Русская линия
Российская газета Валерий Выжутович23.03.2007 

Полуостров раздора

В Крыму нарастает социальное напряжение. Едва ли не каждый день оттуда доносятся сообщения о самовольном захвате земли. Тут и там происходят драки, подчас кровавые. А представители русскоязычного населения митингуют перед зданием Верховного совета, размахивая плакатами: «Татары, не провоцируйте славян! Не разжигайте межнациональную рознь в Крыму!», «Нет — самозахватам земли!». По данным местных властей, на территории автономии сегодня насчитывается 78 земельных пикетов — так называемых «полян протеста».

Что ж, Крым верен традиции, им же и установленной с постсоветских времен: каждому бархатному сезону здесь неизменно предшествует «бархатная революция». Так было в апреле 1995 года, когда Верховный Совет Украины отменил конституцию Крыма и подчинил правительство автономной республики Киеву. Так случилось и в феврале 1998-го, когда указом Леонида Кучмы был смещен ялтинский мэр, а следом произошло покушение на заместителя председателя крымского правительства. Так развивались события в мае 1999-го, когда трехнедельная акция крымских татар, требовавших расширения своих прав, лишь чудом завершилась без кровопролития. И вот теперь этот по южному неувядающий, «вечнозеленый» конфликт между Киевом и Симферополем вновь обострился.

Прокурор автономной республики Крым Виктор Шемчук объясняет суть последних событий на полуострове: «Средняя цена по южному берегу Крыма составляет один миллион долларов за гектар. Сегодня участки незаконно захватываются под заказ, это стало модным бизнесом, предметом купли-продажи». Да, это так. В Крыму идет неуправляемый процесс перераспределения собственности — реприватизация санаториев, домов отдыха, туристических баз… За последние несколько лет стоимость крымской земли выросла где в четыре, а где и в десять раз. Наблюдая происходящее, крымские татары требуют, чтобы их интересы тоже были соблюдены.

Но Киев занят своими делами. Предвыборные обещания «решить крымско-татарский вопрос» напрочь забыты. Премьер-министр Украины Виктор Янукович считает, что в обострении ситуации виноваты руководство автономии и органы местного самоуправления: вовремя не выделили репатриантам земельные участки. Действительно, в одном лишь Симферополе зарегистрировано около 7 тысяч заявлений крымских татар, желающих получить землю под строительство индивидуального жилья.

Ладно, судьба земельных участков и курортных объектов в Крыму — не наше дело. Но сохранение пророссийского анклава на Украине, каковым является этот беспокойный полуостров, остается актуальной задачей. Располагая в украинском тылу столь массовой «группой поддержки», Москва может гораздо увереннее разговаривать с Киевом и о тарифах на газ, и о маршруте газопровода в Европу. Однако поддержать русских жителей Крыма в их стремлении ограничить аппетиты крымских татар Москва не может. Такая поддержка (пусть даже в мягкой форме — в виде высказанной российским МИДом озабоченности) была бы болезненно воспринята Киевом — там ее расценили бы как вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Но есть и еще одна причина: тягаться с властями Украины за свои права у крымских татар, увы, хватает оснований. Российский турист знает Алупку, Судак, Феодосию… Но он не видел поселка Марьино. А я там бывал. Поселок гнездится на каменистом холме. Тощий кустарник за проволочной оградой (а многие участки и вовсе не огорожены) не топит в зелени ни те шесть соток, что жестко нарезаны каждому хозяину, ни разномастных строений на них. Кто как следует поднатужился, тот справил себе дом из серого камня-ракушечника, таких домов немало. Но полно и хибар, сколоченных из чего попало, кое-где вросли в землю вагончики.

Таких поселков, населенных 260 тысячами потомственных сынов и дочерей великой Таврии, в Крыму сегодня около трехсот. «Резервация», «гетто» — ну нет, это грубо. «Компактное проживание». Официальная речь, как всегда, щедра на эвфемизмы, власть привычно чурается сущностных слов.

Такая подробность: при Минздраве республики существует особый крымско-татарский медицинский центр — головная организация, которой вменено поддерживать в здравии лиц нетитульной на Украине национальности. Эта отдельность существования, это получение социальных благ по национальной квоте, может, так уж не угнетали бы обитателей того же Марьина, будь казна к ним добрее, чем к прочим. Или будь она равно немилосердна ко всем. Но и в этом, и в том, что безработица в кругу крымских татар втрое выше, чем в среднем на полуострове, и во всем остальном марьинские ощущают себя жертвами утвердившейся здесь гражданской разносортицы.

Политические запросы крымских татар четко излагает меджлис: признать крымско-татарский народ одним из коренных народов Украины; узаконить курултай и меджлис в качестве высших представительных органов крымско-татарского народа; обеспечить эффективное представительство крымско-татарского народа во всех органах государственной власти; придать крымско-татарскому языку статус государственного; создать условия для скорейшего возвращения всех крымских татар из мест депортации; установить равные для всех народов Крыма права в приватизации и трудоустройстве. Самое же сокровенное в политической программе меджлиса — восстановление национально-территориальной автономии крымских татар.

Коротко и афористично высказался на этот счет профессор украинского Национального института стратегических исследований Борис Парахонский: «Видимо, историческая справедливость все же имеет свои пределы. Иногда попытки вернуться к прошлому становятся актом исторической несправедливости по отношению к сложившемуся настоящему».

Все эти обстоятельства и заставляют Москву относиться к последним событиям в Крыму с известной долей осторожности. Слишком обширны и радикальны запросы крымских татар. И слишком ограниченны конституционные, политические, экономические ресурсы нынешней украинской власти, чтобы одному из коренных народов Крыма без оглядки на возможные последствия дать все и сразу.

Между тем

Министерство обороны Украины не вело, не ведет и не планирует проводить переговоры с США о возможности размещения элементов противоракетной обороны на территории Украины. «Этого не было и нет», — заявил первый заместитель министра обороны Леонид Поляков. По его словам, на территории Украины размещены станции предупреждения о ракетном нападении, расположенные в Закарпатье и на территории Крымского полуострова.

Как заявил Поляков, российская сторона заинтересована в дальнейшей работе украинских элементов в единой системе предупреждения о ракетном нападении. По мнению Министерства обороны Украины, непосредственной угрозы ни для Украины, ни для Российской Федерации возможное размещение элементов системы ПРО в Восточной Европе не несет.

http://www.rg.ru/2007/03/23/zaxvat.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru