГР». Тем более что к храму, как предполагается, будет вести аллея с 331 колоколом — в память о каждом погибшем. Это, по мнению епископа Феофана, компромиссный вариант. «Мы не ущемляем чувства верующих!» — заявил он.

Однако, как сообщил «НГР» муфтий Северной Осетии Мурат Тавказахов, некоторые мусульмане все-таки считают, что их чувства задеваются. «К нам в Духовное управление приезжают матери погибших в Беслане, они говорят, что на них оказывается давление, к их мнению не прислушиваются, — рассказывает муфтий. — Люди возмущены, ведь они похоронили своих детей по мусульманским обычаям и сохраняют веру». Более того, как утверждает Тавказахов, Патриарх Московский и всея Руси Алексий II во время одной из встреч с Равилем Гайнутдином поддержал идею строительства «объединяющего мемориала». Проект мемориала только с православным храмом «продвигает» сам епископ Феофан, считают в Духовном управлении мусульман (ДУМ) Северной Осетии.

Осенью 2006 года муфтий Азиатской части России Нафигулла Аширов, возмущенный планами строительства православной церкви на месте бесланской трагедии, заявил, что среди погибших в Беслане 70% составляли мусульмане. Епископ Феофан считает эти данные «фальсификацией». «Большинство погибших составляли христиане», — заявил он в беседе с корреспондентом «НГР», назвав «циничными» и «неправильными» попытки разделить жертв теракта по религиозному признаку. В то же время Равиль Гайнутдин на пресс-конференции в Ростове-на-Дону статистику все-таки привел. По его словам, во время трагедии в школе N 1 погибли 178 мусульман.

«Где был муфтий Гайнутдин, когда террористы захватили бесланскую школу? — задается вопросом епископ Феофан. — Я вправе об этом спрашивать, потому что сам с первой до последней минуты был с народом Беслана, выносил на своих руках убитых и раненых, детей и взрослых». По его словам, именно на средства епархии РПЦ в одном из монастырей создается реабилитационный центр для выживших во время бесланской трагедии. А сам епископ Феофан организовал для 40 матерей, чьи дети погибли в Беслане, поездку в Иерусалим и лично сопровождал их на протяжении двух недель.

«Не один Феофан был на месте трагедии! — парирует Мурат Тавказахов. — Там находились и бывший муфтий Северной Осетии Руслан Валгасов, и муфтий Ингушетии Иса Хамхоев». Что же касается Равиля Гайнутдина, то в дни бесланской трагедии ИТАР-ТАСС передало его обращение к террористам, в котором глава СМР назвал захват заложников «смертельным грехом, осуждаемым Кораном». Едва ли он мог сделать большее. Тем более что Северная Осетия находится в юрисдикции Координационного центра мусульман Северного Кавказа, а не Совета муфтиев.

В ДУМ Северной Осетии более чем скептически оценивают как деятельность главы местной епархии РПЦ, так и общее состояние диалога между православными и мусульманами в республике. «Епископ Феофан настроен очень агрессивно. Не желая устанавливать памятник единства в Беслане, он сеет семена вражды. Он избегает встреч с нами. Он объявляет Северную Осетию православной республикой, что задевает чувства 200 тысяч осетинских мусульман», — говорит Мурат Тавказахов. За «вежливым отказом» благочинного православных церквей Северной Осетии протоиерея Владимира Самойленко побывать на встрече с Равилем Гайнутдином во Владикавказе в ДУМ также видят «руку Феофана». При этом муфтий Тавказахов утверждает, что покойный митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон (Докукин) вел себя иначе: постоянно поддерживал контакты с мусульманами, приглашал представителей ДУМ на различные мероприятия, посещал мечеть во Владикавказе.

Проект строительства православного храма на месте бесланской трагедии епископ Феофан обсуждал с президентом Северной Осетии Таймуразом Мамсуровым еще в 2005 году. Для местного ДУМ это — дополнительный раздражитель: ведь мусульмане уже давно добиваются от властей республики содействия в восстановлении исторической мечети, построенной в Беслане в 1847 году. И если епископ Феофан сообщил «НГР» о том, что на месте школы N 1 до революции 1917 года стояла православная церковь, то муфтий Мурат Тавказахов подчеркивает, что исторически Беслан — мусульманский город. Более того, по его словам, достаточно зайти в любую церковь в современном Беслане, чтобы убедиться в том, что православные храмы пустуют.

Можно ли построить на месте бесланской трагедии мемориал без культовых сооружений? Именно этого и добиваются в ДУМ Северной Осетии. «Если кто-то желает молиться — церковь или мечеть можно построить рядом с местом трагедии!» — заявил «НГР» Мурат Тавказахов. Епископ Феофан думает иначе. Мемориальный центр без храма, по его мнению, может через какое-то время превратиться в место посиделок молодежи. «Людям свойственно забывать о том, какому событию посвящен памятник, что произошло на том или ином месте», — заявил он нашему корреспонденту. Храм же призван увековечить память о трагедии.

Однако окажется ли столь недолгой память бесланцев, жителей небольшого осетинского городка? Сомнительно! Беслан стал для религиозных организаций, на словах ратующих за «диалог и сотрудничество», возможностью выйти за пределы залов заседаний, встать из-за круглых столов и продемонстрировать взаимодействие в реальной жизни. К сожалению, этой возможностью они не воспользовались. Их споры вокруг мемориала — соль на еще свежие раны людей, переживших трагедию.

http://religion.ng.ru/facts/2007−04−04/1_tragedy.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru