Русская линия
Правая.Ru Александр Дугин27.03.2007 

Русская ось

Во все периоды нашего исторического бытия есть идеологические константы, которые не меняются, но лишь развиваются и трансформируются, оставаясь всегда сущностно одними и теми же. Вот здесь и стоит искать основы нашей будущей идеологии

По мере того, как мы удаляемся от советской эпохи, все яснее общество начинает осознавать потребность в идеологическом наполнении нашего личного, социального и поли­тического бытия.

Советская идеология давала внятные ответы на большинство вопросов, стоящих перед человеком: кто мы, откуда, куда идем, какое общество хотим строить, в каком обществе живем в данный момент, что хорошо и что плохо. На то она и идеология, чтобы фор­мировать отношения человека к окружающему миру: как в общем, так и в частностях.

После конца СССР мы оказались в вакууме. Стало общим местом считать, что идеология является чем-то излишним. И это скоропалительное мнение закрепилось даже в новой российской конституции. Но на самом деле отказ от идеологии- это тоже идеология, только не со­ветская, коммунистическая, основанная на коллективизме и классовом подходе, а либеральная, основанная на индивидуализме и эгоизме.

Идеология либерализма строится на том, что каждый может иметь обо всем свое индивидуальное представление, произвольные взгляды: на религию, этику, мораль и на социальное и политическое поведение. Если довести такой подход до предела, то в обществе разрушатся все связи, и каждый человек будет жить в своем собственном мире, отделенном от других прозрачной, но непроницаемой стеной. Под видом отказа от идео­логии мы оказались в плену новой идеологии, только на сей раз, она навязывалась нам не открыто, а тайно, подспудно, под видом чего-то само собой разумеющегося. Сегодня эта либеральная хитрость, за кото­рой легко различить планы российских западников, копирующих модели западной цивилизации (и стремящихся всеми правдами и неправдами навязать нам западные стандарты), становится все более и более очевидной.

Наше общество уже начинает ощущать отсутствие идеологии как недоста­ток. Мы утратили цельное представление о жизни, о нравственности, об истории, о будущем и о прошлом. И на пустом месте воцарились хаос и произвол. Это нас все менее и менее удовлетворяет. Если в Конституции написано, что у современной России как государства нет идеологии, то это еще не означает, что идеологии не должно быть и у нашего общества. Современная Россия как никогда ранее нуждается в идеологии, и нет никаких преград, чтобы эту идео­логию искать, развивать, выстраивать. Без идеологии мы окончательно собьемся с пути, утратим мировоззренческие ценности и нравственные ориентиры. Из еди­ного народа превратимся в расчлененную, хаотичную массу. Другое дело, какая конкретная идеология подходит современной России более всего.

Мы руководствовались идеологией на всех этапах истории. Как только идеология ослабевала, расшатывалась, утрачи­вая свое влияние на элиту и народные массы, разражался очередной русский кризис- усобицы, нашествия, смуты, взрыв ересей, бунты и рево­люции. Оформление национальной идеологии менялось, но на всех этапах было в ней нечто постоянное. Мы русские всегда ощущали себя совершенно особым народом еще с эпохи митрополита Иллариона, прозревшего нашему народу великую судьбу. Митрополит Илларион, первый русский митрополит Всея Руси, относил именно к русскому народу евангельскую фразу «и последние станут первыми». Последними среди европейских наро­дов мы приняли христианство, но стать первыми нам уготовано проведением «в исповедании слова Божья». Это предназначение русских (наша миссия) неразрывно связывалась с нашей державой, с православной верой, с Царем и Империей. Эта избранность, предполагала, прежде всего, особую ответственность и не только за себя, но и за дру­гие народы, связавшие свою судьбу с нами. Она утверждалась перед лицом западной культуры, перед католическим (а позже перед протестант­ским) миром, перед лицом европейских держав и европейских нравов, которые постоянно пытались стеснить нас, навязывая свое мировоз­зрение. Диалектика нашей национальной истории развертывалась таким образом, что все историческое бытие народа нанизывалось на единую ось, на спицу самобытности и нашей избранности. И как бы мы ни оформляли эту главенствующую русскую ось, она проступала сквозь все исторические этапы: и сквозь Московскую идеологию третьего Рима, и сквозь Санкт-Петербургский период и даже в советскую эпоху не прерывалась нить этой (тайной, не явной) идеологии русского избранничества, русского мессианства, которые и составляют сущность нашей идентичности. Это уже не просто идеология, а некая, сверх идеология, отражающая самую суть нашего национального бытия.

Совершенно очевидно, что прямое обращение к этой реальности и должно помочь нам заново обрести уверенность в себе, выстроить систему ценностей и приоритетов для того, чтобы продолжить традицию предков, осознав наше поколение закономерным звеном в цепи русского пути, а не случайным сборищем разрозненных атомов. Народ делает народом не только кровь, но и дух. Народ становится самим собой только тогда, когда у него есть ясное и внятное, близкое и понятное всем общее мировоззрение. Каким может стать новое русское мировоззрение, какой идео­логией заполнить нам сейчас тревожный вакуум, открывшийся на месте исчезнувшей коммунистической доктрины?

В 90-е годы считалось, что на место марксизма, в РФ пришла эпоха демократии, причем демократии полностью скопированной с западного образца. Но все попытки внедрить эти принципы в наше общество давали весьма противоречивый результат. Сегодня социологические опросы показывают, что политики, которые более всего усердствовали в продвижении демократических норм и по­литических институтов России, оцениваются большинством народа край­не негативно. Эпоха имен Горбачева, Ельцина, Гайдара, Чубайса стала синонимом предательства, распада, воровства и провала. Если определенные демократические процедуры и нормы кое-как укоренились в российском обществе, то либерализм в целом энтузиазма сегодня не вы­зывает. Люди адаптировались к нововведениям, но в качестве идеологического содержания бытия как система ценностей, как национальная идея, демократия в России не состоялась. Об этом свидетельствует и позорный провал либерально-демокра­тических партий на выборах в Госдуму- 2003 и несостоятельность оранжевой оппозиции в последующие годы. И это закономерно. Весь опыт русской истории убедительно доказывает, что, несмотря на все разли­чия между эпохами, Россия всегда выбирала самобытную идеологическую модель, противопоставленную западу. Принцип персонификации власти в лице Царя или вождя, идея вселенской миссии, вверенной русским дру­гими народами, связавшим с нами свою судьбу, масштаб централистской империи, отстаивание своей уникальной идентичности- вот, что было осью нашей идеологии во все века.

Скопированная с запада демокра­тия предлагала раз и навсегда проститься с этой традицией, осудить наш исторический путь, окончательно порвав связи поколений. Демо­краты и реформаторы попытались было переписать нашу историю как одно сплошное недоразумение, как кровавые бессмысленные войны, варварство и невежество. На деньги западных фондов (фонд Сороса) учебники такого содержания стали внедряться в наши школы и ВУЗы. Но этот процесс вызвал сопро­тивление народа и с конца 90-х подобные попытки более не предпринима­лись. Очевидно, мы должны искать идеологию для новой России где-то в другом месте, нежели на либерал-демократическом западе. Наше миро­воззрение, ценностная система, идеалы должны происте­кать из живительного источника нашей собственной национальной исто­рии. В этой истории, кстати, никогда не было ни узкого нацио­нализма, ни ксенофобий, ни кичливости чистотой крови. Русский всегда мыслил себя как всечеловека (если использовать слова Достоевского). Мы осознавали свою избранность не как привилегию или право повеле­вать другими, но как бремя ответственности, как добровольное обяза­тельство помогать другим и отвечать за происходящее в мировой истории.

Во все периоды нашего исторического бытия есть идеологические константы, которые не меняются, но лишь развиваются и трансформируются, оставаясь всегда сущностно одними и теми же. Вот здесь и стоит искать основы нашей будущей идеологии. Горячая вера, стремление видеть соборную личность во главе государства, исполнение особой мировой миссии, завет соединения огромных континентальных просторов, построение общества на принципах братской любви и социальной справедливости, открытость к народам, разделяющим вместе с нами русскими идею такого построения- вот то, что лежит в основе на­шей ценностной системы на протяжении всех веков. Это нас по-настоя­щему вдохновляет, придает нам силы и смысл нашему бытию и это то, что вполне может быть для нас целью. По такому образцу мы готовы организовывать свою жизнь и строить ее нравственные принципы. Идеология, соче­тающая и священную память о прошлом, и рывок к лучшему будущему, и почитание основ нашей веры, и понимание трагического смысла совет­ского периода (также вписанного в диалектику не простой истории России) сегодня по-настоящему нам необходима. И нет сомнений, что она постепенно уже складывается и будет сформирована в нашем обществе на пороге нового витка развития. Хотелось бы, чтобы это произошло как можно скорее.

http://www.pravaya.ru/column/11 695


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru