Русская линия
Фонд стратегической культуры Ирина Лебедева21.03.2007 

Предвыборная «маранафа», или пакетный Апокалипсис (I)

Активные попытки всех отрядов российской политической элиты пополнить идеологические части своих предвыборных программ «русским проектом» — словно специальное блюдо с национально-религиозной приправой на нынешней электоральной кухне.

Далекие от «местного колорисмта» единороссы ищут проверенные рецепты в старых коробках из-под ксерокса, приглашая в концептуалисты новой постановки «Голосуй, а то проиграешь» шоумена И. Демидова с его политтехнологическим «бог-обозом». «Справедливая Россия», заполучив в свои ряды «Родину», пока на распутье, — важно не переложить в «фирменное блюдо» национального перца. А кто-то призывает крепко оседлать в борьбе на выборах «русско-православную» идею. Превратить, так сказать, предвыборный марафон в предвыборную «маранафу», — как у американского протестантского проповедника Боба Вайнера, грозящего учредить по всему миру миллиард религиозных ячееек-«маранаф», главный смысл размножения которых состоит в отрицании Церкви. А поскольку Боб Вайнер уже пытался подключить свое сектантское «воинство» к российским выборам, его опыт прошлых лет, видимо, найден сейчас заслуживающим внимания.

* * *

Зазвучавшие в России призывы к авральному воцерковлению «неблагочестивых» политических лидеров уже не выглядят столь маргинальными, как еще недавно. Учитывая возможности «капитанов экономики» из рядов олигархата приобретать по случаю очередного голосования большие массы сторонников, попытки «освоения» религиозного сознания нынешней российской элитой все больше начинают напоминать стереотипы западных «харизматов». Этой разновидности «новых религий» (харизматических культов) присуще объединение приверженцев на основе абсолютного подчинения лидеру-«отцу», провозглашающему себя носителем «откровения» и насаждающего в рамках замкнутых общин катастрофически-апокалиптический взгляд на мир. Важной отличительной чертой «харизматов» является умелое использование ими для мобилизации сторонников техники манипуляции сознанием.

За рубежами России ячейки-маранафы давно служат целям разрушения сохраняющихся оплотов христианства «изнутри» — в политтехнологическом ключе «религия как политика». Похоже, что к освоению этого инструментария подключилась и нынешняя российская элита либерального толка. Неудивительно: ведь либерализм — тоже своего рода всеобъемлющая антихристианская религия, культ самовоспроизводства безнационального правящего слоя.

Не нужно большой сообразительности, чтобы понять, что в России в ближайшие месяцы развернется острейшая борьба за умы людей, мнением которых «элита» регулярно интересуется раз в четыре года. В этих условиях в стране под видом религиозных объединений активно действует в настоящее время не одна сотня формирований, потенциально способных решать задачи по дестабилизации положения. Для этого не нужно создавать новые партии или НПО — ячеечные технологии, применяемые в этих случаях, по меньшей мере, уже столетие активно используются в разного рода «оранжевых» политических сценариях по всему миру. Тем, кто не вполне это представляет, можно напомнить, что такое «нетрадиционная религиозная война» и как ее методы уже были однажды использованы в интересах развала СССР.

* * *

Уже на начальном этапе «холодной войны» в американской политологии сложилось устойчивое представление о том, что самый эффективный способ информационного противоборства — это «религиозная» война. Для победы в этой войне требуется сменить религию (идеологию) противника на свою, методично замещая его ценности своими. Классический пример успешного ведения такой войны — инфильтрация в головы советских людей горбачевского «нового мышления». О том, как это происходило, напоминает, в частности, американец Тед Сэмплей (Ted Sampley) в своем обзоре деятельности секты мунитов под названием «Миссия второго Мессии с целью подчинить себе Америку опасно успешна» (Second Messiah’s Mission to Subjugate America is Dangerously Successful).

В 1990 году, когда, кажется, все кроме самих советских людей знали, что дни правления коммунистов в Советском Союзе сочтены, на мунитов — наиболее одиозную тоталитарную секту, десятилетиями исповедовавшую фанатичный антикоммунизм, — неожиданно нашло «просветление»: они стали громко восхвалять коммунистических руководителей. Лидер мунитов Том Уорд (Tom Ward), в прошлом парижский студент-марксист, в оправдание прежних антикоммунистических энциклик Муна начал повсюду заявлять, что мунитская «церковь Объединения» никогда не была крайне правой организацией, а высказывания ее лидеров просто «неправильно поняли». В подтверждении своих слов Том Уорд любил рассказывать, как в 1990 году Горбачев встречался с Муном и получил из его рук миллион долларов от «церкви Объединения» на «различные советские благотворительные цели».

Сам Мун объяснил проплаченную его организацией «дружбу» с Советским Союзом, выступив в «Московских новостях» (газету редактировал тогда Егор Яковлев, а патронировал «архитектор перестройки» и ведущий американский агент влияния Александр Яковлев): «Советский Союз, — провозгласил Мун со страниц „Московских новостей“, — станет центром божественного провидения в следующем веке. К счастью, Советский Союз избежал множества из зол западного общества… Я ясно вижу моральное возрождение для Советского Союза, которое серьезнейшим образом затронет весь мир. Одна из моих главных целей — катализировать это возрождение…»

Каким должен был быть вектор этого «возрождения», «преподобный» Сан Сен Мун разъяснял свои «апостолам» еще в 70−80-е годы: «У нас должна быть автоматическая теократия, чтобы управлять миром. Поэтому мы не можем отделять политику от религии». Мун уточнял для своих последователей, что речь идет о подчинении Америки ему лично как «крестному отцу»: «Время придет, когда даже кандидат в президенты будет нуждаться в поддержке «отца», чтобы достичь успеха. Не зная об этом, даже президент Рейган будет ведом «отцом».

Расцвет «феномена Муна» и влияние его секты на политику некоторые склонны были приписывать американским и английским спецслужбам. Впрочем, секрет его успеха мог быть и проще — «отец» Мун успешно продвигал по всему миру единую расчетную единицу воспроизводства теневых элит — секс, наркотики и наличные. Демонстративная аморальность Муна, систематическое разрушение им нравственных основ христианства, проповедь единого мирового правительства и абсолютно «свободной» экономики стали той псевдорелигией, которая устраивала самые разные слои контролирующей власть закулисы. «Заслугой» мунитов можно считать то, что их «церковь Объединения» отработала схемы «пакетного» маркетинга для запуска на поток множества псевдоцерквей как наднациональных бизнес-политических корпораций.

Под знамена Муна и финансируемых его «церковью» предприятий стекалась невероятно пестрая публика — католики, протестанты, харизматы, «Евреи за Иисуса», ортодоксальные иудеи. Для этого им необязательно было принимать «мунизм». Достаточно было стать активистом одной из связанных с Муном структур вроде Мировой антикоммунистической лиги (World Anti-Communist League) или Мемориального фонда жертв коммунизма (Victims of Communism Memorial Foundation). Так, американский сенатор Джо Либерман получил от Мемориального фонда жертв коммунизма (официального прикрытия мунитов) премию Свободы Трумена — Рейгана. На церемониях вручения наград этого Фонда в свое время председательствовал нынешний кандидат в президенты США Джон Маккейн, в совете директоров этой организации заседали выдающиеся русофобы — Збигнев Бжезинский, автор Закона о порабощенных народах Лев Добрянский. В «мемориальном фонде» Муна были представлены и избежавшие наказания бывшие нацистские преступники, и видные советские диссиденты, и члены израильского лобби. Ставка этих людей на полное и окончательное разрушение России оставалась неизменной во все времена.

Организации Муна выделялись шестизначными суммами пожертвований в американские избирательные кампании, они же одними из первых начали осваивать рынки бывших коммунистических стран. К моменту захвата советских рынков структуры Муна уже имели в своем распоряжении мощнейшие рычаги влияния на текущую мировую политику. Мун владел второй крупнейшей газетой в Америке -Washington Times, вторым крупнейшим новостным каналом — United Press International, его бизнес-империя была разбросана по всему миру, контролируя отрасли от производства продуктов питания до производства оружия и военной техники (например, заводы по производству автоматов «Томпсон»).

К началу 90-х годов имелись у мунитов и серьезные рычаги контроля над мировым научным сообществом. Через международные ассоциации вроде «Единства наук» или «Федерации профессоров мира» финансировались ученые многих стран. Основной упор при этом делался и делается на использования авторитета науки для продвижения идей единого мирового правительства, контроля над рождаемостью, создания искусственного интеллекта.

Несмотря на периодически попадавшие в прессу скандалы то о поставках мунитами «корейских школьниц» для оргий американских конгрессменов, то о связях «церкви Объединения» с международной наркомафией, несмотря на полуторагодовую отсидку самого Сан Сен Муна в американской тюрьме за неуплату налогов, с «отцом» не гнушались общаться все последние президенты Соединенных Штатов Америки. Лора Буш в разгар предвыборной кампании своего мужа позировала фотографам вместе с супругой Муна, а покойный Рейган называл мунитскую «Washington Times» своим «источником новостей номер один». Подготовленные агентствами Муна «экспертизы» и новостные сюжеты широко использовались в американских и мировых СМИ, — и «Голосом Америки», и мировым «христианским» вещанием, и другими средствами массовой информации. При этом та же «Washington Times», по оценкам, стоила «церкви Объединения» 250 миллионов долларов и не только никогда не приносила прибыли, но и продолжает ежегодно терять по 35 миллионов в год. Зачем, спросит наивный читатель, работать себе в убыток?

Сейчас подобный вопрос американцы задают все чаще. Интересно, что первыми сформулировали данную проблему отнюдь не грешащие избытком «конспирологического» воображения американские юристы. На ежегодной Ассоциации юристов, представляющих американцев судах (Association of Trial Lawers of America — ATLA), которая состоялась 7 июля 2004 года в Бостоне, эти практичные люди взялись вдруг за обсуждение проблем, возникающих в связи с деятельностью мировой закулисы. Выступивший на конференции докладчиком эксперт ATLA Дэвид С. Джонсон (David C. Johnson) напрямую связал развернутую в мировой прессе кампанию по дискредитации американских юристов с деятельностью корпоративного наднационального государства, представители которого рядятся под «консерватизм» и покупают политическое влияние путем создания мнимо-экспетных сообществ, псевдо-общественных организаций, лоббистских группировок, занятых продвижением интересов нескольких «ключевых групп».

По словам Дэвида Джонсона, в Америке действует порядка 500 самозваных «мозговых центров», проплаченных корпоративными лоббистами и средствами из кармана налогоплательщиков. Чего стоят их «экспертизы», видно невооруженным глазом, если сравнить состав и квалификацию сотрудников этих центров с набором предметов, которые там подвергаются «экспертизе». В качестве примера Дэвид Джонсон подробно остановился на деятельности «Heritage Foundation». От научного экспертного сообщества эти центры отличаются тем, что они берутся буквально за все. Сельское хозяйство, Африка, Азия, преступность, экономика, образование, терроризм, технологии, энергетика, защита окружающей среды, Европа, НАТО, Ближний Восток, американские федеральные реформы и бюджет, здравоохранение, Россия, религия, гражданское общество… Кажется, нет такой сферы знания или области общественной жизни, которая не являлась бы предметом их внимания. То, что выдается людям за экспертизу, на самом деле является чистой воды пиаром, а пиарщики, экономя на профессионалах и скупив СМИ, продают идеологию «ключевой группы». «Здесь, — говорит Дэвид Джонсон, — нет места ни правде, ни чести — только расчет на выигрыш». Почему они столь эффективны? Потому что главный их метод — постоянное, хорошо скоординированное повторение одних и тех же утверждений, призванных повлиять на общественное мнение и общественное поведение. Это практика долговременного внушения, оплачиваемая в интересах «ключевых групп», которые в свою очередь так или иначе связаны с тайными обществами вроде общества Джона Берча (John Birch Society), — утверждает Дэвид Джонсон.

Американский юрист призвал коллег ответить на это созданием своих, аналогичных структур влияния, воздействующих на общественное мнение. «Ведь это даже не было незаконным, — рассуждает Дэвид Джонсон, — достичь широкой аудитории через якобы независимые мозговые центры, свои общественные организации, собственные СМИ и повлиять на американские ценности — это было сообразительным. Меня сейчас слушают тоже немало сообразительных людей, и я призываю вас к выработке долгосрочной стратегии, строительству собственных организаций и собственных общественных каналов, благодаря которым мы сможем отстоять наши ценности. На нашей стороне — справедливость и большинство. Мы должны посмотреть, КАК они подменили наши взгляды. Это может стать моделью того, как нам вернуть Америку, чтобы восстановить права потребителя, идеалы демократии, идеалы общинной жизни…»

Анализом того, КАК это делается, не стоит, видимо, пренебрегать и патриотам России — не только Америки.

(Окончание следует)

http://www.fondsk.ru/article.php?id=629


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru