Русская линия
Новые Известия Михаил Поздняев27.03.2007 

Спецграфик для намаза
Мечети в исправительных учреждениях переводят на «особый режим»

С этой недели в исправительных учреждениях Татарстана мечети и молельные комнаты для мусульман будут открываться только по пятницам для коллективного намаза. Об ущемлении своих конституционных прав заявили в последнее время также мусульмане, отбывающие наказание в колониях Свердловской и Кемеровской областей. По мнению правозащитников и духовенства, «исламский фактор» все чаще используется для создания конфликтных ситуаций в среде заключенных.

В четырех мечетях, построенных на территории исправительных колоний Татарстана, с этой недели богослужения будут совершаться лишь один раз в неделю — по пятницам. Такой же «особый режим» вводится в молельных комнатах для отбывающих наказание мусульман. Около 600 верующих оказались лишены едва ли не единственного утешения за решеткой. Как сообщил независимый источник в правоохранительных органах, «на данный момент будет возможен единственный метод работы с заключенными — организация мусульманских бараков». По словам представителей исламского духовенства, посещающих колонии, распоряжение «поступило сверху» — не то из республиканского управления Федеральной службы исполнения наказаний, не то из самой Москвы.

В пресс-службе Духовного управления мусульман Татарстана эту информацию «Новым Известиям» подтвердили, но от комментариев воздержались: «Наше руководство как раз сейчас разбирается в сложившейся ситуации». А ситуация тревожная. Тридцать мусульман, отбывающих наказание в колонии N 5 города Свияжска, объявили голодовку. Причиной протестной акции, как удалось узнать «НИ», послужила «обеспокоенность оперативной службы колонии тем, что все больше заключенных принимают ислам, способствуя созданию подпольных экстремистских группировок» на зоне. На протяжении долгого времени представителям исламского духовенства не разрешают посещать колонию, несмотря на то, что мусульманами, отбывающими в ней наказание, совершается наименьшее количество правонарушений. В аналогичном учреждении в Елабуге запрещено читать Коран на арабском языке.

Представитель Духовного управления мусульман Республики Татарстан выразил в беседе с «НИ» горячую надежду на то, «что сотрудничество с ГУФСИН продолжится в рамках закона». Однако, похоже, мы имеем дело не с локальным конфликтом, а с тенденцией.

В начале марта во время обыска в исправительной колонии строгого режима N 4 в поселке Шерегеш Кемеровской области начальник оперчасти капитан Глеков разбил принадлежавший одному из мусульман плеер с записями мусульманских проповедей и чтения Корана. О произошедшем было доложено начальнику областного ГУФСИН, однако никаких санкций в отношении капитана Глекова предпринято не было. После инцидента его перевели в колонию в Новокузнецке. Председатель Казыятского управления мусульман Кемеровской области Равшан Темуров считает случившееся прямым следствием того, что в исправительных учреждениях области «проповедуют представители всех конфессий, кроме мусульман». Капитан Глеков не понес наказания, поскольку его начальство не только запретило имамам посещать заключенных, но и не позволило завершить строительство мусульманской молельни в колонии N 44 в городе Белово. Подведенное под крышу здание разобрали и вывезли за пределы исправительного учреждения.

В конце февраля из исправительной колонии N 13 в Нижнем Тагиле было передано на волю коллективное письмо. Авторы утверждают, что прессингу на зоне подвергаются не только заключенные чеченцы, но и новообратившиеся мусульмане. Ситуация накалилась еще по той причине, что половина из 2500 заключенных — «спецконтингент», бывшие участники боевых действий на территории Чечни. Фактически духовным вдохновителем оказываемого давления стал посещающий колонию православный священник, отец Александр, в проповедях постоянно именовавший ислам «антихристианской сектой», а Коран — «ересью, которая искажает Библию».

Прокомментировать ситуацию «НИ» попросили председателя Исламского комитета РФ Гейдара Джемаля. «На днях я получил письмо из колонии в Западной Сибири с конкретным предложениями того, как поддерживать мусульман, оказавшихся на зоне. Что-то, наверное, можно сделать. Однако нужно понимать, что руководство колоний — силы, находящиеся за рамками диалога. Они всегда будут использовать национальный и религиозный факторы для давления на свой „контингент“. И в каждом отдельном случае, во-первых, защищать честь мундира, а во-вторых, отрицать сговор чиновников в центре с администрацией на местах. Поэтому единственное, что сегодня возможно, — это индивидуальное противостояние». На вопрос «Новых Известий», не вызовет ли такое противостояние еще больший накал страстей среди верующих на зоне, г-н Джемаль ответил философски: «Что делать, мы живем в стране, где ни одно из провозглашенных в Конституции прав никто не собирается нам подносить на блюдечке с голубой каемочкой. Как в СССР верующие на зоне подвергались двойному прессингу — со стороны администрации и заключенных, так остается и в наши дни. Разница лишь в том, что в советские времена все верующие за решеткой держались заодно, а сегодня поделены по конфессиям, ни о какой солидарности говорить не приходится, как, впрочем, и о поддержке и помощи с воли».

В ШВЕЙЦАРИИ МОГУТ ЗАПРЕТИТЬ МИНАРЕТЫ

Большой совет (законодательное собрание) Берна может официально запретить возведение минаретов в швейцарской столице и ее окрестностях. Соответствующий законопроект разработала инициативная группа в составе более 30 депутатов во главе с Томасом Фуксом. По словам г-на Фукса, «значительная часть населения» безоговорочно признает свободу совести, провозглашенную конституцией, но при этом «не считает необходимым строительство минаретов, на которых затем устанавливаются громкоговорители». В законопроекте подчеркивается, что минарет, с которого муэдзин созывает верующих на молитву, расположен за пределами богослужебного помещения мечети. Ранее Томас Фукс выступил с другой законодательной инициативой — чтобы строительство культовых зданий осуществлялось только после народного референдума.


ЗОНА СВОБОДНОЙ СОВЕСТИ

Первый православный храм на территории исправительного учреждения был открыт в нашей стране в 2002 г. в колонии N 33 Саратовской области, а спустя год в ней открылась и первая мечеть для заключенных. Согласно данным Федеральной службы исполнения наказаний, на территории исправительных учреждений России действует сегодня 710 православных общин, 93 исламские, 14 буддистских, 17 протестантских, 5 католических, 2 иудейские. Кроме того, в исправительных учреждениях работают 695 молитвенных комнат, 228 воскресных школ и 902 библиотеки духовной литературы. Тюремное ведомство Российской Федерации осенью прошлого года объявило о масштабном проекте по возведению храмов на территории тюрем и исправительных колоний. В ближайшее время начнется строительство 70 православных церквей, часовен, мечетей, синагог и молитвенных домов евангельских христиан-баптистов.

http://www.newizv.ru/news/2007−03−27/66 419/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru