Русская линия
Татьянин день Агафья Логофетова16.03.2007 

Энциклопедия заблуждений: Пост как средство классового угнетения, или за что крестьян лишили мяса

Каждым Великим постом в интернете всплывают светские вопросы и рассуждения об исторической подоплеке возникновения поста. Почему нельзя есть мяса и молочной пищи? — Потому что бедному крестьянину в это время итак кушать было нечего: зимние запасы уже кончились, а из весеннего еще ничего и не выросло. В лучшем случае скажут — в этом мудрость церковная. А чаще понимающе кивнут: понятно, так Церковь «услужала государству» — заглушала недовольство крестьян.

Мнение это уступает по популярности разве что с попеременным успехом ведущимся рассуждениям о вреде и полезности поста для здоровья (о котором заметим лишь, что есть канонические послабления для некоторых категорий людей и вопрос этот решается человеком со своим духовником; см. напр., Правда ли, что пост надо нести по силам?, Я страдаю психическим расстройством астенического характера. Врачи утверждают, что мне категорически нельзя поститься. Как мне поступить?

Основное недоумение в этом вопросе разрешается просто: мы, веками жившие примерно на 1/6 части суши и унаследовавшие имперское мышление, забываем порой, что не все начиналось с нас и ограничивается нами (ведь кроме Русской Православной церкви существуют и другие); с другой стороны, с отдельными реалиями церковной жизни мы больше знакомы по западным литературе и фильмам, и «святой отец» для нас привычнее, чем «отче» (а кто ж там постится?). Но пост к несчастным русским крестьянам (как, впрочем, и к князьям) пришел через Византию от Древней христианской Церкви, с апостольских времен. Мало того, первые христиане восприняли иудейскую традицию пощения.

Ветхий завет дает нам множество указаний на пост, прямо с самого начала: «И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть; а от дерева познания добра и зла, не ешь от него» (Быт. 2, 16−17). Это значит, что воздерживаться от определенного рода пищи сам Господь заповедал первым людям еще… в раю?! Ничего удивительного: пост изначально — религиозно-нравственный подвиг послушания человека Богу. В ветхозаветное время постились по 40 дней св. пророки Моисей и Илия (Исх. 34, 28), 3 недели без пищи провел прор. Даниил (Дан. 10, 2−3) и 7 дней — Ездра (Езд. 8, 21−23). Молился и постился царь-псалмопевец Давид и получил через прор. Нафана прощение своего греха от Бога (2 Цар. 12, 16−20); жители города Ниневии молитвой и постом «от большого до малого» отвратили от себя кару Божию за их великие грехи (Ион. 3, 5−10). Израильтяне, по повелению Божию, постились во время страшного опустошения их земли гусеницей и саранчой (Иоил. 1, 14; 2, 12−15); имели они и постоянные посты 4, 5, 7 и 10-го месяцев (см. Зах. 8, 19).

На границе Ветхого и Нового завета мы видим пример великого подвижничества в посте Крестителя Господня Иоанна (Марк 1, 6) и 84-летней пророчицы Анны (Лк. 2, 36−37). В Новом Завете пост освящен самим Главой Церкви, Господом Иисусом Христом — личным примером строгого 40-дневного пощения в пустыне перед выходом на общественное служение и заповедью о посте ученикам (Мф. 6, 16, 18); в словах Спасителя раскрывается значение поста как орудия борьбы с дьявольскими искушениями: «сей же род [бесовский] изгоняется молитвою и постом» (Матф. 17, 21). Постились и ученики Христа — апостолы и научали этому народ, о чем есть свидетельства Древней Церкви: «когда они служили Господу и постились, Дух Святый сказал: отделите мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их. Тогда они, совершив пост и молитву и возложив на них руки, отпустили их» (Деян. 13, 2−3).

Утверждая «естественность» поста в период, когда крестьянам итак есть было нечего, мы забываем, что постов-то в годовом круге четыре. Т. е. есть им должно было быть нечего и июне-июле (Петров пост), и в августе (на Успенский), и в Рождественский (Филиппов) пост с ноября по Рождество. Конечно, Великий, как и однодневные посты в среду и пятницу, — наиболее древнее церковное установление: его зачатки можно обнаружить еще в I в. (см. «Толковый типикон» М. Скабаллановича). Слова Спасителя «когда отнимется у них Жених, и тогда будут поститься» (Мф. 9, 15), возможно, были поняты апостолами как основание для пасхального поста, которым они ежегодно освящали день смерти Господней. Интересно, что даже в III в. пасха была крестной, т. е. сводилась к посту (само это слово означало «пост»). До 40 дней Великий пост удлинился лишь в в III в. (и то не везде; первоначально в Палестине, в Иерусалимской церкви) под влиянием практики оглашения — из желания постом и молитвою содействовать подготовке оглашенных к таинству Крещения. Памятники II в. говорят об обычае христиан поститься вместе с оглашенными (крещающих, в первую очередь, но по возможности и других — «Учение 12 апостолов»). Уже в начале IV в. св. четыредесятница распространилась повсюду. В IV—V вв. в Западной Церкви возникли «посты 4 времен года», о них упоминает папа Лев I: «закон о воздержании предписан для всех времен года: именно пост весенний совершается в 40-цу, летний в 50-цу [т.е. Троицу], осенний в 7 мес., зимний в 10-м»; в качестве основания для этих постов он указывает благодарность Богу за собранные плоды. Действительно, эти посты были христианским преобразованием римских языческих праздников, соединенных с различными периодами земледельческого года (праздника посева, праздника жатвы, праздника сбора винограда). Параллельно и на Востоке годичные посты были доведены до 4. В VI—VIII вв. развился Рождественский пост; его зерном мог быть 4-ый из «постов 4 времен года» (на Западе он называется «адвент», что значит подготовление к пришествию (adventus) Спасителя). Церковное предание гласит, что Рождественский пост возник из-за того, что ап. Филипп перед смертью просил небесной кары своим мучителям: за это ему было открыто, что в течение 40 дней он не будет допущен в рай, почему Филипп просил апостолов поститься за него в эти дни. В IX в. появляются первые упоминания об Успенском посте — аналоге Великого поста, но в честь Богоматери.

Таким образом, остается вопрос: с чем же связаны ограничения на вкушение мяса (в первую очередь) и молочных продуктов во время поста? Известно, что у древних земледельческих народов мясо вообще употреблялось редко: в основном, это было мясо, принесенное в жертву Богу (или богам у язычников), в праздничные дни. Христиане унаследовали эти обычаи. Где-то до V в. критерием поста было время и кратность принятия пищи: ели один раз в день вечером, после 9-го часа. Род и степени ограничения пищи заимствованы из отшельнической практики: так как наиболее распространенной пищей монахов были хлеб и овощи, то она и стала вскоре повсеместной для мирян. Так Церковь на время постов возвращает нас к нормальной райской пище первых людей.

Мясо тяжело и приводит к пресыщению и разгорячению, что способствует возбуждению греховных страстей. Время поста, напоминает нам Церковь, — время душевной скорби о грехах. А скорбь, покаянные чувства, как показывает тысячелетняя аскетическая практика, несовместимы с сытной едой в свое удовольствие и развлечениями. В пост мы особо призваны к духовной работе над собой, и ограничения в пище — вспомогательное средство: «Постящеся, братие, телесне, постимся и духовне: разрешим всяк союз неправды… дадим алчущим хлеб, и нищия бескровныя введем в домы, да примем от Христа Бога велию милость» (стихира на вечерне в среду 1-ой седмицы Великого поста).

Использованные материалы:
М. Скабалланович, Толковый типикон;
прот. Николай Домбровский, Пост как божественное установление и духовно-врачебное средство

http://www.st-tatiana.ru/cgi-bin/client/display.pl?did=3557


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru