Русская линия
Коммерсант Юлия Таратута,
Павел Коробов
13.03.2007 

МЭРТ дал, бог взял
Подготовлен проект церковной реституции

Как стало известно Ъ, правительственная комиссия под руководством первого вице-премьера Дмитрия Медведева утвердила концепцию передачи в собственность церкви имущества религиозного назначения, поручив Минэкономразвития подготовить соответствующий законопроект к апрелю. Разработчики проекта из МЭРТа не скрывают, что, получив имущество в собственность, церковь получит «широкие коммерческие возможности». Ограничивать их должны лишь подготовленные МЭРТом поправки в закон «О свободе совести», которые обяжут церковь в своей предпринимательской деятельности следовать исключительно религиозным целям.

В распоряжении Ъ оказалась концепция передачи церкви имущества религиозного назначения. Церкви предлагается передать в собственность имущество, находящееся сейчас в ее безвозмездном бессрочном пользовании. Речь идет не только о культовых зданиях и сооружениях с относящимися к ним земельными участками, но и о внутреннем убранстве церквей включая предметы, необходимые для совершения богослужения.

В настоящее время в России действуют 208 мужских и 235 женских православных монастырей, 12 665 православных приходов и 4696 воскресных школ. В пользовании Римско-католической церкви находится 220 приходов, правда, треть из них не имеет своих храмовых зданий. В России действуют также более 4000 мечетей и около 70 синагог. Площадь церковных сооружений варьируется от 5 до 50 тыс. кв. м, земельные участки — от 0,3 до 10 га (цена 1 га земли в Москве составляет $ 6−7 млн). По данным правительственной комиссии по делам религиозных организаций, церковь не проводила системную инвентаризацию своего имущества. Его оценкой только предстоит заняться Росимуществу.

Для получения имущества в собственность религиозная организация обязана будет подать в Росимущество заявку и пакет документов, утверждаемый правительством (среди них, к примеру, кадастровый план земель и экспертиза историко-культурной ценности объектов движимого и недвижимого имущества).

В случае, если церковь захочет приобрести «непрофильные» объекты, например, пекарню или церковно-приходскую школу, ей придется обосновать, что они «по территориальному, архитектурному и функциональному признакам неразрывно связаны с объектами религиозного назначения». Экспертизу объектов Росимущество будет проводить совместно с Роскультурой и Росохранкультурой. По планам разработчиков проекта, в собственность церкви не смогут поступить особо ценные объекты — например, памятники и ансамбли, включенные в Список всемирного наследия ЮНЕСКО (например, храм Василия Блаженного или храмовый ансамбль Московского Кремля; всего таких объектов около 20).

В документе предусмотрена ситуация, когда на одно и то же имущество претендует несколько религиозных организаций. Для этого закон требует подавать предварительные ходатайства на приобретение имущества: религиозная организация должна будет пояснить, по каким историческим или другим причинам имеет на него больше прав. А до принятия решения, кому достанется победа в «конкурсе», государство не имеет права отчуждать передаваемое имущество. Кроме того, подразделения Росимущества, принимающие решение о передаче земли или здания, обязаны будут размещать заявки религиозных организаций на официальном ведомственном сайте или в прессе.

«Нелишне было бы предусмотреть определенные обязательства по приведению церковных объектов в надлежащее состояние: в то, в котором они были ранее принудительно переданы государству», — считает сотрудник Счетной палаты РФ, доктор экономических наук игумен Филипп (Симонов). Однако в МЭРТе не скрывают, что закон о передаче имущества церкви как раз и продиктован идеей освободиться от бюджетных расходов на его содержание. «Памятники, которые будут сняты с государственного довольствия, получат шанс на развитие за счет негосударственных средств», — уверена начальник отдела политики управления государственным имуществом департамента имущественных и земельных отношений МЭРТа Ольга Соколова.

Между тем в МЭРТе опасаются, что при определенном давлении со стороны церкви раздача имущества может приобрести глобальный размах и церковь станет одним из крупнейших земельных и имущественных собственников. Директор по развитию консалтинговой компании Prime City Properties Роман Чепцов заявил Ъ, что приобретение церкви можно будет сравнить с собственностью крупнейших российских корпораций — РЖД, «Газпрома», РАО ЕЭС. «Законопроект все больше приобретает черты реституции, а мы меньше всего этого хотели, — признается госпожа Соколова.- Нельзя отдавать имущество только потому, что в здании когда-то обитала семинария. Создается прецедент: мы скоро станем раздавать земли и дома наследникам. А РПЦ, к слову, и не является прямым потомком дореволюционной православной церкви».

Кроме того, в МЭРТе убеждены, что церковь не преминет воспользоваться новыми коммерческими возможностями, «меняя функциональное назначение приобретенных в собственность религиозных объектов в целях предпринимательства». «Мы открываем широкие ворота для хозяйственной деятельности церкви, — говорит Ольга Соколова.- Уже заранее придется согласиться с тем, что церковь станет отчуждать, распродавать приобретенное имущество и заниматься предпринимательством».

Ответственный секретарь правительственной комиссии по вопросам религиозных объединений Андрей Себенцов считает, что «опасения МЭРТа не обоснованы»: «Традиционные религиозные организации свои культовые здания не используют не по назначению. А у нетрадиционных и зданий-то таких нет».

Пресс-секретарь Московской патриархии священник Владимир Вигилянский напоминает, что «церковная собственность находится в руках правящего архиерея, который стоит на страже этой собственности»: «Например, патриарх, являясь правящим архиереем Москвы, не позволяет сдавать помещения, принадлежащие церкви, каким-то организациям и собирать с этого доход».

Зато о коммерческом интересе в получении имущества открыто говорят представители других конфессий. «Мы не исключаем того, что часть своих помещений можем использовать в коммерческих целях, но это не касается молитвенных залов, — говорит председатель Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России раввин Зиновий Коган.- Содержать синагоги дорого, а прихожане — бедные люди. На вырученные деньги можно содержать бесплатные столовые». «Для пополнения церковного бюджета мы можем сдать помещения в аренду, но только околоцерковным структурам, например, фондам. У нас существуют свои театры, но мы не будем сдавать свои помещения светским организациям», — заверяет представитель протестантов, глава Российского объединенного союза христиан веры евангельской Сергей Ряховский.

Единственным ограничителем смены профиля религиозных объектов должны стать поправки в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», разработанные в МЭРТе. Министерство планирует ограничить церковь положением из закона «О некоммерческих организациях», то есть напомнить религиозным организациям, что они при обретении имущества имеют право заниматься коммерцией только в уставных целях. Правда, и эта норма, по мнению Ольги Соколовой, будет лишь формальностью: «Имущество передается в собственность церкви, а значит, дальше она сможет делать с ним все, что захочет, увязывая любую предпринимательскую деятельность с религиозной идеей».

http://www.kommersant.ru/doc.html?DocID=748 967&IssueId=36 223


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru