Русская линия
Страна.Ru Наталья Елисеева13.03.2007 

Искушение имуществом
В ходе предстоящей реституции Русскую Православную церковь ждут многочисленные «подводные камни»

До настоящего времени в России не было принято ни одного закона, регулирующего имущественные отношения, возникшие до 1917 года. Похоже, теперь этот пробел в законодательстве удалось ликвидировать. Правительственная комиссия под руководством первого вице-премьера Дмитрия Медведева утвердила концепцию передачи в собственность церкви имущества религиозного назначения, поручив Минэкономразвития к апрелю подготовить соответствующий законопроект. В самом министерстве подчеркивают, что, получив имущество в собственность, церковь обретет и «широкие коммерческие возможности».

Термин «реституция» означает «возвращение к первоначальному состоянию» и обычно употребляется, когда речь заходит о возвращении перемещенных в годы Второй мировой войны культурных ценностей. Но этот термин вполне уместен и в случае требования бывшими частными владельцами возврата национализированного государством имущества. Одними из первых о возвращении некоторых усадеб и памятников архитектуры заговорили представители Русской Православной Церкви. При этом Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II неоднократно подчеркивал, что РПЦ претендует не на все земли, здания и прочее имущество, которых Церковь лишилась после революции 1917 года, а только на те, которые необходимы храмам и монастырям для их жизнедеятельности.

В соответствии с утвержденной Правительственной комиссией концепцией, Церкви предлагается передать в собственность имущество, уже сейчас находящееся в ее безвозмездном бессрочном пользовании. Речь идет не только о культовых зданиях и сооружениях с относящимися к ним земельными участками, но и о внутреннем убранстве церквей, включая предметы, необходимые для совершения богослужения.

Следует отметить, что в соответствии с правительственной концепцией в собственность церкви не смогут поступить особо ценные памятники архитектуры, включенные в Список всемирного наследия ЮНЕСКО (например, храм Василия Блаженного или храмовый ансамбль Московского Кремля). Если Церковь проявит намерения по приобретению так называемых «непрофильных объектов», например, пекарни или церковно-приходской школы, то в таком случае ей предстоит пройти процедуру экспертизы в Роскультуре и Росохране и доказать, что эти объекты по территориальному, архитектурному и функциональному признакам неразрывно связаны с объектами религиозного назначения.

Впрочем, со стороны экспертов уже звучат опасения, что вес, который приобрела в последнее время РПЦ, позволит ей оказывать определенное давление на государственные структуры. Они не исключают, что реституция церковного имущества может приобрести глобальный размах и Церковь станет одним из крупнейших земельных и имущественных собственников. В частности, в Минэкономразвития не скрывают, что, получив имущество в собственность, Церковь получит «широкие коммерческие возможности».

При этом чиновники надеются, что имущественные и экономические аппетиты сможет ограничить поправки в закон «О свободе совести», которые обяжут Церковь в своей предпринимательской деятельности следовать исключительно религиозным целям. Кроме того, в министерстве планирует ограничить притязания Церкви законом «О некоммерческих организациях», в соответствии с которым религиозные организации при обретении имущества имеют право заниматься коммерцией только в уставных целях. Однако сами сотрудники министерства опасаются, что на самом деле это будет лишь формальностью. Новые экономические возможности, открывающиеся перед церковью, вызывают в министерстве особые опасения еще и потому, что существует вероятность изменения функционального назначения приобретенных в собственность религиозных объектов.

Закон о передаче имущества церкви продиктован желанием сократить бюджетные расходы на его содержание, так как памятники, которые будут сняты с государственного довольствия, получат шанс на развитие за счет негосударственных средств. Сложность ситуации заключается в том, что у Церкви, как и у государства, нет денег на содержание вожделенного имущества. До революции 1917 года православная церковь была крупнейшим экономическим субъектом Российской империи. Сегодня главный ресурс церкви — земля, доставшаяся РПЦ бесплатно.

Напомним, что на прошедшей в начале февраля в Берлине Неделе русской духовной культуры РПЦ открыто объявила о планах возрождения своей экономической активности, в первую очередь в сфере недвижимости. В недрах РПЦ уже создан специальный Центр инвестиционных программ и уже разработан целый ряд инвестиционных проектов общероссийского значения. В частности, программа восстановления патриарших подворий в Москве предусматривает на базе объектов недвижимости РПЦ строительство новых коммерческих объектов — офисных, торговых и жилых комплексов. Одним из них станет «культурно-деловой центр на Пятницкой улице». Предполагается, что в этих объектах церковной собственности разместятся вполне мирские офисы, предприятия торговли, выставочные и гостиничные комплексы, одним из коммерческих достоинств которых станет близкое расположение к Кремлю. Среди других инвестиционных проектов православной церкви заслуживает внимания многофункциональный комплекс на юго-западе Москвы и жилой элитный комплекс в Лазоревом проезде.

Представители РПЦ в ходе «Недели русской духовной культуры» также рассказали, что аналогичные инвестиционные проекты разработаны для Твери и Владимира, в которых силами привлеченных церковью сторонних бизнес-структур будет проводиться реконструкция исторической части города. Стоит отметить, что патриарх Алексий II уже дал на это свое благословение. В РПЦ надеются, что развитие бизнеса позволит поставить финансирование самой церкви на более прочную финансовую основу, так как пожертвования прихожан не являются стабильным источником церковных доходов. Впрочем, к «доходным церковным заведениям» следует отнести и магазины РПЦ — так называемые «иконно-книжные лавки», основную часть доходов которых составляют ювелирные изделия и марочные вина.

С одной стороны эксперты не исключают, что РПЦ, получая землю в собственность, начнет использовать ее в отнюдь не богоугодных, а в чисто коммерческих целях. С другой стороны, еще в 2004 году Московская патриархия приняла на VIII Всемирном русском народном соборе «Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании». Седьмая из десяти заповедей этого документа гласит: «Участие бизнеса в политике, его воздействие на общественное мнение должно быть только прозрачным и открытым».

http://www.strana.ru/stories/01/12/25/2268/307 996.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru