Русская линия
Нескучный сад Елизавета Правикова01.03.2007 

Детей не выбирают

Зинаида Васильевна, мама 20 приемных детей, говорит: «Помните, как отвечает героиня фильма „Однажды 20 лет спустя“, когда ее спрашивают — чего вы ждете от жизни? Ребенка. Вот и я так же». Cмотришь на Зинаиду Васильевну — и так хочется быть на нее похожей — МАМОЙ — призналась наш корреспондент Елизавета ПРАВИКОВА.

Зинаида Васильевна со своими детьми: первый ряд слева направо: Валя, 14 лет; Зейнаб (Ксения), 15 лет; Света, 15 лет; Федор, 15 лет. Второй ряд: Сережа (старший), 19 лет; Вика, 16 лет; Зинаида Васильевна — мама; Саша (средний), 15 лет; Александр (старший), 17 лет. Третий ряд: Катя, 8 лет; Вика (младшая), 9 лет; Саша (внук), 8 лет; Сережа (младший), 13 лет.
Сейчас Зинаида Васильевна опять хочет взять малыша, и дети мечтают о маленьком. Она уже для него одежду приготовила, но в детском доме малышей не дают

Баку-Пустынь

Несколько лет назад в сельском храме я увидела на службе немолодую женщину, а вокруг нее множество детей. Потом батюшка рассказал мне: она воспитывает 20 приемных детей. И когда на исповеди я пожаловалась на то, что не могу сладить со своими малышами, раздражаюсь, кричу на них, он сказал: «Тебе надо обязательно поговорить с Зиной». И я поехала поговорить.
Зинаида Васильевна Кидярова родилась в 1951 году в Баку. С мужем развелась, когда дочери был год, а сыну три, воспитала детей одна (точнее, с мамой). В1992 году, во время национального конфликта в Баку, переехала в Россию. Когда бежала из Баку, то дала обет: если со своими детьми спасется, возьмет ребенка из детдома. Тогда Зинаида Васильевна, конечно, не думала, что их будет столько.

В Рязанской области купили дом, обзавелись хозяйством. «И стал мне постоянно сниться сон — является старец с младенцем на руках и говорит: „Этими детьми тебя благословил Сам Господь“. Сон повторяется, а я все думаю: „Господи, как же быть, дом-то еще не достроен?!“ Обратилась к священнику из Москвы, который служил в то время в нашем сельском храме, он посмотрел на меня и говорит: „Это от вас не зависит, езжайте, берите детей“. Когда он так сказал, я опять поймала себя на мысли — почему детей, я ведь собираюсь только одного ребенка взять?»

После этого Зинаида Васильевна поехала в Солотчинский детдом под Рязанью и взяла… Танюшу и Лешу (брата с сестрой). Когда увидела их, то поняла, что еще вернется за другими. Вот так они и приезжали с сыном Димой — набегами: приедут, возьмут буквально первых, кого предложат. Ни одного ребенка сама она принципиально не выбирала: «Это ведь не фрукты-овощи, чтобы их выбирать, мама, когда носит ребенка, не выбирает, каким он будет».

Зинаиду Васильевну предупреждали, что дети сразу в семью не пойдут, что нужно время познакомиться, но на деле все выходило проще. Все дети соглашались жить у нее сразу. «Так получилось — зашли, Дима им улыбнулся, они в ответ ему улыбнулись и остались с нами». Сын Дима — большой помощник для мамы, он заменил в доме отца и стал примером для приемных мальчиков. Сейчас Диме 30 лет, дети его очень любят, он часто забирает кого-нибудь к себе погостить.

В 1997 году у Зинаиды Васильевны уже было шестеро приемных детей. Тогда они и переехали в село Пустынь, где Рязанский фонд поддержки детей-сирот построил им дом. Помогли переехать, но сдали только полдома, а вторую половину так и не достроили. Незаконченное второе крыло дома, где владыка Симон Рязанский и Касимовский (+ 1 сентября 2006 г.), бывший духовником семьи, благословил обустраивать домовый храм, пока стоит заколоченное.

Такие разные

Когда Зинаида Васильевна впервые собралась взять детей, ей посоветовали оформить приемную семью: меньше волокиты с документами. Первых шестерых она брала из детдома. Потом детей ей стали привозить со всей округи, зная, что она возьмет всех. Каждого ребенка она воспринимает как своего, сразу и бесповоротно.

Самой маленькой пришла в семью Катюша — ей было два года, сейчас восемь. Катя наполовину индианка. А вот Наташа была почти взрослой — 15 лет. «Когда ее увидела, впервые испугалась, — рассказывает Зинаида Васильевна. — Такая была вульгарная девица: яркий макияж, юбка такая, что проще кофточкой назвать. Сейчас она совсем другая — в поведении, во взглядах, во вкусах».

Почти все дети сразу стали называть Зинаиду Васильевну мамой, хотя сама она никогда не настаивала на этом. Она никогда ничего у ребенка не выспрашивает о его жизни — когда ребенок оттает и захочет сам рассказать, тогда и расскажет. У шестерых детей инвалидность. Правда, с двоих ее уже сняли. Попав в семью, в обстановку, где их любят, дети перестали отставать в развитии.

Сережа-старший. Пока мы гостили у Зинаиды Васильевны, он практически не отходил от мамы, был всегда рядом, на подхвате. И чаем нас угощал, и видеомагнитофон настраивал. Когда его взяли, ему было пять лет, он практически ничего не мог делать руками, координация была сильно нарушена. Диагноз — олигофрения. Если бы вы увидели его и поговорили с ним, в жизни бы не догадались, что у него такой диагноз. Спокойный, приветливый красивый парень, ловит каждое мамино слово, готов помочь в любой момент. «Сережа, скажи Свете, корову надо подоить». Сережа уходит, приходит через две минуты: «Мам, она не хочет». «Ну подои, сынок, сам тогда». Он идет и доит, носит воду корове, все это делается с умением, спокойствием и любовью. Сережа очень здорово лепит из пластилина: целые дворцы, города, деревеньки с людьми, животными. Сейчас мальчик учится в ПТУ. Ему уже исполнилось 19, но он остается в семье, т. к. один жить не сможет.

Вова. Его в семье в шутку называют «ботаник». Он дважды был обморожен, в детдоме его били шлангом. Я видела Вову несколько лет назад в храме вместе с его братьями и сестрами. Тогда, помню, детки Зинаиды Васильевны — им было по шесть-девять лет — буквально набросились на мою Ксюшу, которая была еще в колясочке, с просьбой дать поносить, покачать на ручках. А Вова очень серьезно сказал: когда он вырастет, будет священником. Сейчас, правда, он передумал и в этом году поступил в педучилище, хочет стать учителем начальных классов.

Алеша , первый из детей. Не мог ходить. Два шага шагнет, падает. Ножки были иксом, на груди горбик. А теперь он учится в военном автомобильном институте, будущий офицер.

Зейнаб — татарка, здесь два года. В общем, и не знаешь, как ее правильно называть — Зейнаб или Ксения. Она крестилась, сейчас помогает в храме — и поет на клиросе, и читает. Бабушки в храме ее очень любят, она ведь ведет практически всю службу с батюшкой. Зейнаб пишет стихи. Зинаида Васильевна вспоминает, что, когда Зейнаб только попала к ним, была ужасно забитая, запуганная. Позже выяснилось, что родная мама била об ее голову тарелки. У нее ужасно болела голова, по ночам девочка кричала. Приходилось сидеть ночами с ней, успокаивать. Сейчас все, слава Богу, наладилось. «Вот Ксения такая — на речку не пойдет, — говорит Зинаида Васильевна, — купальник не наденет, топик не наденет, очень целомудренная». Когда я спросила у Ксении, кем она хочет быть, она ответила: регентом и учителем.

Сережа-младший — стойкий оловянный солдатик, очень сильный духом мальчик. Он наполовину афганец. Худенький, веснушчатый. Когда благочинный о. Михаил его увидел, сразу сказал: о, это мой (батюшка в молодости служил в Афганистане). «Сережа до часу-двух ничего не ест, не пьет в те дни, когда на службе, рассказывает о нем Зинаида Васильевна. — Говорю — поешь, ты же не причащаешься сегодня, а он — ты что, мама, я же в алтаре!»

Конечно, как в любой семье, бывают и конфликты. Но Зинаида Васильевна разбирается с этим просто: категорически не позволяет никакой дедовщины, обид и насмешек. «Я могу и своего взрослого отчитать, хоть ему уже тридцать. И маленького, если вижу, что не так себя ведет. Есть у нас ребята из очень неблагополучных семей, которые начинают насмехаться, но я это строго пресекаю. Говорю: „Над тобой здесь смеялись, обижали? А ты что же?“» — говорит Зинаида Васильевна.

Дети не рвутся к настоящим родителям, да и родители к ним не рвутся. Все знают, что они приемные, в том числе и те, кто попал сюда маленьким. Как-то у Кати, самой младшей, был день рождения, три года, а она заболела, лежала с температурой. Катю пришла навестить ее родная мама, но, увидев, что ребенок болен, сразу засобиралась домой. А в другой раз, вспоминала Зинаида Васильевна, заехали люди узнать насчет щенков, а тут как раз дети проходили мимо, и одна женщина спросила: «А это не Ермаков Виталик?» Я отвечаю — да, он. Женщина мне и говорит: «А я его тетя». Я обрадовалась: заходите, у нас и сестра его, Вика, живет. А она улыбнулась и говорит: «Да нет, мы за щенками».

Отношение к этой большой семье у людей разное. Одни восхищаются, другие удивленно пожимают плечами, а третьи говорят гадости. Зинаида Васильевна рада, что их дом находится на отшибе от остальной деревни, здесь они не на виду, меньше разговоров и пересудов. Ведь многие считают, что детей в эту семью берут для заработка, это, дескать, выгодно, т. к. пособия платят. Пособия, конечно, платят (2000 рублей на ребенка), и еще зарплату Зинаиде Васильевне и ее дочери как воспитателям, которая составляет 3300 рублей в месяц. У нескольких ребят небольшая пенсия по инвалидности. Но после того как воспитаннику исполняется 18 лет, платить перестают. А куда деваться ребятам в 18 лет? Многие из них хотят учиться — кто их будет содержать? «Я все никак не могу понять этого — как это, мама до 18 лет? Старшие ребята учатся, некоторые живут отдельно, но приезжают все, гостят подолгу, это все равно их дом», — говорит Зинаида Васильевна.

Хочу креститься!

В храм Зинаида Васильевна ходила с детства, ее мама была очень верующей. «Мама умерла в 90 лет, — говорит Зинаида Васильевна. — Она была строгих правил, например, носила одежду только с длинным рукавом. Мама всегда говорила: никогда человека нельзя в храм приводить насильно. Есть человек, который придет к вере в три года, а есть в 33, а есть в 80. Она и меня так учила. Вот наша Ксения (Зейнаб) выбрала веру сама, никто ее не подталкивал. Сходила в храм с другими ребятками, приходит и говорит: „Хочу креститься“. Я опешила — так сразу! Говорю: „Прежде чем принять такое решение, ты должна хорошенько подумать“. А она: „Уже подумала и решила“. Такая вот она у нас девочка. Отец Михаил сказал ей, что в таком случае нужно выбрать себе православное имя. Она — не задумываясь — Ксения. Как раз был день Ксении Петербуржской, но Зейнаб об этом не знала. Сейчас Ксения полностью ведет службу вместо матушки, читает и поет. Я считаю, что если я зернышко веры в них зароню, то и хорошо, Бог даст, оно и прорастет».

В доме у Кидяровых мироточат иконы. Вообще икон очень много, но в основном маленькие, дешевенькие, бумажные. Постоянно кто-то приносит старые, темные, обгорелые иконы, дети несколько нашли на помойке. Все иконы Зинаида Васильевна протирает святой водой, на некоторых постепенно начинает проявляться изображение, становится понятно, что это за образ. Когда замироточила икона свт. Николая, Зинаида Викторовна почему-то испугалась, позвонила владыке: что делать? А он отвечает: не беспокойся, значит, помощь будет от святителя Николая. Через несколько дней московские друзья устроили детям поездку в Москву, к святыням. Когда я стала узнавать, кто же помогает этой большой семье, то, к моему удивлению, выяснилось, что практически никто. Помогает сын Дима, иногда отдельные люди, в основном москвичи. «Но для меня самое главное — общение, — говорит Зинаида Васильевна. — Когда из Москвы приезжают наши верующие знакомые, мы всегда радуемся, для детей это очень хорошо». Иногда бывает разовая помощь от губернатора области. Зинаида Васильевна, впрочем, не жалуется ни на что, а ко всему относится так: раз Господь чего-то не дает, значит, так нужно. А еще она говорит: «Через труд идешь — значит, хорошее дело делаешь. Моя мама говорила: все, что делаешь, делай с любовью. И я своих детей стараюсь этому научить».

Какая помощь нужна?

Зинаиде Васильевне и ее большой семье очень нужна помощь. И не только материальная. Дом, где проживает семья, — служебный. Это значит, что дети здесь могут оставаться официально только до 18 лет. После 18 приемным детям должно выделяться жилье, на практике же выходит по другому. В семье Кидяровых уже семеро «выпускников», но ни один из них не получил жилья. Особенно волнуется Зинаида Васильевна за Сережу: он самый незащищенный, отстает в умственном развитии: случись что с приемной мамой, он останется совсем один, без дома и средств к существованию.

Нужна помощь юристов, чтобы добиться предоставления жилья для ребят-выпускников, положенного им по закону. Нужно оформить документы Наташе. Ей уже 24 года, но она до сих пор не может получить паспорт, потому что мама ее родом из Белоруссии, а сама она родилась в Германии. Из-за отсутствия необходимых документов Наташа не может вступить в брак, не может учиться дальше. Недавно Наташа получила вид на жительство, но паспорта по-прежнему нет.

Одно крыло дома не достроено, его нельзя использовать для жилья. Недавно у Зинаиды Васильевны сгорели сараи из-за неисправности проводки. Теперь, скорее всего, придется продавать корову. Нужна любая денежная помощь, а также помощь в организации поездок для ребят по святым и просто интересным местам. Организовать это собственными силами практически невозможно. Сейчас в семье живет 11 детей от 8 до 18 лет и Сережа, которому уже исполнилось 19. Очень пригодился бы компьютер для обучения детей.

Если вы хотите помочь Зинаиде Васильевне и ее детям, средства можно перечислить на их счет:

Банк получателя: Рязанское ОСБ 8606 СБ РФ г. Рязань,
БИК 46 126 614,
к/с 30 101 810 500 000 002 048.
Получатель: ИНН 7 707 083 893
Касимовское ОСБ 2612 г. Касимов,
р/с 47 422 810 353 059 905 536,
филиал 2612/030, р. п. Елатьма, ул. Янина, 9,
л/с 42 301 810 753 050 173 440/01
Кидяровой Зинаиде Васильевне

домашний адрес: 391 351 Рязанская область, Касимовский район, с. Пустынь, приемной семье Кидяровых (семейный детский дом)

или передать через нашу редакцию: Москва, Ленинский пр-т д. 8 кор.12, больничный храм царевича Димитрия, редакция журнала «Нескучный сад»; тел. (495)237−5853.

За период со дня публикации статьи в бумажной версии журнала и на сайте Милосердие.ru до дня настоящей публикации, только через редакцию для Зинаиды Васильевны поступило 41 300 рублей. А так как, к сожалению, первоначально в статье были указаны неверные реквизиты (сейчас они исправлены — ВНИМАНИЕ! В бумажной версии журнала исправить что-либо невозможно, там остаются ошибочные реквизиты!), нам звонили многие, пытавшиеся перевести деньги самостоятельно. Можем засвидетельствовать, что таких людей было много, и из разных городов. Всем мы давали исправленные реквизиты и, надеемся, им удалось помочь Зинаиде Васильевне. Спаси Господи всех неравнодушных людей!

Зинаида Васильевна вместе с детьми украшает иконы бисером. Их иконы есть практически во всех окрестных храмах, большие и маленькие. Интересно, что украшают иконы не только девочки, но и мальчики занимаются этим с удовольствием

Приемная семья — форма воспитания ребенка в семье у приемного родителя — воспитателя. Такая семья создается на основе договора между приемными родителями и органами опеки. По отношению к ребенку приемные родители являются опекунами. Срок нахождения ребенка в подобной семье определяется договором и может быть разным. На содержание ребенка регулярно выплачиваются средства согласно установленному в области нормативу. Кроме того, приемному родителю платится зарплата и засчитывается трудовой стаж.

http://www.nsad.ru/index.php?issue=38&ion=10 004&article=582


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru