Русская линия
Фонд стратегической культуры Дмитрий Седов28.02.2007 

Отрицательная селекция

Славная плеяда национально одухотворенных политиков, способных охватить разумом историческую перспективу и с недюжинной волей идти к поставленной цели, не замечая хая пустобрехов, начала истончаться в России еще при Александре Третьем. Наверное, самым замечательным из них был канцлер Горчаков, являвший собою настоящий русский утес в международной жизни второй половины XIX века. Огромность фигуры Горчакова в том, что он с презрением относился к европейскому филистерству, насквозь видел интриги европейских дворов и вел русский дипломатический корабль, сообразуясь с исконными историческими интересами Империи. Под стать ему были и другие министры того достославного времени.

С приходом же на трон Николая Второго начинается бесконечно длинная эпоха отрицательной селекции руководящих сил страны, которая не закончилась до сих пор.

Отрицательная селекция в науке — это когда ученый отбирает слабейшие особи растений или животных, скрещивает их, среди плодов снова отбирает слабейшие и так до тех пор, пока вид не становится недетоспособным. Это делается по вполне понятным причинам — изучаются слабые стороны видов и пород. Среди политиков отрицательная селекция проводится с совершенно другой целью — для ослабления нижестоящей иерархии. Руководитель подбирает более слабого заместителя, чтобы тот однажды не «схарчил» его самого, что было особенно выражено при советской власти. А при Николае Втором причина отрицательной селекции была особой: император назначал министров в соответствие со вкусом императрицы. Той же устойчиво импонировали политики европейского образца, и империю стали сотрясать реформы «западнического типа». Русские политики «европейского образца» не могли добиться успеха по определению — их вывели не в той стране.

Западнические реформы начала ХХ века кончились революцией. Начавшийся сталинский период также стал образчиком отрицательной селекции, правда, уже советского типа. Она пронизала всю управленческую структуру государства и была особенно жесткой. Правда, Сталин умело проводил ПОЛОЖИТЕЛЬТНУЮ СЕЛЕКЦИЮ менеджеров и вырастил замечательную плеяду хозяйственников. Но зато с политиками был безжалостен. Тех, кто был по масштабам никак не меньше его, он просто уничтожал. Это закончилось тем, что после смерти «вождя народов», людей, способных ответственно и твердо вести дальше советский корабль, не нашлось. К штурвалу прорвался Н. Хрущев, который начал в упоении крутить рулевое колесо вправо и влево, вызывая массовые приступы морской болезни на борту.

Особенно показательным с точки зрения отрицательной селекции стал брежневский период, увенчавшийся появлением на партийно-государственном олимпе человека-тетерева М. Горбачева и американского агента А.Яковлева.

Последующий период можно назвать периодом отрицательно-алкогольной селекции, когда к власти прорвался инородный олигархат с криминально-хищническими инстинктами и отсутствием каких либо моральных ограничителей. Нам никогда не забыть Андрея Козырева с его птичьим профилем и таким же птичьим интеллектом, который начинал и заканчивал день консультациями с Вашингтоном. Долго не уйдет из нашей памяти удивительно тусклый ландшафт лица Минобороны П. Грачева, лишь иногда оживлявшийся мыслями о портупее. Уникальным плодом отрицательной селекции был и Гайдар? Посмотрите на него незашоренным взглядом. Свят, свят, свят! Его обличье, как и обличье его дружка из питерских цветочников Чубайса, — наглядная иллюстрация скорбной функции природы ставить предупредительные знаки на своих неудачных произведениях. Они ведь и смогли дорасти только до простейших форм борьбы за существование — приспосабливаться, лгать, двурушничать. Вместо интеллекта — соображалка, вместо пассионарности — заполошность, вместо одухотворенности — нарциссизм.

Каждый из упомянутых выше периодов в истории нашего государства характеризовался своими способами рекрутирования идиотов во власть. Имеет специфические особенности и настоящий период, представленный правительством Фрадкова.

Начать с того, что ни один из членов нынешнего кабинета в подвижничестве на государственном поприще прежде замечен не был. Ни умом, ни организаторскими способностями, ни политической харизмой они не выделялись, скромно оставаясь мелкими столоначальниками, бухгалтерами, мойщиками пробирок и представителями других полезных профессий. Следует отметить, что и в плохую сторону они также не выделялись. Ни один из них в тюрьму при советской власти не сел, и сложно сказать, кто здесь не доработал, — то ли они, то ли советская власть.

Но если Ельцин отбирал свою команду по довольно известному принципу, которым пользуются паханы на зоне, — чем «повязанней», тем надежней, то принцип сегодняшней власти вызывает оторопь у любого посвященного и непосвященного наблюдателя.

Такое впечатление, что собрались в питерском дворе пацаны «во взрослых» играть. Вот в подворотне появляется Длинный Леха и ему кричат: «Длинный, иди скорей сюда, будешь отвечать за бабки». И Длинный Леха начинает «отвечать за бабки», хотя отец всю жизнь порол его за двойки по арифметике. Тут из-за забора высовывается физиономия Грязного Мони, и его зовут «сесть на культуру». Грязный Моня «садится на культуру», и тут же собирает вокруг себя подобных грязных монь, заполонивших все культурные площадки страны.

Потом во дворе появляется страдающий хроническим гельминтозом мальчик и просится в министры просвещения, потому что затаил много злобы на учителей. Его, конечно же, ставят министром просвещения, и он начинает мстить школе за все свои прошлые муки.

Таинственный принцип отбора кандидатов в российское правительство — это ноу-хау, которое следовало бы квалифицировать как серьезное открытие в науке государственного управления поздне-ельцинского периода. С точки зрения введения противника в заблуждение этот способ безупречен. Противник никогда не знает, кого могут назначить на тот или иной пост из людей известных, а те, кого назначают, являются настолько непредсказуемыми, что прогнозировать их деятельность бесполезно. Единственный признак, по которому определяешь их почти безошибочно, — все они в той или иной мере являются высевом отрицательной селекции. Потому что ни отсутствие профильного образования, ни гельминтоз не могут считаться государственной заслугой и основанием для назначения на пост министра.

Естественно, что эта команда не могла не упустить золотого шанса, который Господь дал России с заоблачным повышением цен на энергоносители. С другими руководителями мы бы уже сегодня были свободны от нефтегазовой иглы: срок исторического прыжка державы — десять лет. Это доказали Сталин, Эрхард, Рузвельт, «азиатские тигры» и многие другие. Каждый, кстати говоря, своим способом.

Интеллектуальный потенциал экономического блока правительства скромен, и это написано на них несмываемой краской. Тут больше вопросов нет, а вот с инстинктом самосохранения этой команды вопросы есть. Например:

Что если американский доллар рухнет, а вместе с ним и Стабфонд, хранящийся, главным образом, в американских банках? Они что, надеются уйти от ответа или срочно сменить страну проживания? Ведь никто не станет заносить эту гигантскую потерю по статье «подарок русского народа многострадальному американскому народу». Вместе с тем, уверенность, с которой Кудрин продолжает накачивать американские авуары нашими нефтедолларами, вызывает раздумья: либо министр существует в том мире грез, из которого возвращает лишь психиатр, либо он знает что-то, что нам, грешным, знать не дано. Ведь перспектива обвала доллара совсем не химера. Федеральная резервная система США перегрета до предела, а впереди — новые военные авантюры.

Не вызывает сомнений и родовая принадлежность М. Зурабова. Только по диковинному стечению обстоятельств да прихотливой игре отрицательной селекции мог оказаться на таком посту человек, рожденный всю жизнь просидеть в аптечном киоске.

Г. Греф имеет отклонения, типичные для той ориентации, к которой его причисляют злые языки. Данная мелкая группа населения страдает комплексом неполноценности и пытается компенсировать этот комплекс «общественно-полезными подвигами». Чаще всего они подвизаются среди богемы, изобретая «гениальные мульки», как правило, тошнотворные по форме и отвратительные по содержанию. Выдающийся пример этой породы — Р.Виктюк.

Грефу повезло больше, чем Виктюку. Если последний распоряжается лишь ансамблем бывших мальчиков, перековавшихся в девочки, и по этой причине мнит себя духовным гуру современной России, то бывший юрист Греф руководит экономикой огромной страны, набираясь сведений об этом искусстве из гламурной прессы. А уверенностью в том, что все делает правильно, Виктюку не уступит. Таковы особенности этой малой группы. Возможно, собственный комплекс неполноценности они и лечат, зато все остальные их сограждане будут болеть до тех пор, пока это сексменьшинство не слезет с хребта многострадальной экономики.

Перечисление наших героев было бы неполным без упоминания М. Фрадкова, с которым сплошные проблемы у телевидения. Для того, чтобы «нарезать» его речь в более-менее членораздельную форму, бедные «монтажники» проявляют чудеса профессионализма, но «мыслительный уровень» героя не поддается полному сокрытию. Зачем он ходит на телевидение и чем он похож на великих государственных мужей прошлого, неизвестно. Не исключено, что это наше тайное оружие.

Нет повести печальнее на свете, чем повесть о профессионализме российского правительства поздне-ельцинской формации. Можно перебирать разные варианты, объясняющие существование этого экзотического явления. Например, сказать, что это компромисс с «семьей» на переходный период. Кстати, похоже на правду. По уровню неподготовленности, антихаризматичности и безответственности нынешняя команда не уступит руководителям ельцинского призыва. Ведь Е.Б.Н. назначал руководителей, абсолютно не сообразуясь с их государственными качествами. Но то было время торжества бесовщины. В ту пору на плешивой голове заместителя секретаря Совбеза почти явно были видны чертячьи рожки. Сегодня все мы надеемся, что время это безвозвратно ушло. И только три опоры ельцинизма — могучий утес олигархата, парализованная коррупционным ожирением Дума и правительство, больше похожее на бродячий цирк, — напоминают о том, что не надо строить иллюзий. То время и те люди не ушли. Больше того, они страстно хотят длить себя до бесконечности. Эта неукротимая страсть и определит тайный смысл нового раунда борьбы за власть, который уже начинается.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=598


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru