Русская линия
Аргументы и фактыЕпископ Панкратий (Жердев)01.03.2007 

«Мы навязываем людям только звон…»

290 лет назад, в 1717 г., Валаамский монастырь начал возрождаться после разорения шведами.

СЕЙЧАС обитель переживает очередное рождение. В монастыре 150 иноков («гражданское» население Валаама — 250 чел.). Но на святом острове не всё идёт по-божески: в духовном центре России конфликтуют монахи и местные жители.

Владыка Панкратий: "Варяги уйдут, а нам всё равно жить бок о бок…". Фото Павла КОЗИОНОВА
Владыка Панкратий: «Варяги уйдут, а нам всё равно жить бок о бок…». Фото Павла КОЗИОНОВА
БЫТЬ ЛИ всему Валааму, как и в старину, землёй церкви? Половина мирян уже переехала на материк, но остальные решили остаться. Недавно в эту тяжбу вмешались новые варяги — из США. Свою оценку событий высказал «АиФ» игумен Валаамского Спасо-Преображенского монастыря епископ Панкратий.

Не хуже муфтия

— ВЛАДЫКА, правда ли, что между мирянами и братией идёт война на выживание: вместо нормальной жизни — пикеты, суды и разборки?

— Да нет, конечно. Да, на острове не всё гладко. Но мы не выгоняем людей из их квартир. Мы смотрим на всех валаамцев как на будущих прихожан. Пусть кто-то ещё не нашёл путь к Богу, но это наши, православные люди. И главное — на Валааме не может быть другого хозяина. Это уже тысячу лет духовный центр России, и таким он должен оставаться всегда.

— На Валааме спорят про «вип-резиденцию» Патриарха Алексия II — Свято-Владимирский скит. Это что, так уж выходит за каноны православия? А как у других: разве муфтиям, католическим епископам, раввинам, далай-ламам резиденции не положены?

— Да, теперь у Святейшего на Валааме есть «своё место». Главы всех конфессий имеют апартаменты, где священнослужители работают, отдыхают и принимают гостей. Русская православная церковь не исключение — в кремлях и крепостях страны всегда были архиерейские и митрополичьи палаты… Обычно патриарх приезжает не один: его сопровождают до 20 человек, а то и больше. К тому же по приезде его сразу окружает толпа желающих получить благословение. И это слава Богу, но ведь и наедине с собой ему побыть тоже нужно. Вот и решили построить новый скит, где разместилась не только резиденция, но и иконописная мастерская, музей монастыря. Рядом жилой дом для высоких гостей. Там же может остановиться и Президент России. Но это вовсе не его резиденция.

— Говорят, что Владимир Путин подарил монастырю суперсовременную яхту «Паллада» стоимостью 1,5 млн евро. А зачем она вам?

— Внесу ясность. «Паллада» — подарок не президента, а «ЛУКОЙЛа». И к тому же дар не Валаамскому монастырю, а всей Православной церкви. Это подчеркнули сами нефтяники. Яхта, как и резиденция, служит для представительских целей. Мы исходим из убеждения: самим можно жить в кельях, но гостей следует принять достойно. Другое дело, если бы на этой яхте сами монахи катались на рыбалку!

— Слышал, будто вы навязываете местным жителям, причём всем, свои порядки: людям запрещают не только пить и курить, но и собирать грибы-ягоды, ловить рыбу, охотиться…

— Единственное, с чем я могу согласиться, — что мы «навязываем» людям колокольный звон. Его слышат все — и монахи, и паломники, и неверующие миряне, которым, может быть, он и мешает. А ограничения на сбор грибов и ягод есть в положении о природном парке на Валааме. То же с рыбалкой и охотой. Это же особо охраняемая территория! Да и, даже если б мы захотели что-то не позволить людям, как вы это себе представляете? Допустим, на острове в старину был сухой закон. А сейчас разве монастырь может запретить продажу спиртного?

— Но люди жалуются: «У монастыря — триста крестьян-крепостных. Чтобы монахи тебе помогли, нужно им сначала поцеловать ручку…»

— Валаамцы свободны, как и все. Если вне монастырских стен и есть запреты, то лишь по статусу места: например, здешние квартиры нельзя приватизировать. И это понятно: здания, где они находятся, — не жилой фонд, а достояние страны.

— Каким вы видите будущее Валаама? Сейчас на острове 40 детей. Не только старики, но и молодёжь связывает своё будущее с малой родиной.

— Так мы и будем жить бок о бок. Хотя многие и уедут. Ведь мало родить дитя, надо и воспитать его, дать высшее образование. А в нашей школе — лишь неполное среднее… Скорее всего, Валаам поделится надвое: внутри — зона монашеского образа жизни в границах внешнего каре монастыря, а за его воротами — миряне. В далёком будущем приезжие могли бы трудиться тут вахтовым методом.

Янки в обители

— НЕДАВНО ваши противники из местных жителей нашли спонсора — американский фонд «Устойчивое развитие». Эта организация финансируется бюджетом США. Она планирует первый грант на посёлок: $ 60 тыс. Кроме расходов на цветник и керамическую мастерскую доллары предназначены валаамскому «Союзу предпринимателей"…

— Я думаю, что за всем происходящим стоит, конечно, желание влиять на монастырь. И, к сожалению, желание явно недружественное. Ведь представители фонда так и не появились в обители и даже не спросили у нас совета, а обратились сразу к тем, кто борется с монастырём. И это, честно говоря, настораживает. Мы не знаем, что на самом деле движет пришельцами. Мы надеемся, что всё-таки желание помочь нам, в том числе и в смысле умиротворения. Дай Бог, чтобы американский грант объединил валаамцев — не в разрушении, а в созидании новой жизни.

— Вам не кажется противоестественным, что жители святой земли хотят жить на подачки из-за океана?

— Мне лично это неприятно. Но и тех разуверившихся людей тоже можно понять. Государство для них не опора, да и мы — не всегда.

— Есть мнение: мирская и монастырская общины, с одной стороны, нуждаются друг в друге, а с другой — по сути враждебны…

— Всё наоборот! Мы навечно связаны узами самой жизни. В идеале монахи — те же миряне, решившие быть наиболее последовательными в исполнении заповедей Христа. Другое дело, что монах бежит от мира, а мир бежит за ним. Это вечная история.

Владимир КОЖЕМЯКИН

http://www.aif.ru/online/aif/1374/1401


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru