Русская линия
Столетие.Ru Александр Репников01.03.2007 

Профессия: спасение памятников
Памяти великого реставратора Петра Дмитриевича Барановского

Не оставив нам обширного рукописного наследия, Петр Дмитриевич Барановский спас от разрушения множество архитектурных памятников. Сегодняшние москвичи любуются красотами Крутицкого подворья. Неспешно прогуливаясь в Коломенском, зачастую просто не знают, что именно Барановскому они обязаны сохранением всей той красоты, что окружает их.

Родился Петр Дмитриевич Барановский в селе Шуйском на Смоленщине14 февраля 1892 года. С раннего детства он очень тонко чувствовал красоту; был буквально очарован величием и изяществом Болдинского монастыря, и когда настало время выбирать профессию, поехал поступать в Московское строительно-архитектурное училище. Показал сделанные им зарисовки церквей, и очень удивил московских ученых. В научных кругах того времени считалось, что влияние национальной русской архитектуры не распространилось западнее Можайска и в основном переместилось на север. Зарисовки Барановского опровергли это мнение, и он получил задание тщательно исследовать болдинские сооружения. Вернувшись в Москву и сделав доклад на заседании Археологического общества, Барановский получил свою первую премию. Окончив училище, он работал в качестве помощника архитектора на строительстве гражданских зданий и сооружений в ряде городов России. С началом Первой мировой войны был мобилизован в 3-ю Инженерную дружину и служил начальником команды, строившей укрепления, успевая попутно изучать памятники деревянного зодчества в тех местах, куда перебрасывали его дружину.

Весной 1918 года Барановский (на фото) окончил Московский археологический институт с золотой медалью и принялся за написание диссертации. Среди крови и ужаса Гражданской войны он продолжал выполнять свой долг ученого-реставратора. Спасал памятники Ярославля, поврежденные в ходе подавления эсеровского выступления, проводил исследования в Болдино, ездил по стране, пытаясь сберечь то, что не щадило время и люди.

В 1920 году ученый обосновал идею создания музея под открытым небом и возглавил музей-заповедник в Коломенском. По инициативе Барановского в этот музей были перевезены из-под Архангельска башенные ворота Николо-Карельского монастыря, рубленый дом Петра I и многие другие памятники.

В 1925 году Барановский приступил к реставрации Казанского собора на Красной площади. В 1929 году Моссовет принимает секретное решение об «очищении» Красной площади от культовых сооружений. В 1930 году останавливаются реставрационные работы на Казанском соборе. Сказалось неуемное рвение Л.М. Кагановича, стремившегося поскорее ликвидировать «наследие прошлого». По словам Ю.А. Бычкова (автора биографии П.Д. Барановского) именно Каганович приложил все силы к разрушению исторического облика столицы. Угроза сноса нависла над Покровским собором. Все попытки известных архитекторов и реставраторов помешать вакханалии разрушения московских святынь были пресечены. Реставрационные мастерские И.Э. Грабаря — закрыты.

В 1933 году арестовали самого Петра Дмитриевича, который был выслан на строительство Байкало-Амурской магистрали. Восстановленный Казанский собор был разобран летом 1936 года. Вернувшийся из лагерей Барановский успел произвести необходимые замеры собора, разбиравшегося на его глазах. В 1937 году по проекту Б. Иофана на месте Казанского собора был поставлен павильон в честь III Интернационала. Уже в 1980 году Барановский передал всю имеющуюся у него документацию по Казанскому собору своему ученику и 4 ноября 1990 года был заложен первый камень воссоздаваемого собора, который сейчас вновь красуется на Красной площади.

Профессия реставратора была связана с постоянными разъездами, напряженной, кропотливой работой, по 16−18 часов в сутки. Около 400 (!) монастырей в различных уголках нашей родины, посетил Барановский за долгие годы работы. Всю жизнь скромный до аскетизма в быту, Барановский трудился не ради славы или денег. Его дочь Ольга Петровна Барановская впоследствии вспоминала: «В дом он денег или еще чего, кроме книг, камней, чертежей, изразцов и т. п., никогда не приносил — все до копейки шло на спасение памятников».


В период Великой Отечественной войны Барановский был экспертом Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний фашистов на оккупированной территории СССР. В 1947 году, когда Москва готовилась отметить свое 800-летие, И.В. Сталин подписал постановление Совета Министров СССР «О мероприятиях по сохранению памятников архитектуры Андроникова монастыря в г. Москве». Именно Барановскому выпала нелегкая задача восстановления монастыря. С февраля 1944 по январь 1950 он занимал пост начальника отдела реставрации Комиссии по учету и охране памятников, Комитета по делам искусств СНК СССР. Затем последовала работа по реставрации Крутицкого подворья в Москве, которой Барановский отдал более тридцати лет, и которая была завершена его учениками.

12 июня 1984 года Барановский скончался. Свой последний приют он обрел на кладбище Донского монастыря в Москве.

http://stoletie.ru/minuvshee/70 227 151 858.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru