Русская линия
РПМонитор Аркадий Малер09.03.2007 

Чукотская энциклика
Под чью диктовку написано послание епископа Диомида?

Как только в православном мире начался Великий Пост, в интернете вдруг начал распространяться странный документ — неожиданное обращение малоизвестного епископа Чукотского и Анадырского Диомида (Дзюбан), где владыка выдвигает целых девять пунктов обвинения, якобы свидетельствующих о том, что в нашей Церкви «существует ряд отступлений от чистоты православного вероучения». Обсуждение этой «чукотской энциклики» так бы и осталось сугубо внутрицерковным делом, если бы оно не влекло за собой общеполитические проблемы для российской государственности. Вся странность этого обращения заключается, прежде всего, в том, что до сих пор Русская Православная Церковь Московского Патриархата испытывала весьма привычные нападки «слева» — за желание ввести курсы теологии в вузах и «Основ православной культуры» (ОПК) в школах, за законные осуждения абортов и гей-парадов, за декларированное отстаивание «неполиткорректной» традиционной морали. Во всем христианском мире РПЦ МП воспринимается как оплот последовательного церковного традиционализма, с чем связаны растущие симпатии к русскому Православию со стороны консервативной части католиков и протестантов.

НАИВНОСТЬ ИЛИ ЛУКАВСТВО?

Хотя, конечно, в современной России можно найти и другие группы, для которых и РПЦ МП покажется слишком «либеральной», например, для каких-нибудь староверов, запрещающих пить чай и кофе, ибо это «наркотик», и смотреть телевизор, ибо в нем сидит лукавый. И вот с обращением чукотского епископа Диомида в полку таких маргинальных «ревнителей не по разуму» прибыло. Немногочисленные, но весьма ретивые сторонники этого обращения обычно упрекают своих критиков в замалчивании содержательной сути всех девяти пунктов его обвинения, так что, предвидя эти упреки, оговорим каждый из них.

Первое обвинение — в том, что якобы «набирает силу еретическое учение экуменизма» — ставшее фактически главной претензией «диомидовцев», то ли по иронии судьбы, то ли по простоте душевной является главной же неправдой этого обращения. Любой, минимально разбирающийся в истории Русской Православной Церкви последнего времени человек прекрасно знает, что что-то типа экуменических тенденций могло бы стать реальностью в России где-то в начале 90-х годов, когда сторонники экуменизма, имели кое-какое влияние на волне общего либерального распада.

Но очень скоро от этих тенденций не осталось и следа, а сторонники экуменических сближений сегодня занимают в общем православном пространстве России не менее маргинальное положение, чем «диомидовцы». Достаточно напомнить, что главный идеолог экуменизма, бывший отец Глеб Якунин, вообще лишен сана и предан анафеме. И вот уже десять лет все официальные издания Московского Патриархата проводят последовательную антиэкуменическую линию, и даже в самом православном мире Русская Церковь представляется цитаделью ортодоксии в противовес действительно экуменической политике Константинопольского патриархата.

Можно без преувеличения констатировать, что сегодня все церковные интеллектуальные центры и издания только соревнуются в большем антиэкуменизме и радикальном разведении православного учения и любого возможного инославия. Более того, можно даже предположить, что количество антиэкуменических статей и выступлений ex cathedra в сегодняшней Церкви перейдет в качество настоящей православной «Контрреформации». Говорить на этом фоне о том, что в нашей Церкви"набирает силу еретическое учение экуменизма" - значит демонстрировать полную неадекватность и полное неучастие в реальной церковной жизни. И какие конкретно факты приводятся «диомидовцами» в качестве свидетельства мифического «экуменизма»? «Совместные встречи и заседания»? Но причем здесь, простите, экуменизм? Общаться на любые мировоззренческие темы с кем бы то ни было может кто угодно с кем угодно — в противном случае, как же тогда возможна православная миссия, как не через прямое общение с неправославными? К тому же, «диомидовцы» как будто бы забывают, что Московский Патриархат — это мировая религиозная организация, представленная на всех континентах и стремящаяся к постоянному расширению своего миссионерского влияния. Ведь авторы «чукотской энциклики», при всем своем изоляционизме, наверняка согласны с постулатом «Москва — Третий Рим» и были бы не против утверждения Вселенского статуса Московского Патриархата в противовес подрывной деятельности Фанара? Но как же возможны такие претензии без четкого понимания всей необходимости активного и регулярного диалога с другими конфессиями? Однако, возможно, мы забыли базовую установку многих наших «ревнителей не по разуму» — полное забвение вселенского масштаба самого Православия, тот уходящий в двоеверную мифологию русского раскола пещерный эскапизм, не желающий даже слышать о всемирной миссии Церкви.

Саму идею миссионерства подобные ревнители считают чем-то «нерусским» и «неправославным», обвиняя даже сегодняшнюю ортодоксальную Церковь в экуменизме. И хотя одного этого первого пункта диомидовского обращения вполне достаточно для того, чтобы закрыть тему, и как совершенно правильно напоминает диакон Андрей Кураев 15-ое правило Карфагенского собора — «Когда на состоящих в клире доносители представляют многие обвинения, и одно из них, о которых во первых происходило исследование, не могло быть доказано, после сего прочие обвинения да не приемлются», мы все-таки обратимся к другим обвинениям, дабы не получить упрек в «умолчании».

ОТКАЗ ОТ СОЦИАЛЬНОСТИ

Второе обвинение открывает нам, собственно, политический аспект этого обращения — обвинение в «духовном соглашательстве» с мирской властью, иначе называемого «неосергианством»! Можно сразу разочаровать стороннего интересанта: никакого героического бунтарства в этом обвинении нет, и нет его именно потому, что наша Церковь уже очень давно, как минимум с падением советского режима, совершенно свободна от светской власти, как никогда в истории России. Вот обвинение самой нашей власти со стороны либералов в определенной зависимости от Церкви еще имеет какие-то основания, но Церковь — абсолютно свободна. Новое поколение священнослужителей вообще привыкло работать без всякой оглядки на государство потому, что с 1991 года наше государство просто исчезло из церковной жизни, и даже пожелания православной Симфонии Церкви и государства часто вызывают у многих наших клириков ответное обвинение в «цезаризме». Так что сегодня и уже очень давно Московская Патриархия решает все свои вопросы совершенно самостоятельно — в отличие, скажем, от синодальной эпохи, когда даже самой Патриархии не было. Сегодня же Церковь фактически выступает на равных с государством, и не священники обращаются сегодня за консультациями к политикам, а политики — к священникам.

Третье обвинение как бы усиливает политический градус этого обращения, и мы как будто уже забываем, о чем идет речь: это обвинение в отсутствии якобы необходимого «обличения антинародной политики существующей власти, приводящее к распаду государства и демографическому кризису»! Во-первых, антинародная политика без кавычек, уже приведшая к деградации государства и падению рождаемости, была очевидна все 90-е годы, когда о сердобольных протестах отца Диомида никто особо не слышал. Реальное восстановление российской государственности и борьба с демографическим кризисом в 2000-е годы, видимо, прошла мимо чукотского епископа.

Во-вторых, все возможные церковные собрания последних лет, включая ежегодные Всемирный Русский Народный Собор и Международные Рождественские чтения в Кремле, начинаются и заканчиваются обсуждением всех возможных кризисов нашего общества, и прежде всего — демографического. Хотя позволим себе это замечание, вопрос повышения рождаемости совсем не входит в сферу церковной проблематики, и именно из обостренного общественно-патриотического чувства наши иерархи об этом сегодня говорят. Поэтому обличений и разговоров о демографии сегодня в Церкви весьма много. Чего же тогда не хватает «диомидовцам»? Наверное, им надо, чтобы Патриарх отлучил от Церкви президента, не менее? И после этого демарша подобные православные ревнители часто называют себя державниками и монархистами. Да восстанови у нас монархию, они первые выступят «народными обвинителями». Именно такие «церковники» обеспечили псевдоправославную поддержку февральской революции 1917 года и уже придали необходимую религиозную легитимность любым революционным настроениям.

Четвертое обвинение вообще закрывает серьезность этого обращения, но мы продолжим: якобы в нашей Церкви происходит «оправдание и благословение персональной идентификации граждан», и более того — наблюдается «четкая тенденция дискриминации верующих по принципу несогласия с процессами глобализации», за «наличие старого паспорта» и «отказ от ИНН». Если вам еще интересна эта тема, то можно напомнить, что Православная Церковь в принципе не может ни «благословлять» ИНН, ни «осуждать» его — просто потому, что введение идентификационного кода на каких-либо носителях, кроме человеческого тела, не имеет никакого отношения к апокалипсическим трем шестеркам. В противном случае каждому христианину нужно отказаться сегодня не только от ИНН, но и от любого номера — в свидетельстве о рождении, свидетельстве о браке, школьном аттестате, вузовском дипломе, проездном билете в метро или на самолет.

Наверное, авторы этого обращения очень бы хотели, чтобы каждый русский человек именно так повернул свою судьбу, но зачем же тогда говорить о таких социальных темах, как государство и демография? Вслед за отказом от миссионерства, если следовать этому обращению, должен последовать отказ от социальности — и это как раз тот самый главный акт суицида, которого хотели бы от всех православных русских людей их подлинные враги. И какие примеры приводят «диомидовцы» в подтверждение своего странного обвинения — «дискриминация за наличие старого паспорта»? Вот государство наше может законно требовать от своих граждан наличия нового паспорта, если эти граждане хотят быть гражданами, то есть, в свою очередь, иметь возможность хоть что-то требовать от самого государства. Но какое дело настоятелям Церкви до старых или новых паспортов? И более того, чем старые, советские паспорта лучше новых? Советские паспорта были документом декларативно атеистического государства!

Получается, что «диомидовцам» гораздо понятнее паспорт богоборческого государства с масонской символикой, чем паспорт новой России, православно-имперская символика которого столь однозначна, что некоторые мусульмане (Нафигула Аширов) даже выражали по этому поводу определенные протесты. Что-то не связывается в обращении епископа Диомида, что-то там изначально не продумано.

ЛОГИЧЕСКИЙ ТУПИК

Пятое обвинение заставляет задуматься о степени серьезности обращения в целом — «Одобрение демократии. Призыв к голосованию за определенных политических лидеров, вопреки церковным канонам и в нарушение соборной клятвы 1613 года"….Здесь, конечно, нужно сразу уяснить, с кем мы имеем дело — то ли с народными радетелями, всегда имеющими в запасе подробный комментарий на известный тезис апостола Павла «нет власти не от Бога», или с жесткими монархистами, противниками любого народоволия? Видимо, обращение писалось двумя разными группами, а потом решили совместить? Или писал один, а дописывал другой?

В общем, здесь надо определиться. В какой форме РПЦ МП должно «осудить демократию», предоставившую ей куда больше возможностей, чем синодальная монархия? Ибо когда в истории России русский Патриарх и митрополиты были более свободны в своей деятельности, чем в наше время? Мы в данном случае совсем не хотим сказать, что нынешняя либеральная демократия хоть чем-то лучше православной монархии — вовсе нет, но мы просто хотим «с нуля» объяснить стороннему читателю, почему нынешняя Церковь не столь поспешна в критике нынешней политической системы, как того бы хотели некоторые монархисты.

И откуда эти люди взяли, что в Церкви присутствует «призыв к голосованию за определенных политических лидеров»? Вообще-то, даже если бы подобные факты наблюдались, ничего удивительного в них не было бы — среди наших политиков и партий всегда есть те, кого можно было бы прямо назвать врагами Церкви, и тех, кто служит ей на своем важном поприще. Например, совершенно очевидно, что для православных граждан разумнее голосовать за тех кандидатов, которые отстаивают введение ОПК в школе, и прямо осуждать тех, кто против. И совершенно не исключена ситуация, что однажды политические партии и кандидаты будут четко делиться по принципу своего отношения к Православию — как же тогда Церкви не бороться за права своей паствы?

Но ничего похожего на призывы к голосованию сегодня нет и не предвидится: Церковь сознательно себя ставит над всеми партиями и пытается проводить свои интересы в каждой партии отдельно, чем создавать специальную «партию православных». Так что это обвинение окончательно дискредитирует все содержание обращения. И уж о какой «соборной клятве 1613 года» идет речь, когда все, что можно было сказать для окончательной дискредитации монархической идеи, сказано? Кто, кому и когда давал клятву, и кто и где сегодня имеет к ней отношение? — спросит любой стихийный сторонник демократии после прочтения такого обращения, и будет абсолютно прав. При этом, совершенно очевидно, что если бы столь «аполитичная» партия «диомидовцев» стала «рулить» нашей Церковью и получила бы власть в государстве, то тогда уже призывы голосовать за одну-единственную партию и неизбежные репрессии за ослушание были бы просто неизбежны.

Обвинения NN 6, 7 и 8 развивают изначальный тезис о «набирающем силу экуменизме», но мы все же обратим на них внимание. Самым показательным событием экуменического характера «диомидовцы» считают «проведение межрелигиозного саммита, с обращением к лидерам «большой восьмерки», что является признанием их власти». Для большей находчивости авторы поясняют: ««Большая восьмерка» является органом мирового масонского правительства, подготавливает приход единого мирового лидера, т. е. антихриста». Как говорят в таких случаях, все это было бы очень смешно, если бы не было так грустно. Про необходимость и неизбежность такого рода собраний мы уже сказали, но добавим, что требовать от Московского Патриархата прекратить всяческий диалог с инославными и иноверными религиозными организациями — это то же самое, что требовать от российской власти закрыть министерство иностранных дел и все возможные посольства. Можно понять претензии такого рода со стороны различных сект — кому они нужны, чтобы с ними контактировать: два прихода на три квартиры? Или «диомидовцы» тоже готовы стать такой сектой?

Межрелигиозный саммит был специально проведен главой ОВЦС митрополитом Кириллом в Москве — Третьем Риме накануне cаммита «Большой восьмерки», чтобы обозначить вселенское значение Московского Патриархата и геополитическое влияние Москвы.

Надо признаться, это была большая удача нашей Церкви, привлекшая к ней внимание со всего мира… Однако, авторы обращения продолжают: «На прошедшем саммите религиозных лидеров в итоговом документе, подписанном всеми собравшимися представителями религиозных конфессий, была засвидетельствована вера в одного «Всевышнего»: «Будем хранить мир, заповеданный Всевышним!». Мы не считаем, что у нас один «Всевышний» с иудеями, мусульманами и прочими религиями и учениями». Эх, «ревнители не по разуму» как будто не понимают, что, ежели каждая из религиозных организаций, в частности РПЦ МП, не признают единого между ними Бога, то и слова эти лишены всякого смысла, кроме формальной дипломатии. И сам факт этого странного цитирования говорит только о том, что «диомидовцы» ни к чему другому придраться не могут, а уж ради одной этой цитаты взывать со всей серьезностью urbi et orbi просто бессмысленно. Также и банальный «призыв религиозных лидеров, в том числе и представителей РПЦ МП, подписавших этот документ гласит: «Уважать и принимать друг друга, не взирая на религиозные, национальные и другие различия»» вообще лишен какого-либо иного смысла, кроме как дипломатического. Интересно, а к чему же должны были призвать по заключению саммита — «ненавидеть и отвращать друг друга», так надо понимать перспективы межрелигиозной политики? вообще лишен какого-либо иного смысла, кроме как дипломатического. Интересно, а к чему же должны были призвать по заключению саммита — «, так надо понимать перспективы межрелигиозной политики?

Окончательной логической катастрофой в этом ряду выглядит «несогласие с официальным заявлением по центральному телевидению о единстве нравственных ценностей у православия, иудаизма, мусульманства и католицизма». В этом пункте самое интересное — источник информации: «по центральному телевидению»! Кто это заявил, когда и где, почему не указан главный виновник? По центральному телевидению каждый день можно услышать все что угодно — ведь у нас теперь свобода слова. Да и трудно себе представить, чтобы разглагольствования того же Познера на Первом канале были восприняты как хоть чья-то точка зрения, кроме него самого, хотя от этого, конечно, «не легче».

ПОМЕСТНЫЙ СОБОР ИЛИ МИТИНГ?

Если есть сторонники у этого обращения, осознающие всю его логическую несостоятельность, то они указывают на его последний, девятый пункт, как на остатки какого-то позитивного смысла: «Мы озабочены и не согласны с попранием принципа соборности в связи с долгим отсутствием созыва Поместного Собора и передачи важнейших его функций собору архиерейскому». Чтобы объяснить весь пафос этой претензии, придется специально оговорить, что у многих активных мирян в нашей Церкви тема Поместного Собора вызывает невероятные надежды, что само по себе весьма понятно — каждому хочется на нем отличиться, и что самое удивительное, каждый почему-то считает, что на этом Соборе победит именно его позиция! Но с какой это стати? Какие конкретно вопросы сегодня требуют созыва Поместного Собора? Для ответа на этот вопрос достаточно обратить внимание на тех особо активных ревнителей, кто больше всего нуждается в этом Соборе: как правило, это люди, мечтающие канонизировать «старца» Григория Распутина или осудить «ересь миссионерства». И что весьма примечательно, они почему-то уверены в своей победе! Но каким образом? Наверное, они мыслят себе Поместный Собор как уличный митинг, где масса орущих «опричников» попытается физически затоптать и освистать оппонента — иначе как же?

Что волнует этих «опричников», кроме Распутина и ИНН? Разве их волнует то, что своим видом и поведением они только отвращают ищущих людей от русского Православия, внушают им извращенный образ нашей Церкви? Но какое им дело до этого, им же не нужна миссия — как говорится, и «слово нерусское». Разве их волнуют реальные политические процессы в стране и за ее пределами: распространение ОПК в школе, угроза антирусского раскола на Украине, воцерковление секулярного и иноверного населения России? Вовсе нет: здесь же нужна реальная работа и, прежде всего, своей головой, а вот это в той среде не приветствуется… Тема Поместного Собора ну никак не требует столь одиозного обращения — это только хорошо найденный соблазн для решения каких-то иных вопросов. Каких же?

На сегодняшний день вокруг Русской Православной Церкви Московского Патриархата, во многом по тем же причинам, как и вокруг России, складывается очень напряженная ситуация, и не потому, что мы до сих отступаем, а именно потому что мы наконец-то начали наступать. При этом, территориальные возможности нашей Церкви несравнимо серьезнее территориальных возможностей нашего государства, потому что, к существенному неудовольствию любых возможных русофобов, каноническая территория Московского Патриархата куда больше территории РФ, а перспективы георелигиозной интеграции куда больше, чем геополитические. Наравне с очень важной ситуацией на Украине, где самозваный «Киевский патриархат» фактически загнан в угол и разворачивает агрессивную атаку, возникла не менее важная ситуация в связи с главным событием, которое весь русский православный мир ожидает в мае 2007 года — воссоединение Русской Православной Церкви Московского Патриархата и Русской Православной Церкви За Рубежом (РПЦЗ). Совершенно очевидно, как к этому событию относятся США, а также многие иные противники планетарного влияния Московского Патриархата.

КОМУ ЭТО ВЫГОДНО?

Совершенно очевидно, что и такие организации, как, например, ЦРУ, кое-что делают для того, чтобы остановить это неприятное для них воссоединение. Что же можно сделать для предотвращения этого события? Например, можно банально перекупить или запугать некоторых зарубежных иерархов — кое-кто, конечно, поведется на это, но их не может быть достаточно много. Можно внушить кому-то из самого МП, что «зарубежники» — это мракобесные фашисты, которые «все отнимут», но этот номер уже не прошел. Можно спровоцировать МП на какие-то действия, явно порочные с точки зрения РПЦЗ, но это невозможно. Остается последний вариант, не самый эффективный, но хоть как-то реализуемый — спровоцировать среди прихожан МП какое-то подобие «раскола справа». Не то что раскол, а обычное «волнение» русских «ревнителей благочестия» гипотетически могло бы повлиять на настроения в самой РПЦЗ, известной своим крайним консерватизмом.

Сегодня все противоречия между РПЦ МП и РПЗ полностью сняты: Московский Патриархат жестко осудил сергианство, канонизировал Николая II, уже давно занял последовательно антиэкуменическую позицию. У врагов русского единства, можно сказать, нет шансов, но последний шанс — тоже шанс. И вот аккурат за три месяца до грядущего торжества выходит это самое «Обращение епископа Диомида»: ведь само собой разумеется, что никаких серьезных последствий оно не вызовет, разве что, возможно, осуждение самого Диомида, но вот внести смуту среди «зарубежников» оно могло бы.

Обратим внимание на то, что сам текст послания отмечен датой 19 января (праздник Богоявления), а появилось оно в интернете только 22 февраля, причем как заявил сам епископ Диомид в интервью радиостанции «Радонеж», он писал его для готовящегося к изданию в Рязани церковного сборника, а не для широкого распространения. Что же это за Обращение ко всем чадам Церкви, если оно не для широкого распространения? Какое-то вопиющее противоречие, впрочем, весьма характерное для всего документа. Можно подумать, что авторы обращения медлили с его распространением, но представим себе, какое оно бы имело эффект, если бы вышло в мае, прямо накануне воссоединения Русской Церкви?!

Однако они поспешили, и теперь, быть может, сами не рады. Опубликовано обращение на сайте петербургской газеты «Русь православная», которую издает известный борец с Московским Патриархатом, крайне «опричный» публицист Константин Душенов. Таким образом, контекст говорит сам за себя, в следующий раз такие откровения нужно публиковать сразу в какой-нибудь «Лимонке» — больше резонанса будет. Пресс-секретарь ОВЦС протоиерей Всеволод Чаплин сразу подметил откуда ветер дует — можно вспомнить активных противников воссоединения РПЦ МП и РПЦЗ, идеологических «зарубежников» Евгения Магеровского, полковника американской разведки в отставке, и Михаила Назарова, автора антисемитского «письма пятисот». Наконец, истинная политическая природа этого обращения окончательно проявила себя, когда ведущий антицерковный медиа-портал Credo.ru сформировал целое досье по поводу этого конфликта, где один за одним стали публиковаться интервью в поддержку этого обращения. Со своим «веским словом» тут же появляется тот самый Михаил Назаров и член РПАЦ лжесвященник Михаил Ардов, и тут же тот самый Глеб Якунин. Можно сказать, что «казус Диомид» стал лакмусовой бумажкой, на которую слетелись все противники Московского Патриархата, и в этом плане он только выявил лишний раз — кто есть кто в православном мире (для тех, кто не знает, — Credo.ru инициирован маргинальной сектой РПАЦ, иначе называемой «суздальским расколом», и фактически является ее официальным рупором. Основатель секты РПАЦ — бывший архимандрит Валентин (Русанцов) был официально анафематствован Церковью).

Какова бы ни была подлинная конспирология диомидовского послания, в одном можно быть абсолютно уверенным — оно уже использовано всеми противниками воссоединения Московского Патриархата и зарубежного крыла Русской Православной Церкви, оно фактически стало манифестом всех врагов усиления политического влияния РПЦ МП, той глобальной контрреформаторской линии, которую проводит глава ОВЦС митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Отношения к будущему Русской Церкви во многом продолжают отношения к будущему России в целом. По этому главному вопросу однозначно выявляются две крайние линии — западническая и изоляционистская. Западники в Церкви — это экуменисты, не видящие разницы между ортодоксией и ересью, готовые раствориться в интерконфессиональном болоте и видящие в любом усилении Русской Церкви не более, чем «русский фашизм». Эта «партия» есть и, наверное, она будет проявляться всегда, хотя уже в абсолютно маргинальном виде, в каком она только и должна быть в России.

Изоляционисты в Церкви — это «ревнители не по разуму», забывшие о вселенском значении Православия и выдающие собственные двоеверные фантазии за несуществующие каноны. Обе партии ведут Россию и Церковь в историческое небытие. И есть «третья партия» — партия Третьего Рима, твердо отстоявшая рубежи ортодоксии и готовая идти с открытым лицом навстречу всему миру, как первые Апостолы несли свою светлую миссию в темный мир варварства и ереси, куда кое-кто очень хочет вернуться.

http://rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=2869


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru