Русская линия
Православие и современность21.03.2007 

Путь веры
История основания Трехсвятительского храма в Париже тесным образом связана с именем митрополита Вениамина (Федченкова), выдающегося архипастыря Русской Православной Церкви

Митрополит Вениамин (Федченков)
Митрополит Вениамин (Федченков)
Митрополит Вениамин (1880−1958) (в миру — Иван Афанасьевич Федченков) родился в селе Ильинка (Вяжли) Кирсановского уезда Тамбовской губернии. Его отец был крепостным крестьянином, семья жила трудно, зарабатывая хлеб в поте лица. Но родители заботились о том, чтобы все дети получили образование. Были они людьми набожными: особенно о духовно-нравственном облике детей пеклась мать — Наталья Николаевна, принадлежавшая по рождению к духовному сословию. Она «понедельничала» за детей — соблюдала пост по понедельникам, наряду с обычными постными днями — средой и пятницей. Федченковы отказались от торговли вином, так как это выгодное в материальном отношении дело было тягостным для их христианской совести. И сделали они это по просьбе сына Вани.

Начальное образование мальчик получил в земской школе, затем два года проучился в уездном училище, после чего окончил духовное училище в Тамбове и Тамбовскую Духовную семинарию. От семинарии Иван Федченков был направлен для поступления в Санкт-Петербургскую Духовную Академию, в которой проучился до 1917 года, окончив ее с ученой степенью кандидата богословия.

В академии Иван Александрович Федченков встретил духовного наставника — архимандрита (впоследствии архиепископа) Феофана (Быстрова), который был организатором и душой неофициального «златоустовского кружка», где студенты под его руководством занимались изучением святоотеческих творений. Архимандрит Феофан совершил пострижение Ивана в монашество в 1907 году, в канун празднования в честь иконы Божией Матери «Знамение». В том же году он был рукоположен в иеродиакона, а затем — в иеромонаха.

В годы учебы в академии и потом иеромонах Вениамин встречался с отцом Иоанном Кронштадтским, сослужил ему в Божественной литургии. В дальнейшем будущий митрополит обращался к творениям святого праведного Иоанна и хранил в сердце образ этого пламенного молитвенника. При Трехсвятительском храме в Париже даже действовали православное издательство и типография имени отца Иоанна Кронштадтского. Несколько книг Владыки было посвящено исследованию жизни и наследия подвижника.

После окончания Санкт-Петербургской Духовной Академии иеромонах Вениамин был оставлен при ней профессорским стипендиатом на кафедре Библейской истории, затем был назначен личным секретарем архиепископа Финляндского и Выборгского Сергия (Страгородского). В 1910—1911 годах отец Вениамин исполнял должность доцента академии по кафедре пастырского богословия, гомилетики и аскетики, был и инспектором. 21 декабря 1911 года он получил назначение на должность ректора Таврической Духовной семинарии, был возведен в сан архимандрита.

Предреволюционные годы были чрезвычайно плодотворны для будущего Владыки в духовном отношении. Свои летние отпуска он обыкновенно проводил в монастырях в беседах со старцами и подвижниками благочестия. Уроки, преподанные ему «живыми святыми» — людьми, всей жизнью своей осуществлявшими евангельский идеал, он пронес через всю жизнь и сделал их достоянием многих людей. Особенно близкие духовные отношения связывали его с преподобным Нектарием Оптинским, к которому он неоднократно обращался за разрешением трудных вопросов.

События февраля 1917 года застали архимандрита Вениамина в Твери. Монархист по убеждениям, он тяжело переживал падение православной монархии, как патриот скорбел о военных поражениях России и о «параличе власти», который грозил привести страну к хаосу. Октябрь 1917 года он встретил в Москве, принимая активное участие в Поместном Соборе. Архимандрит Вениамин был сторонником восстановления патриаршества, участвовал в избрании на Патриарший престол святителя Тихона, которого глубоко чтил.

В 1917—1918 годах архимандрит Вениамин как представитель духовных заведений участвовал в работе Украинского Верховного собора в Киеве, где ему пришлось вместе с митрополитом Платоном (Рождественским), другими иерархами, клириками и мирянами отстаивать единство Церкви от посягательств украинских церковных «самостийников», группировавшихся вокруг так называемой «Верховной Рады», требовавшей немедленного разрыва с законной церковной властью.

В 1919 году архимандрит Вениамин (Федченков) был хиротонисан во епископа Севастопольского, викария Таврической епархии, и определен на должность настоятеля Херсонесского монастыря в Одессе. Хиротония состоялась в Покровском соборе Севастополя. В то время город занимали Вооруженные Силы Юга России, но летом город заняли красные, и Епископ Вениамин был арестован местной «чрезвычайкой». Однако под давлением паствы властям пришлось вскоре его освободить.

Весна 1920 года ознаменовалась для викария Таврической епархии вступлением в белое движение. По приглашению генерала П.Н. Врангеля он возглавил военное и морское духовенство Русской Армии. Как епископ Армии и Флота (таков был новый титул Владыки) он координировал деятельность военных священников, выезжал на фронт, под его руководством осуществлялось издание газеты «Святая Русь». Большая работа проводилась Епископом Вениамином по оказанию помощи клирикам-беженцам и членам их семей. Он прилагал все усилия к тому, чтобы поднять духовно-нравственный уровень своей паствы, но очень скоро столкнулся с безрелигиозностью многих воинов. Но ради той, пусть незначительной количественно, но бесконечно дорогой для него части воинства, воевавшей «за Бога и Родину», он прошел вместе с белыми до конца и оставил пределы России в ноябре 1920 года.

После эмиграции он был одним из организаторов Всезарубежного Церковного Собора 1921 года в Сремских Карловицах (Сербия), но впоследствии отошел от «карловчан» и удалился в сербский монастырь Петковице, где вокруг него собралось братство русских иноков. В 1925—1927 и 1929−1931 Владыка преподавал в Свято-Сергиевском Православном Богословском институте в Париже, но после разрыва митрополита Евлогия (Георгиевского) с Московской Патриархией и его ухода в Константинопольскую юрисдикцию Владыка Вениамин оставил институт, а вместе с тем лишился крова над головой и скромных средств к существованию.

По инициативе Епископа Вениамина, вокруг которого собралась небольшая, но очень сплоченная группа прихожан, в Париже было организовано Патриаршее подворье с храмом во имя Святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого — Трехсвятительское подворье. В пятнадцатом округе Парижа на улице Петель было приобретено подвальное помещение, в котором обустроили храм, где ежедневно проходили уставные богослужения, не прекращающиеся и до сего дня.

Иверская-Парижская икона Божией Матери
Иверская-Парижская икона Божией Матери
Один из очевидцев вспоминает: «Представьте себе храм в подвале: каменные нештукатуренные стены, деревянный иконостас, заполненный бумажными копеечными иконами, духовенство в облачениях, трогающих сердце (сколько положено видимой заботы, любви и тщания, чтобы из жалких тряпочек соорудить одежды, достойные предстателей пред Престолом Божиим). Идет служба, поет проникновенно хор, и вдруг, вы начинаете чувствовать, что духовенство предстоит перед Престолом Всемогущего Бога, что между ними и людьми, находящимися в церкви, установилась невидимая неразрывная связь, что это единое церковное тело. Какое разительное, какое трогательное несоответствие между материальной нищетой и духовным благолепием, этим единственным богатством Русской Церкви (здесь в Париже), Ее даром Святого Духа».

Напряженный подвижнический труд основателей Трехсвятительского подворья дал жизнь новым приходам во Франции. Были также открыты другие приходы на территории Франции. На Трехсвятительском подворье всегда помнили завет митрополита Сергия (Страгородского): «…открывать западному христианству сокровища православной веры и жизни».

Трехсвятительский храм, по существу, положил начало нынешней Корсунской епархии. Здесь развита издательская деятельность, богослужебные тексты и богословские труды переводятся на французский язык, существуют иконописные, катехизаторские и духовно-литературные кружки, детей обучают Закону Божиему. В храме хранится чтимая Иверская-Парижская икона Божией Матери, по преданию, вывезенная из России еще в 1812 году.

В 1933—1947 годах Владыка Вениамин был архиепископом Алеутским и Северо-Американским. В Америке он возведен в сан митрополита. Он был неутомимым тружеником во славу Церкви и во время своих скитаний никогда не забывал о России. В годы Второй мировой войны Владыка неустанно трудился на патриотическом поприще, соединяя свое церковное служение с общественным. Он выступал с лекциями в аудиториях, где производился сбор денежных средств в пользу России, выступал с речами на митингах в разных городах Америки.

Побывав с визитом на родине, он участвовал в работе Поместного Собора 1945 года, в избрании и интронизации Святейшего Патриарха Алексия I (Симанского). Окончательно вернувшись на родину в 1947 году, митрополит Вениамин принял Рижскую и Латвийскую кафедру, в 1951—1955 годах управлял Ростовской епархией, был переведен в 1955 году в Саратов и ушел на покой в Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь в 1958 году. Даже после этого Владыка служил в монастырских храмах и проповедовал, приводил в порядок свое богатое духовно-литературное наследие. В эти последние годы он пережил самое тяжелое испытание — лишился дара речи.

4 октября, в день памяти святителя Димитрия Ростовского, Владыка Вениамин скончался и был погребен в пещерах монастыря.

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/01church/20 070 320.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru