Русская линия
Православие.Ru Ирина Медведева,
Татьяна Шишова
06.03.2007 

Труппа патриотов в оранжевых костюмах. Ч. 1

Бывают идеи, которые как-то подозрительно быстро овладевают массами. Причем идеи явно бредовые, которые человек в здравом уме и твердой памяти поддерживать не может. Но поддерживает, а когда бредовость становится абсолютно очевидной, предпочитает не анализировать, не вспоминать, как на него нашло такое затмение. А уходя от анализа, не учитывая своих ошибок, вскоре заглатывает новую приманку и попадает в ту же ловушку.

Информационные волны, затопляющие рассудок

«Это ж надо! Меня, ученого, кандидата наук, как сопляка обдурили с „деревянным“ рублем! — сокрушался в беседе с нами один московский интеллигент. — Помните? Вдруг, непонятно с чего, пошли разговоры, что рубль, дескать, ничем не обеспечен, что это пустые бумажки, которыми можно оклеивать стены. И все, в том числе и я, соглашались, продолжая на эти „пустые бумажки“ покупать продукты, одежду, машины, стройматериалы… Это теперь выясняется, что как раз доллар, который тогда дружно называли самой твердой валютой всех времен и народов, на самом деле обеспечен товаром на 4%, и его давно поддерживают искусственно, по политическим соображениям. Короче, все оказалось ровно наоборот… Вот вы, психологи, — обратился он к нам с оттенком вызова, — объясните мне, старому дураку, какую операцию проделали с нашими головами? Это, что ли, и есть НЛП?»

Мы ответили, что нет. НЛП, нейролингвистическое программирование, более тонкая штука. А это обыкновенная наглая долбежка, которая приводит к потере здравого смысла. Как в известном американском эксперименте: тебе показывают квадрат, но десять человек, один за другим, уверяют, что это треугольник. И когда очередь доходит до тебя, ты, поверив в их коллективный разум, заворожено вторишь: «Треугольник…». Да и задолго до всяких научных экспериментов сей нехитрый трюк ярко и лаконично описал Андерсен в сказке «Голый король».

Под впечатлением разговора с озадаченным ученым мы вспомнили еще несколько сходных примеров оболванивания. Тогда, в перестройку, это шло бесперебойно. Сколько твердили, что наша земля никому не нужна! «Да кто ее купит? Даром — и то не возьмут!..» И люди, как эхо, повторяли: «Кому она нужна?» И, отождествляя себя с землей, добавляли для усиления эффекта: «Кому мы нужны? — Никому!»

Последнее — чистая правда. Мы действительно никому не нужны. В особенности тем, кто хочет завладеть землей, которая в реальности оказалась настолько желанной, что закон о ее продаже (в том числе иностранцам) продавливался силой, невзирая ни на какие протесты оппозиции.

А какую несусветную чушь несли про якобы гениальное западное кино, разрушая под эту сурдинку отечественный кинематограф! Зимой 1992 года мы были на выездном драматургическом семинаре, который вел маститый писатель, модный в то время и отнюдь не бездарный. И он без тени юмора доказывал нам, что фильм «Рэмбо» — шедевр, рядом с которым у нас просто нечего поставить. И ведь эту чушь нес не какой-нибудь малоразвитый пэтэушник, а один из мэтров отечественной драматургии, который, будучи профессионалом, не мог не видеть, что «Рэмбо» и тому подобная кинопродукция — топорная, грубая халтура, рассчитанная на обезьяний уровень зрителей. Наверное, если ему сейчас напомнить о сравнительно недавних его восторгах, он не поверит. Человек нередко вытесняет что-то постыдное в подвалы памяти.

Завершился этот первый этап массового помрачения кровавой трагедией в Москве — расстрелом защитников парламента в 1993 году.

Следующая волна информационной накачки пошла в период первой чеченской войны. Тогда тоже возникало впечатление, что люди стали сами не свои. Они с каким-то необъяснимым упоением пересказывали теле-газетную ложь о хилых, трусливых и жестоких «федералах» (то есть о наших российских солдатах), которым никогда не одолеть свободолюбивых повстанцев, рыцарей Кавказа, — так, если вы помните, тогда величали чеченских бандитов. Ну и, конечно, Чечне необходимо немедленно предоставить независимость, поскольку нет никаких прав и оснований удерживать ее в составе России. И вообще, хватит называть Чечней свободную Ичкерию!

Перелом в отношении к чеченской войне наметился с приходом к власти В.В. Путина и его знаменитым заявлением «будем мочить в сортире». Заявлением, которое ему до сих пор не могут простить либеральные журналисты и их заметно поредевшая аудитория. До этого, как у английского мальчика из анекдота, все было в порядке. Отрезанные уши, отрезанные половые органы и даже отрезанные головы наших солдат, которыми «рыцари Кавказа» играли в футбол; показ по телевидению мусорных баков, в которых годами жили русские при Дудаеве, когда их вышвырнули из собственных домов и квартир; зверские пытки, русские рабы и рабыни — все это было нормально. Во всяком случае, не так возмутительно, как грубая, неинтеллигентная «сортирная» фраза. Фи, какой позор!

Ну, а настоящее отрезвление пришло опять-таки с пролитием крови в Москве, когда взорвали дома. После этого не то чтобы людям совсем перестали морочить голову, но интенсивность все же заметно снизилась.

И вот сейчас снова ощущаешь во рту знакомый привкус наживки. Куда ни придешь, везде словно прокручивают одну и ту же пленку. Дескать, в стране революционная ситуация, мы на пороге революции, народ голодает, изнемогает от реформ, люто ненавидит власть, государства уже нет, Россия все равно распадется, все коммуникации пришли в негодность, и точечные аварии не сегодня-завтра придут в резонанс, катастрофы будут нарастать и наступит полный хаос. Поэтому необходимо оседлать процесс и поменять власть, не дожидаясь следующих выборов.

В общем, «революция неизбежна».

Не только модным сейчас политтехнологам, но и минимально наблюдательным людям известно, что настоящее помрачение возникает тогда, когда эмоции полностью затмевают разум. Тут логические доводы и апелляции к здравому смыслу бесполезны. Но сейчас процесс находится в начальной стадии. Поэтому спешим затеять разговор, пока третья волна политической лжи не накрыла людей с головой.

Так уж у нас обеих сложилась жизнь, что мы всегда много путешествовали. Но путешественники бывают разные. Кого-то больше всего интересует живописная природа, кого-то памятники архитектуры. Мы, конечно, тоже любим природу и культурные достопримечательности, но всему предпочитаем общение с людьми. И, может быть, в связи с особенностями профессии, мы привыкли внимательно слушать собеседников, стараться понять, что стоит за их словами, какова реальная ситуация и насколько субъективные оценки соответствуют действительности. Для решения последней задачи, естественно, нужно как следует присмотреться к самой действительности. Словом, профессии психолога и журналиста требуют повышенного внимания и наблюдательности.

Так вот, наблюдения, сделанные нами во время достаточно частых поездок по стране, свидетельствуют о том, что виртуальная реальность, которую сейчас тщательно формируют идеологи и практики «третьей волны», в очередной раз не соответствует, простите за тавтологию, реальности реальной.

Реальная муха и виртуальный слон

Чтобы не быть голословными, пройдемся по пунктам.

Первое. Никакой объективно революционной ситуации в стране нет. Не будем вдаваться в тонкости социально-политического анализа. Пусть специалисты дискутируют о том, чья теория революции верна. Скажем попросту. Обстановка перед революцией недаром всегда называлась предгрозовой, накаленной. Причем страсти накалялись не только в политической верхушке, но и во всем обществе. Вчера еще вполне дружная семья вдруг раскалывалась на враждующие политические лагеря. Вопросы, вроде бы не имеющие отношения к обыденной жизни, выступали на первый план и заслоняли собой все, заглушая даже родственные чувства и дружеские привязанности, идя вразрез с практическими интересами, нарушая приличия. Главное, все мы знаем это не понаслышке, поскольку совсем недавно испытали на своей шкуре. Сколько скандалов было в семьях, где муж голосовал за «демократов», а жена — за «коммунистов»! Отец, поклонник Зюганова, объявлял бойкот дочери, которая предпочла Явлинского. Кто-то подавал заявление об уходе, расставаясь с любимой работой, потому что начальник оказался «коммунякой». Люди вычеркивали из записных книжек телефоны ближайших друзей, потому что терпеть не могли Гайдара, а их друзья, наоборот, сожалели, что Гайдару «не дали дожать"… Каждый, кому за 30, наверняка, вспомнит что-то подобное из личной биографии, а кто помоложе — из биографии своих родных.

Где сейчас нечто, хоть отдаленно напоминающее эти мексиканские страсти? Кому сейчас какое дело до того, что происходит в Думе, какие она принимает законы и принимает ли вообще? Это даже не очень адекватно (вернее, очень неадекватно), ведь законы принимаются жизненно важные, затрагивающие каждого. Например, новый КЗОТ, новый Земельный Кодекс, реформа ЖКХ и т. д. А бывшие ярые антагонисты примирились на дачных грядках. Нет больше семейных политических конфликтов. И дед уже не такой поклонник Зюганова, и дочь охладела к своему вчерашнему кумиру Явлинскому. А подросший внук вообще поклоняется иным богам — «Тараканам», «Отъявленным мошенникам», «Крематорию» или каким-то другим группам со столь же выразительными названиями.

Второе. Об изнемогающем от реформ и голодающем народе.

Но ведь и тут есть ложь! В чем нетрудно убедиться, — достаточно выйти на улицу. Посмотрите, сколько упитанных, полных и толстых людей. Старики, пережившие войну, свидетельствуют, что не стояла тогда проблема избыточного веса. Дистрофиков же, наоборот, было великое множество. То есть голодающих видно невооруженных глазом.

А какое количество машин развелось! Разве голодные покупают автомобили? А может ли в период массового голода строительно-ремонтный бизнес стать одним из самых ходовых? И отнюдь не только богачи нуждаются в каменщиках, плотниках, малярах, сантехниках. Еще совсем недавно люди скромного достатка делали ремонт, может быть, пару раз за всю жизнь. И то, по возможности, обходились собственными силами. Контор под названием «Бюро ремонта» было в девятимиллионной Москве раз-два и обчелся. Для кого сегодня открыто так много ремонтных фирм? Для умирающих от голода?

Вы скажете: «Москва — город особый». Да, конечно. В других местах все выглядит скромнее. Чаще встречается самая настоящая нищета. Хотя тоже по-разному. Но даже попадая в так называемые «депрессивные города» и «дотационные регионы», поначалу вздрагиваешь от контраста с нашей зажиревшей бизнес-столицей, а потом, маленько попривыкнув, начинаешь понимать, что ты будто совершил путешествие во времени и очутился в поздней советской действительности. Не совсем голодной, но без излишеств. В той самой эпохе, которую теперь принято вспоминать как эпоху материального изобилия. И правда, ни о каком голоде тогда речи не шло. Почему же сейчас идет?

Далее.
Реформы, касающиеся каждого (реформа образования, здравоохранения, ЖКХ и т. п.) пока, в основном, существуют лишь на бумаге. Когда же народ успел от них изнемочь? Да, конечно, есть частные школы и частные клиники. Но подавляющее большинство наших граждан до сих пор учит своих детей в бесплатных школах, лечится в обыкновенных поликлиниках и больницах (правда, не без взяток). Разумеется, прожекты реформаторов могут стать былью. Но тогда и реальность станет иной. И в этой реформированной реальности дети уже не будут посещать столько кружков и студий, сколько они посещают в последние годы. И страдать от перегрузок. Равно как не будет перегружено летом железнодорожное направление, ведущее на юг. Ведь теперь, как «в добрые советские времена», опять летом проблемы с билетами. Даже заказывая их за месяц до отъезда, ты рискуешь получить лишь место на верхней полке в последнем купе у туалета.

Возвращаясь к теме голода, снова хочется подчеркнуть, что голодающие не ездят так массово отдыхать к морю. В том числе, за границу. Разве «берег турецкий и Африку» заполонили только «новые русские»? Их так много не наберется…

Главное, все это было совсем недавно: пустые музеи, потому что не хватало денег на билеты, пустые поезда, пустые пляжи, пустые кафе и даже пустоватые холодильники. Но тогда либералы, которых в начале 90-х называли «демократами», об этом помалкивали. Почему же заговорили сейчас, когда люди, наоборот, вздохнули, начали как-то обустраиваться в новой реальности, зарабатывать, прирабатывать, рожать больше детей — словом, решили жить дальше?

Насчет лютой ненависти народа к власти — прямо не знаешь, что сказать. Как точнее определить это беспардонное вранье: «высосано из пальца», «взято с потолка»? Неужели никто никогда не видел, как млеют, как блаженно улыбаются окружающие, когда учреждение, конференцию или юбилейное застолье посещает начальство хотя бы районного масштаба? А уж если «Сам» соизволит посетить, об этом еще долго будут слагаться легенды!

Да что там власть?! К олигархам — и к тем нет настоящей ненависти. Ну, уехали со своими миллиардами — и скатертью дорога. Воздух стал чище. А власть, конечно, для порядка поругивают, но, тем не менее, встречают с распростертыми объятиями. Интеллигенция (в меру своей испорченности) подозревает и обвиняет народ в чинопочитании ради выгоды или «страха ради иудейска». Но на самом деле народная любовь к власти бескорыстна. Наших людей нужно очень долго и сильно притеснять, чтобы они возненавидели главу государства. Даже Ельцина не возненавидели, несмотря на то, что он откровенно губил страну и людей. Он просто всем надоел, как надоедает шумный пьяница в вагоне метро. Но массовой ненависти даже к нему не было.

Заявление, что государства уже нет, обнаруживает такую степень дезориентации, при которой можно говорить о довольно грубой психической поврежденности — разрушении словесно-образной связи. Образ наличествующего государства перед каждым из нас предстает по многу раз на дню. Есть вода, свет, газ, работают пути сообщения, пожарная охрана, милиция, суды, прокуратура, школы, больницы, поликлиники. Когда случаются какие-то ЧП, приходит на помощь специальная служба МЧС. Армию никто не отменил (хотя и очень старались!). Так же, как никто не отменил военную субординацию, подчинение младшего старшему вплоть до верховного главнокомандующего, который одновременно является президентом страны.

Что, разве по улицам Москвы, Пскова или других наших городов беспрепятственно разъезжают молодчики с автоматами, палят то в воздух, то по кому попало, врываются в дома, грабят, насилуют, убивают, а уцелевшие даже не могут потом обратиться в милицию, потому что ее нет, и в суд, потому что судьи, побросав шелковые мантии, кинулись врассыпную? <…>

Пользуясь случаем, хочется задать еще один вопрос — касательно распада России. Почему, когда губернатор Свердловской области Россель собрался печатать особые уральские деньги, когда Татарстан и другие республики, входящие в состав Российской Федерации, после знаменитого ельцинского клича «Берите независимости столько, сколько сможете проглотить» всерьез готовились к отделению, когда на всех уровнях законодательной власти, вплоть до поселкового совета, принимались законы, не согласующиеся с общероссийским законодательством (т.е. под распад России на мелкие удельные княжества уже подводилась юридическая база), — почему «респектабельная» пресса тогда об этом молчала, а шумели только «маргиналы» и «патриотические отморозки»? А сейчас, когда эта взрывоопасная ситуация как-то сгладилась, смягчилась (и Россель вдруг вроде бы стал патриотом-государственником, а свои тугрики печатать раздумал, и законы местные подправили, приведя в соответствие с общероссийскими, и отделение Чечни, гарантированное позорным Хасавьюртским соглашением, не состоялось), вдруг начали звучать заклинания, что Россия все равно распадется?

Ну, и по последней, «аварийной» претензии. Людям, которые кличут катастрофы, прежде всего хочется ответить: «Типун вам на язык». Нет, наверное, многие коммуникации находятся в аварийном состоянии, и время от времени где-то что-то ломается. Но это неправда, что ничего не ремонтируют. В чем опять же нетрудно убедиться, посмотрев по сторонам. Идешь по улице или по двору — и видишь: надо обойти траншею, потому что меняют трубы. Читаешь объявление на своем подъезде о временном отключении горячей воды в связи с ремонтом. (Между прочим, когда государство исчезает, такие объявления тоже исчезают!) Или у вас перестает работать телефон. Вы звоните на телефонную станцию и узнаете о повреждении кабеля. Но через некоторое время телефон снова работает. А если его не включают — о ужас! — целую неделю, то возмущению нет границ. Но ведь это значит, что мы привыкли к исправной работе коммуникаций! Даже с длительными безобразиями по отключению электроэнергии на Дальнем Востоке наконец сладили.

Асфальт на дорогах постоянно заменяется. Заменяются и рельсы на трамвайных и железнодорожных путях. Другое дело, что власти, может быть, уделяют этому недостаточно внимания. Хотя и это не безусловно. Смотря в каких регионах и в какой отрасли хозяйства.

Снова не можем удержаться от сравнения. Когда в первой половине 90-х годов жизнь начала стремительно разрушаться и люди заволновались, они в ответ на свои волнения слышали, что, дескать, при советской власти было ТАКОЕ и этого «такого» было так много, что нам и не снилось. Просто тогда все тщательно скрывалось, а сейчас гласность, о любой ерунде известно. Так что не извольте беспокоиться, дорогие граждане. Все идет по плану.

Теперь же из каждой реальной мухи старательно раздувают огромного виртуального слона.

(Окончание следует)

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/70 305 112 258


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru