Русская линия
Радонеж Лидия Матвеева,
Наталья Ларина
17.03.2007 

Окно в безобразие

В редакцию нередко приходят письма, в которых читатели высказываются относительно нашего телевидения достаточно нелицеприятно. Вот одно их них. «Просим вас, — пишет Анна Гаврииловна Лосева (г.Будёновск, Красноармейская ул.,"N239), — передайте на ТВ мнение всех наших горожан. Все границы переходит то, что они показывают. Насилие, секс неизбежно попадаются на глаза детям, которым негде работать, которые не знают, чем себя занять. Телевизионщики просто поджигают их. До каких пор всю эту нечисть будут навязывать зрителям?».

Спору нет, случаются на наших экранах и передачи хорошие. Но как не вспомнить, что ложка дёгтя способна испортить бочку мёда. А количество разлагающих телевизионных передач измеряется уже далеко не ложкой. Оно стало угрожать нашей физической и психологической безопасности. Именно об этом — о психологических аспектах телеатаки на наши души и мозги — мы и решили поговорить с профессионалом. Наш собеседник — Лидия Владимировна Матвеева, доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник факультета психологии МГУ, профессор Дипломатической академии МИД России, специалист в области психологии массовых коммуникаций.

-Ещё Наполеон говорил, что пять газет могут сделать больше, чем хорошо вооружённая армия. Нетрудно догадаться, что бы он сказал, появись в его время наше телевидение! Мой знакомый ведёт одну из самых рейтинговых передач на канале ОРТ. В жизни это вполне добропорядочный человек, знающий, что такое хорошо-плохо, добро-зло, вредно-полезно. Но как только он появляется на экране, я сразу выключаю телевизор: нет сил выдержать то, что он показывает и говорит. Как, Лидия Владимировна, можно объяснить такое раздвоение?

Я тоже задавалась этим вопросом. Воде бы нормальный человек, и вдруг поворот на 180 градусов. Где происходит разрыв? Почему журналист считает возможным воздействовать на зрителя любым недозволенным приёмом? Давайте рассуждать вместе.

В нашу среду обитания вторгаются всё более и более изощрённые коммуникационные машины. Ничего плохого в этом факте нет. Но любое техническое средство требует армию обслуживающих его людей и больших финансовых вливаний. Люди, вкладывающие в эту технику деньги, естественно, хотят иметь прибыль. И вот техника отчуждается от человека и начинает работать на деньги. Драматизм этих взаимоотношений, всё возрастающий, предрёк Александр Блок:

А пока в неизвестном живём,
И не ведаем сил мы своих,
И, как дети, играя с огнём,
Обжигаем себя и других.

Вот ваша читательница Лосева пишет, что сегодняшнее ТВ — это чуть ли не помойка. И с ней нельзя не согласиться. Когда оно было общественным, то решало задачи, которые стояли пред государством. Шли познавательные, гуманистические программы, но как только ТВ стало коммерческим, «эта помойка» захлестнула экран. Чтобы получить прибыль, я должна сделать так, чтобы канал смотрели как можно больше людей, тогда я смогу продать эфирное время под рекламу за огромные деньги, а речь идёт о десятках тысяч долларов за минуту. Нередко бывало так, что передачу с эфира снимали, ситуация радикально менялась, а реклама всё равно шла: деньги надо отработать. Вспомните МММ, пирамида рухнула, а реклама шла ещё недели две. Абсурд с точки зрения логики, для коммерции — норма.

Денежная проблема накладывается на другую, нравственную. Журналиста формирует среда, группа по интересам. Её этические нормы становятся, может быть, и вынужденно, для него эталоном. Знаете, как говорят в народе, с кем поведёшься…

-Это точно. Когда я говорила всё с тем же моим знакомым, ужаснулась тому, что он делает в эфире. Он вздохнул и сказал: «Мне и самому порой противно, но что делать, так велит режиссёр и редактор».

-Вот-вот. Чтобы работать в профессии, он должен просто-напросто продаваться. И телевизионная камера облегчает ему эту сделку с совестью. Ведущий не видит зрителя по другую сторону камеры и легко перешагивает границу дозволенного, манипулируя людьми так, как надо его работодателям. Так ТВ превращается в инструмент воздействия на психику, интеллект, мироощущение людей, констатируя представление своей аудитории об окружающем мире, управляет общественным мнением, то есть становится мощным психологическим оружием.

-Не так давно героями одной программы была модная группа «Тату». В студию пригласили известных всей стране людей, даже депутатов Госдумы. Страсти разгорелись нешуточные. Во время прямого включения из Англии известная общественная деятельница сказала, что татушкам был закрыт доступ на английское телевидение: нечего русским лесбиянкам разлагать английскую молодёжь. И правильно по мне сказала. Но у нашего известного музыкального знатока и пропагандиста Артемия Троицкого была иная точка зрения. «Вспомните, — кипел он от возмущения, -_ как Бразилия встречала своего героя Пеле. Всю ночь страна плясала и пела. А наша Россия, как всегда, спит, даже несмотря на то, что свершился грандиозный прорыв страны в лидеры мирового хитпарада. Российские города и веси должны были высыпать на улицы и всю ночь ликовать в честь наших героинь». И у такого безумного взгляда в студии было много сторонников. Что вы скажете по этому поводу?

-Продюссер группы, профессиональный психолог, грамотно раскрутил девушек. «Тату» — это информационная бомба, сделанная по всем правилам воздействия на психику подростков. Её цель — разложить юношей и девушек тогда, когда у них формируется половой психотип. Даже не то чтобы разрушить его, а раскачать. Когда однополые, по сути ещё дети, начинают реагировать друг на друга как на сексуальный объект. Есть люди с жёстко зафиксированным полом. А есть с несколько раскаченной нормой от природы. Голубому нужен подросток, который сексуально ещё не оформился. А мальчик может быть таким и таким, то есть, на начальном этапе сексуального развития он находится в неопределённой зоне. И если общается с полноценными мужчинами, у него потихонечку правильно выстраивается сексуальная норма. А если попадёт в общество «голубых», начнёт потихонечку дрейфовать в патологию.

-А что происходит с девочками?

-У них возникнут серьёзные проблемы с идентификацией себя как матери, жены. Могут стать фригидными, даже не физиологически, а что ещё страшнее — психологически. И тогда никогда уже не создадут нормальную семью. Во все времена, кроме сумасшедшего ХХ века, женщин наказывали за этот содомский грех сильнее, чем мужчин. Потому что в обществе женщина всегда хранительница эталонной нормы — сексуальной, поведенческой. И вместо того, чтобы разъяснять всё это людям, телевидение превозносит «Тату» как национальных героев.

-И получает с этого огромную прибыль. Как с программ «За стеклом», «Дом-2», взбаламутившими наше общество. Кстати, идея была взята у американского телевидения…

-Пятидесятилетней давности. В МГУ выступал американский президент Рейган. Мне запомнилась одна его фраза: американское общество держится на двух ценностях — семья и вера. Причём семью он поставил на первое место. По рассказам моих коллег, побывавших в Америке, страна действительно делает резкий поворот в сторону нравственности. На улицах можно видеть школьников со значком «Я — девственник». Во многих европейских странах введена нравственная цензура, которой так боятся наши отечественные плюралисты. Такие одиозные программы, как «За стеклом», «Дом-2» в самое смотрибельное время там просто не могли бы состояться.

Сам факт появления таких программ — свидетельство тяжёлого нравственного состояния общества. Пять тысяч молодых людей претендовали на этот духовный стриптиз. Очередь «посетителей» к заветному «Застеколью» напоминала очередь в Мавзолей в советские времена. Из семи миллионов человек отбирали самых крутых застекольщиков.

-А куда ж подевались наказы с детства не подглядывать, не подслушивать?

-Телевизионщики заставили делать это всю страну. О крайней аморальности этого шоу сами участники даже и не подозревали. И когда кое-кто из них, опомнившись, попытался выйти из игры, ему пригрозили огромной неустойкой, в прессу просочилась сумма в тысячу долларов. Эта передача покалечила всех — и общество, и участников. Лишь на третий день эксперимента Жанна отважилась на глазах у вех обнажённой войти в душ. Она глушила угрызения совести пивом, пряталась от телекамер (хотя это было невозможно), плакала в подушку.

Её переживания померкли перед тем, что испытал другой участник шоу -Саша. Разыгралась настоящая драма: любимая девушка, увидев от ТВ, как, мягко говоря, он ухаживает за Марго, порвала с ним все отношения. Александр был в отчаянии, ведь он так просил режиссёра не давать в эфир откровенные кадры. Какое там! «Оставайтесь с нами! — призывали пиарщики, — вы ещё не такое увидите!»

Такие проекты, как «Застеколье», «Голод», могли состояться только потому, что кучке телевизионщиков-новаторов захотелось пополнить свою мошну любой ценой и вновь выйти на пик популярности. Что сама идея зловонна — это для них не имело значения. Тут впору говорить об информационном терроризме.

-Чтобы люди легко переваривали подобное, их начинают готовить с малолетства. Вот у меня вышел конфликт с моей невесткой. Насмотревшись по ТВ телепузиков, её дочка потребовала купить ей «великолепную четвёрку» этих гуманоидов. Традиционных детских пупсиков заменили Барби всех фасонов, всех разновидностей. Как я была рада, когда деревенская дворняжка Дымка сгрызла эту самую Барби.

-Что касается Барби, не думаю, что в ней большое зло. Всё дело в том, ребёнку какого возраста она покупается и в каком возрасте смотрятся о ней телепрограммы. Если 10−12-летние девочки, то беспокоиться не надо. А вот младенцам не стоит. И вот почему. Традиционный пупсик для малыша — это ещё меньший ребёночек. Его можно запеленать, покачать в колясочке, чего не сделаешь с Барби. Лишённый такого пупсика, младенец проскакивает важный период своей жизни — игру в дочки-матери. Барби же преждевременно демонстрирует, какой обаятельной надо быть девушкой, а не мамой, заботящейся о своём ребёночке. Но заменить все куклы на Барби — этого делать ни в коем случае нельзя, так как это обедняет мир, подталкивает малыша к взрослому поведению.

Ну, а что касается телепузиков, я бы своим детям не показывала этих уродцев, этот плод компьютерной фантазии. В абсолютно механистическом сериале про них нет даже намёка, что в мире существуют понятия добра и зла, боли и радости. В сознание детей самым грубым и примитивным образом забивается механистическое представление о мире, делается всё, чтобы, когда они вырастут, ими легко можно было руководить и направлять Туда, куда потребует невзыскательное время и столь же невзыскательное общество. Подобные передачи являются ярким примером духовной агрессии. Со страниц прессы рекламные агенты зазывали незадачливых молодых мам: смотрите, смотрите телепузиков, единственный в мире сериал, который создан для малышей от шести месяцев до четырёх лет. До этого никто отчего-то и не догадывался, что грудные младенцы жизненно нуждается в ТВ.

-Некоторые молодые мамы говорят: «Разве плохо, что мой ребёнок много смотрит телевизор? Много будет знать.

-Какое заблуждение! О каком развитии умственных способностей и интеллекта можно говорить, когда ТВ отрывает детей от чтения. Зачем читать, когда всё не только видно, но и слышно. Зачем напрягать своё воображение, когда всё передано с мельчайшими нюансами.

ТВ, которое способно переносить нас в любой конец света, опускать на дно морское. вводить в палаты, где вместе с хирургом почти что принимать участие в операции — несмотря на весь этот грандиозный диапозон наглядных зрелищ, оно делает и детей, и взрослых ленивыми, безразличными, в итоге невежественными. ТВ отучает воображать и даже мыслить.

-И не случайно психиатры бьют в колокола, уровень тревоги у людей зашкаливает, они становятся всё агрессивнее.

-А как же не зашкаливать, когда товар делается из несчастных случаев. Вот не далее, как вчера слышу: сейсмологи предсказывают, что такие-то районы России (идёт их перечисление) будут сметены с лица земли десятибальным землетрясением. Ну, скажите, зачем это сообщать, ведь сейсмоустойчивые дома всё равно не построят, а землетрясение произойдёт в одну секунду, так что пусть хоть люди до этого часа «Ч» поживут спокойно.

-Война и террор, казни и изнасилования, уличные драки и похищения, захваты самолётов и убийства — всего этого на экране так много, что люди серьёзно встревожены. Расскажу вам такой комический эпизод. Лежу в боксе физиотерапевтического кабинета. Заполнены все восемь боксов. Одна пациентка начинает разговор о нашем чудовищном телевидении. И вот все восемь человек подхватывают эту животрепещущую тему и все пятнадцать минут процедуры бурно и гневно её обсуждают. Такое впечатление, что общество доведено до крайности. Я позвонила после этого своим однокурсникам, работающим на ТВ, и услышала довольно циничный ответ: «Знаешь, хорошая новость — это для нас не новость. Люди смотреть её не будут: пресно».

Но не напоминаем ли мы с вами, Лидия Владимировна, тех, кого разоблачаем. Ну, посокрушались, побрюзжали, а дальше то что? Выхода-то всё равно нет.

-Есть. Есть чему поучиться у Америки и Европы. США уже пережили дикий информационный рынок. К концу ХХ века американская общественность была серьёзно обеспокоена отклонениями от нравственной нормы своих сограждан. Конгресс поручил Министерству здравоохранения провести соответствующие исследования, на что выделили немалые деньги. И теперь в Декларации о правах человека нашлось место цензуре публичных развлекательных мероприятий. В частности, в ноябре 1987 года американская федеральная комиссия по коммуникациям постановила, что грограммы, отнесённые к категории непристойных, могут передаваться только в промежутках между полночью и шестью часами утра. То же и в Европе. Возьмём Францию. Если информация оскорбляет зрителя, то податель её выплачивает немалый штраф. Два-три нарушения — и канал будет закрыт.

-Почему же мы не идём по этому пути?

-Нет на то доброй воли наших депутатов. Ну не хотят они нравственной цензуры. Да и большая это проблема — обеспечить свободу слова и не дать ей выродиться во вседозволенность. Иммануил Кант единственное решение её видел в сфере морали, нравственности, гуманистического воспитания. Однажды спросили Глеба Павловского, известного нашего политолога, смотрят ли его дети телевизор. Нет, ответил он, они читают классическую литературу и слушают серьёзную музыку.

Нравственные учителя, родители, воспитатели с неперевёрнутым сознанием — самое верное средство противостоять перегруженной всякого рода патологией информационной среде.

Наталья ЛАРИНА

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2225


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Окна в Cамаре цена