Русская линия
Труд Людмила Проноза24.03.2007 

Заболели? Слушайте колокола!
Они живые, считает матушка Ульяна. Каждый свой характер имеет

В Свято-Даниловом монастыре подписано соглашение о возвращении 18 колоколов из Гарварда, проданных в 1931-м году по цене лома. Их передадут взамен новоделов, что сейчас льются в Воронеже. Цена вопроса — 10 тысяч долларов. Но и к качеству были претензии. Говорят, они там «плохо звучали». На это можно сказать одно: места надо знать.

Звон зачаровывал. Вот самый большой колокол задает ритм: раз, два, три, четыре, пять… И тут вступают те, что поменьше: раз — два, раз — два, раз — два… Наконец, заключительный аккорд: перезвон самыми маленькими, самыми звонкими. Вдруг — полная тишина, только ветер и где-то внизу шум улицы. Я на звоннице, в музее православного звона Колокольного центра при храме Святителя Николая в Заяцком. Экскурсовод показывает все виды канонических звонов. Конечно, хочу попробовать позвонить. Подходя к самому большому, растерялась. Удар получился слабым, колокол почти не ответил мне.

— Не бойся! Размахнись сильнее, — поддерживают окружающие.

Да куда там! Опять не получилось. Рядом — невысокая худенькая женщина. Слегка отодвинув меня, берет в руки сразу три веревки — и ах! Мы просто перестали дышать.

Познакомились. Матушка Ульяна из женского монастыря, приехала в Москву учиться по благословению настоятеля отца Амбросия.

— Колокольный звон душу лечит, — говорит, — я ведь десять лет назад даже представить себе не могла, что жизнь приведет меня к Богу. Как и многие, суетилась, нервничала, с мужем-алкоголиком воевала. А потом повела меня подруга в церковь. И словно что-то треснуло у меня внутри: нет, не так живу! Детей Бог не дал, а тратить жизнь на всю эту суету стоит ли? Стала я в церковь ходить постоянно, читала много, учила молитвы. Наконец, получила благословение уйти в монастырь. Также к колоколам подойти боялась. А потом научилась. Да так увлеклась! Они ведь живые, каждый свой характер имеет. Я с ними даже разговариваю. Вот и сюда приехала, чтобы новые знания получить. Всегда думала, что звонарь — чисто мужская специальность. Но оказалось, что женщин-звонарей ничуть не меньше. Мы тоньше чувствуем звон.

— Не факт, — начал спорить с ней мальчик лет 13-ти, — я вот звоню не хуже!

Никандр Сологубов — самый юный выпускник Колокольного центра. Он сын священника из деревни Малаховка Московской области. Быстро освоил навыки звона и стал одним из лучших звонарей, самым юным на курсе.

— Мы работаем по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II с 1995 года, — рассказывает Виктор Григорьевич Шариков, директор Колокольного центра, — и за это время уже подготовили более 800 дипломированных звонарей. Наши выпускники — настоящие энтузиасты возрождения православного звона в России. Помогают многим храмам и монастырям, оборудуют звонницы, учат звонарному искусству при воскресных школах, обителях и епархиях. К нам сейчас едут со всей России. Еще, как вы видели, у нас вот уже третий год действует Музей православного звона. Он уникален в своем роде! Это более 700 единиц хранения уникальных книг, аудиокассет со звонами, видеофильмов, компакт-дисков с редчайшими записями старых звонарей. А вы знаете, что ученые Института литосферы, изучив целительные свойства колокольного звона, подтвердили: энергия ультразвуковой волны колокола действительно лечит! В древности это хорошо знали.

Действительно, к колоколам и их звону на Руси всегда относились с трепетом. Некоторые, наверно, знают, как колокол «звонит сам по себе», предрекая беду, войну или голод. А в литературе описана процедура «казни» колокола — его били, отрубали ухо и даже отправляли в ссылку. Иногда колокол просто замолкал, как это случилось во Владимире, где князь Алексей Васильевич Суздальский хотел забрать с собой колокол Святой Богородицы, да «не начал тот звонити, и повелел тот его поставиша в свое место, и паки бысть глас его яко же и прежде богоугоден». На колокольне любили бывать и русские цари, например, Иоанн Грозный, а великий полководец Александр Васильевич Суворов вообще слыл знатным звонарем! Колокола даже брали «в плен» и привозили домой, как трофеи. Когда в 20-е годы прошлого века Россию настигла страшная полоса безбожия, опять пострадали колокола — стране был нужен металл. Вот почему сегодня приходится заново налаживать и возрождать не только церковные приходы и монастыри, но и славное русское звонарное искусство. Вот почему сотрудники Колокольного центра при храме Святителя Николая в Заяцком стали инициаторами Всероссийской программы по обследованию и учету исторически ценных колоколов. Уже обследовано 155 храмов, монастырей, паспортизировано 1850 колоколов.

Я попросила у Виктора Григорьевича аудиокассету с православным колокольным звоном. Когда мне становится грустно, слушаю колокола, и грусть уходит. Мечтаю еще раз попробовать позвонить. Мне кажется, что теперь-то получится.

http://www.trud.ru/issue/article.php?id=200 703 230 480 401


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru