Русская линия
Православный Летописец Санкт-Петербурга Роман Кириллов01.03.2000 

Светская литература с позиции духовной критики (современные проблемы)

«Вся же искушающе, добрая держите».
(1 Фес. 5, 21)
«Среди церковных служений в наше время богословское исповедничество приобретает особенную важность как воцерковление мысли и воли, как живое вхождение в разум истины… В отеческом истолковании Православие вновь открывается как побеждающая сила, перерождающая и утверждающая жизнь, и не только как тихая пристань для усталых и разочарованных душ, не только как конец, но как начало, начало подвига и творчества, „новая тварь“».
(Прот. Георгий Флоровский. «Пути русского богословия»)
Духовный критик изучает литературу в ее отношении к самому важному для христианина вопросу — вопросу о спасении души; он разъясняет положительные и отрицательные в этом смысле стороны данного произведения, литературного направления, жизненного и творческого пути писателя, его общественной репутации и влияния, которое оказывает он на духовное состояние общества. В гениальности или, наоборот, в слабой художественности текста для него не заключено ни специально положительного, ни заведомо отрицательного содержания. Рассмотрение того или иного явления литературного процесса в его эстетической целостности в принципе не входит в задачи духовного критика. Произведение художественной литературы рассматривается им как один из способов передачи автором некоторых его знаний и представлений о мире с целью духовного воздействия на читателя, не всегда определенно сознаваемого. Однако очевидно, что в более талантливом произведении искусства благодаря известной гармонии между формой и содержанием достигаются большая емкость, яркость и сила эмоционального воздействия, сопряженная с требованием читательского доверия к вымышленному, индивидуальному миру данного эстетически завершенного текста. Эта гармония (красота) «подражает» красоте явлений тварного видимого мира в восприятии земного (душевного) зрения человека — однако существует вне духовно-эмпирического факта бытия в этом мире человека как образа и подобия Божия и наследника вечного Царства, уготованного ему от века. Истинная божественная красота в большей или меньшей мере открывается на земле духовным очам избранников Божьих, далее воплощается в человеческом деле, слове и помышлении, освященных благодатию Святого Духа — наиболее полно в Священном Писании и Предании как основе живой жизни Церкви, она неотделима от прочих свойств Бога и постигается только на путях воли Божией и нашего спасения; это красота Самого Бога; «Прекрасное-и-Благое».1 По слову старца Варсонофия Оптинского, произведение светского искусства способно пробудить дремлющую душу, «поднять ее над будничной, серой, обыденной жизнью и привести к Богу», однако напрасно думают, что «науки и искусства, особенно музыка, перерождают человека, доставляя ему высокое эстетическое наслаждение <…> Под влиянием искусства, музыки, пения и т. д. человек действительно испытывает наслаждение, но оно безсильно переродить его <…> это эстетическое наслаждение не может заменить религию <…> Есть несколько дверей для вхождения в Царство Небесное <…> крещение <…> А другая — покаяние, иначе исповедь <…> А третья дверь — Св. Причащение». «Мы

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru