Русская линия
Prokimen.Ru Андрей Ефимов15.03.2007 

«Какой роддом нам нужен»
Доклад на круглом столе «Многодетная семья и православное воспитание как духовно-нравственный фундамент будущего России»

Прежде всего необходимо понять, зачем Церкви нужны медицинские учреждения и почему, если мы их создадим, люди будут обращаться в них, и, а не в государственные организации? Если посмотреть историю вопроса, то мы увидим, что причин, по которым создавались православные больницы в конце 19 и начале 20 века, сегодня нет. В те времена медицинская помощь для большинства людей была недоступна, поэтому основной целью этих организаций были благотворительность и милосердие. Это были в основном бесплатные лечебницы, но уровень лечения в них был не ниже, а выше, чем в городских и земских больницах. Прошло время, и сегодня медицинская помощь стала доступной практически всем. В бюджете страны на медицину выделяются колоссальные деньги. Например, на дополнительный национальный проект «Здоровье» В.В.Путин выделил в 2006—2007 году 10 млрд руб. Понятно, что у Церкви таких денег нет, но и у участников проекта православных медицинских организаций тоже нет.

Поэтому вопрос, зачем Церкви нужны медицинские учреждения? — далеко не праздный Сторонники создания православных медицинских учреждений приводят следующие доводы.

1. К православным врачам и к православной больнице у людей больше доверия, потому что там соблюдается заповедь «не навреди».

2. В православных больницах можно продолжать вести церковную жизнь, какую люди привыкли вести у себя дома, например, поститься, молиться, причащаться и т. д.

Сомнения в справедливости этих доводов были высказаны в статье о православном роддоме, опубликованной в журнале «Нескучный сад». Эта статья называлась «Рожать среди своих» (N 5 за 2006 г.). Смысл статьи заключался в следующем. В системе здравоохранения итак работает много православных врачей, есть даже православные главные врачи, поэтому все не так плохо и задача решается довольно просто — надо идти рожать к этим врачам и в эти больницы. По сути, в этой статье говорится о том, что идеальный православный роддом это довольно хлопотное мероприятие и лучше идти по пути миссионерской деятельности, чтобы православных врачей было больше. В принципе это правильно, по возможности Церковь не должна отделяться от государства.

В целом, идея создания православных больниц и других медицинских учреждений в чем-то напоминает историю борьбы некурящих за свои права в развитых странах. С начала некурящие добились того, чтобы были организованы вагоны и места для некурящих, сейчас дело дошло до того, что курение во многих странах в общественных местах запрещено. Может быть это некорректный пример, но все же он отражает суть того, что мы в действительности хотим. Минимум — сначала отделиться из системы здравоохранения, но при этом иметь все необходимое финансирования. Максимум — сделать всю систему здравоохранения духовной, имеющую религиозные основания.

Можно попытаться создать медицинскую организацию двойного подчинения. Попробуем это представить. Например, у нас в Москве есть Центральная клиническая больница Московской Патриархии (ЦКБ МП) во имя святителя Алексия. Возникает вопрос: как вернуть ей полное бюджетное финансирование и оставить право управления за Церковью?

Прежде всего, нужно понимать, что медицина — это естественная наука, доступ в нее и право решать в ней имеют только специалисты из этой области. Поэтому сегодня священник в больнице не может быть наравне с врачами и чиновниками от медицины и вместе с ними решать вопросы о выборе методов лечения. Как уравнять права обеих сторон? Ответ заключается в следующем: Церковь должна предложить медицине то, в чем она серьезно нуждается или нуждаются люди, которые к ней обращаются.

Возьмем в качестве примера область акушерства

На VI Российском форуме «Мать и дитя» (Москва, 2004 г.) профессор В.Е. Радзинский обозначил проблему современного акушерства, назвав ее «акушерской агрессией»: «На современном этапе развития акушерства, — пишет он, — существует целый ряд ошибочных, научно необоснованных представлений и подходов, последствия которых, в большинстве случае, можно охарактеризовать как проявления „акушерской агрессии“, которая, в некоторой степени, стала нормой ведения беременности и родов и, к сожалению, не всегда с благоприятным исходом.

Акушерская агрессия — ятрогенные, ничем необоснованные действия, направленные якобы на пользу, а в результате приносящие только вред: увеличение осложнений беременности и родов, рост перинатальной, младенческой, материнской заболеваемости и смертности. По данным Всемирной Организации Здравоохранения, 50 тыс. случаев только материнской смертности (каждая десятая смерть) явились следствием врачебных ошибок. Можно смело предположить, что половина из них — результат акушерской агрессии.

Элементы акушерской агрессии прочно вошли в будничную работу практического врача, и сопровождают женщину, решившую стать матерью, в течение всего периода беременности. Все это, в равной степени, относится и к плоду».

В конце статьи Радзинский пишет, что используемые в акушерстве представления, методы и тактики ведения, требуют глубоко научного, осмысленного и критического пересмотра как реального резерва снижения показателей перинатальной, младенческой, детской, материнской заболеваемости и смертности.

Полностью соглашаясь с Радзинским по поводу акушерской агрессии, все же хотелось бы обратить внимание на одну неточность. Радзинский пишет, что существующие сегодня ошибочные представления и подходы в медицине научно необоснованны. К сожалению, они обоснованы и в этом проявляется ненадежность научного доказательства. И нет гарантии, что, пересматривая их как ошибочные, врачи не допустят новых ошибок. Парадокс нашего времени заключается в том, что мало кто из врачей и специалистов понимает, что критерием истинности в любой области знания, в т. ч. и в медицине является только практика. Можно посочувствовать медицине, которая имеет перед собой самую сложную научную задачу — познать человека, но еще очень важно предостеречь медицину от самовозвышения.

В современной медицине мы имеем проблему разделенности теоретической медицины и практического врачевания. Эта проблема существует давно и в общем-то хорошо известна. Это проблема заключается в том, что надо лечить не болезнь, а человека. Врачевание — это дар, служение, молитва, сотрудничество, врачевание стремится решить проблему целостно и глубоко, стараясь найти истинные причины болезни и принять во внимание последствия лечения. И самое главное, практическое врачевание — это не только лечение, но и научение. Человека нужно не только вылечить, но и научить — научить не болеть, научить быть здоровым, научить новому пониманию жизни.

Однако часто врачи считают, что эта проблема разделенности теоретической медицины и практического врачевания либо не существует, либо она относится к категории неразрешимых. Человека прежде всего нужно лечить, а не учить, разговоры же и партнерские отношения могут себе позволить только психологи, личные или семейные врачи.

На самом деле все здесь довольно просто и истина лежит на поверхности. Чтобы заниматься врачеванием человека, а не болезни требуется иметь четкие философские и религиозные основания, но этого медицина как наука себе позволить не может и в результате не может следовать своей главной заповеди — «не навреди».

Но то, что медицина не может делать официально, тем не менее, широко представлено в ее коммерческом и теневом секторе. Достаточно зайти в Интернет или открыть любой журнал или газету, где говорится о здоровье, и мы увидим множество рекламных объявлений различных целителей, врачевателей, школ, медицинских центров, в которых идет одновременно лечение и «промывание мозгов». Это говорит о том, что проблема имеет решение и потребность в такой деятельности достаточно высока. В этом секторе есть свои положительные и отрицательные примеры. Есть даже православные врачи, которые тоже занимаются этой деятельностью и не только из-за материальных соображений.

Сегодня мы видим необходимость создания православной медицины. Но не как отдельной науки, а как сферы деятельности, которая занималась бы практическим врачеванием. Медицина как наука остается, но она не должна быть автономной, она должна опираться на религиозные и философские основания и даже не на отдельные конфессиональные, а на общечеловеческие.

Есть такой афоризм «клиент всегда прав». Конечно, этот афоризм применим не всегда, но иногда клиент действительно бывает прав и с развитием медицины, а особенно ее теоретической части, это происходит все чаще и чаще.

Создание православной медицины это одновременно решение многих и большей частью практических насущных задач. Это миссионерская деятельность, о которой писал журнал «Нескучный сад», это организация православного роддома, это налаживание деятельности существующих православных больниц, поликлиник и медицинских центров. Необходимо создание отдела духовной медицины в Министерстве здравоохранения и социального развития, которое официально курировало бы эту деятельность и решало бы вопросы ее бюджетного финансирования.

Может быть, это звучит резко, но все же скажем, задача православной медицины заключается в том, чтобы «защитить» человека от теоретической научной медицины. Православная медицина должна заниматься практическим врачеванием и строго следить за соблюдением принципа «не навреди».

Прежде чем переступить порог медицинского учреждения каждый человек задается вопросом: насколько можно доверять выбранной больнице и врачу? Существует множество различных традиционных и нетрадиционных методов лечения. Выбирая способ лечения, человек, по сути, выбирает веру или научается вере — это вера в свои возможности, вера в свое призвание, вера в опыт и знание других. Если в отношении врачей мы исходим из необходимости миссионерской деятельности, то в отношении больного надо помнить, что «вера без дел мертва». С больными нужно начинать не с духовных, а с душевных отношений. Забота и любовь должны проявляться не только в том, чтобы во время сделать укол, а в том, чтобы создать атмосферу общности людей на основе партнерских отношений. Если подойти творчески, то тогда лечение станет поворотным моментом в жизни человека. И это может сделать православная медицина.

Теперь, чтобы объяснить, что такое православная медицина, обратимся к идее православного роддома

Идея создания православного роддома, прежде всего, исходит от женщин, это заветная мечта многих женщин. Не для кого не секрет, что сегодня по примеру западных стран в России получила распространение практика домашних родов, особенно в больших городах. Запретить эту деятельность невозможно, так как это будет нарушением прав женщин, но и организовать эту деятельность в России на сегодня некому. Домашние роды, как правило, связаны с предварительной подготовкой беременной женщины к родам.

Практика домашних родов опровергла тезис официальной медицины, который существовал лет 20−30 назад, что современные женщины разучились рожать. Оказалось, что современные женщины могут рожать сами. Женщин стали учить рожать, и результаты оказались весьма положительными.

Первоначально подготовка процесса обучения женщин естественным родам заключался в ломке стереотипов официальной медицины (отчасти тех, о которых писал В.Е. Радзинский) и наработке новых техник и методик, имеющих связь с народными традициями и практиками. Очень быстро возникло понятие «духовное акушерство». В обществе, только начинающем понимать духовную сторону жизни, это словосочетание было воспринято неоднозначно. Но как бы мы не относились к этому понятию, надо отдавать себе отчет, что эта деятельность налагает ответственность за методы, которыми пользуется акушер при подготовке к родам.

Понимание этого делает будущее акушерство немыслимым без религиозного основания (веры), и этим оно отличается от светской медицины. Идея создания православного роддома не означает, что роддом будет только для православных. Истинная вера является источником философии, которая объединяет, а не разъединяет общество. Поэтому для православной акушерка не должно иметь значения, какого вероисповедания роженица, для православной акушерки одинаковы все дети, т.к. все они дети Христовы.

Сегодня медицина придумала новый тезис: здоровых женщин мало, и большинство из них должны рожать при помощи медицинского вмешательства. Но десятилетия практики в России и в западных странах опровергает и это утверждение.

Православный роддом мыслится нами как семейный родильный центр

Одна из причин того, что в роддомах естественные роды случаются редко, заключается в том, что естественные роды отнимают много времени, внимания и душевных сил. Это правда, о которой врачи в роддомах предпочитают умалчивать. Говоря сухим языком, естественные роды в роддоме нетехнологичны. Даже работая по призванию Церкви, женщина-акушерка будет работать в таком обычном роддоме на пределе своих сил и возможностей. Но самое главное заключается в том, что это и не нужно. Рождение ребенка — это семейное событие и участие членов семьи не только желательно, но и необходимо. Для будущего семьи очень важно, чтобы супруги пережили процесс рождения их ребенка вместе. Поэтому обычно на курсах по подготовке к родам акушеры настаивают на участии мужа на занятиях вместе с женой, и хотя бы на участие мужа в начальном периоде родов.

«Технологичность» семейных родов широко реализовалась на Западе в виде различных семейных родильных центров. Для тех, кто хочет в этом убедиться, предлагаем, например, набрать в поисковой системе Интернета google.ru поиск по словосочетанию «family birth centre"(англ.). И картина станет сразу ясной.

Есть православная американская акушерка Молли Калигер, уже несколько лет живущая в России, которая, поддержав нашу идею создания православного роддома как семейного родильного центра, дала следующую справку.

В официальном родовспоможении во всех западных странах последние 20−30 лет имеется устойчивая тенденция возвращения к более естественному подходу. Появилась она в результате требования женщин, которые давно начали понимать вред анестезии и применения лекарств при родах. Акушерские отделения при больницах сегодня соревнуются между собой в создании самых уютных, домашних условий, для того, чтобы привлечь клиентуру. Одновременно с этим беременные женщины все больше предпочитают наблюдаться не у врачей акушеров-гинекологов, а у семейных врачей и профессиональных акушерок.

Профессиональное домашнее акушерство развивается очень быстро, и в течение последних 15−20 лет доросло до уровня профессии, с признанным курсом специального образования и сертифицирования.

Благодаря возвращению к практике естественных родов в США стали появляться так называемые «родильные центры» — клиники, в которых наблюдаются и занимаются женщины во время беременности, рожают и затем наблюдаются вместе со своими детьми после родов. В таких центрах работают по большей части профессиональные акушерки (не врачи). Деятельность родильных центров регулируется специальным законодательством. Такая форма медицинской помощи оптимальна и соответствует рекомендациям ВОЗ по ухаживанию за беременными и новорожденными.

Мы привыкли к Америке относиться сдержанно. Но то, о чем пишет Молли, это не вся Америка, а ее часть, которая пытается сохранить себя и выжить в условиях глобализации. В клиниках США естественных родов уже практически не осталось. Движение за естественные роды в России и в Америке начиналось где-то в одно и то же время. Только в отличие от России в США сторонники этого движения сумели организоваться. За скупыми словами Молли о становлении новой специальности — акушерка родильного центра или домашняя акушерка — стоят годы практики, интеллектуальный труд многих людей.

Создание православного роддома — это создание совершенно нового типа медицинской духовной организации, одновременно сочетающей медицинскую и образовательную деятельности. Сегодня опытные акушеры все больше говорят, что у многих женщин проблема заключается не в том, чтобы родить, а в том, как без депрессии пережить послеродовый период. Пройдя через роды, женщине бывает сложно сразу настроиться на новую жизнь. Здесь опять можно говорить о некотором процессе «научения». Но и через несколько лет после рождения ребенка у родителей могут возникнуть проблемы, а вместе с ними необходимость обратиться в семейный родильный центр за помощью. Естественные роды — это начало «сознательного родительства». Важно, чтобы роддом был не только медицинским учреждением, но и родительским сообществом, в котором совместно обсуждаются новые идеи, вырабатываются общие взгляды на рождение и воспитание детей, вместе решаются проблемы.

Развитие медицины идет по пути специализации. Оснастить каждую клинику или роддом всем арсеналом всевозможных диагностических и реанимационных средств невозможно. Православный семейный роддом нельзя рассматривать изолированно от других клиник и роддомов. Должно быть сотрудничество. Все необходимое для высококвалифицированной медицинской помощи, конечно, будет, но без излишеств, в которых сегодня соревнуются дорогие роддома. Семейный роддом будет иметь свою специализацию. Эта специализация будет заключаться в следующем: во-первых, на роды будут приниматься только те семейные пары, которые прошли курсы подготовки к родам. Во-вторых, будут расширены протоколы сбора анамнеза во время беременности. В-третьих, ведение родов будет осуществляться с учетом зарубежных стандартов и рекомендаций ВОЗ.

Когда мы называем роддом православным, то этим, прежде всего, подчеркиваем его некоммерческий характер. Однако некоммерческий не значит бесплатный. Работа роддома будет построена на условии самоокупаемости и самофинансирования. Существующий опыт показывает, что стоимость услуг в области родовспоможения можно довольно легко согласовать. Этот роддом будет сообществом, где люди будут отличаться уровнем достатка, психологической готовностью, состоянием здоровья, образованием и т. д., но в то же время будут объединены общей философией.

Возвращаясь к началу, где мы говорили об отношениях Церкви и медицины, хочется добавить, что только Церковь как истинная духовная организация может предложить новый путь развития здравоохранения — создание совершенно нового типа медицинских духовных организаций. Эти организации должны совмещать медицинскую и образовательную деятельности. Однако необходимо не просто осуществлять обе деятельности в одной организации, а нужно существенно изменить сам подход к врачеванию, внеся в него элементы обучения и воспитания (или изменить образовательную деятельность, найдя ей приложение в области медицины).

Заключение

Сегодня надеяться на то, что удастся построить роддом — это все равно что надеяться на чудо, слишком сильны инерция общества и нежелание чиновников поддержать этот проект. Как только речь заходит о конкретных делах, появляется все больше сомнений. При этом часто не учитывается то обстоятельство, что беременность, роды, первые годы жизни малыша — это главные периоды жизни женщины, где важны не логика и расчет, а чувства. Предвидя новые трудности, хочется сказать, что в реализации проекта православного роддома женщинам нужна мужская помощь, нужны знания и опыт специалистов. Зарубежная практика показывает, что создать систему естественного родовспоможения не только возможно, но и крайне необходимо.

А.В. Ефимов, директор санитарно-просветительского центра «Драгоценность»

http://www.prokimen.ru/article_2662.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Узнай в чем забирать ребенка из роддома зимой на ivona.bigmir.net