Русская линия
Православный Летописец Санкт-ПетербургаАрхимандрит Софроний (Сахаров)01.03.2000 

О цельности духовной жизни
июнь-июль 1992 г.

Снова и снова благодарю Бога, давшего мне радость видеть вас и говорить с вами. Скажу вам, что за истекшие последние годы, с тех пор, как аппаратура современная открыла во мне болезни, страшные болезни, отчасти или даже, главным образом, из-за возраста, я теряю зрение, я теряю слух. Как вы знаете, это делает изоляцию мою все более и более полною. Но скажу вам, что-то, что досталось мне не без боли за истекшие годы и особенно, когда Господь благоволил, чтобы я был в пустыне, по существу своему остается во мне.
У меня уже нет силы представить все должным образом. Каждое слово требует особого усилия. Но и вам, мои братья и сестры новые, опять повторяю, что мое обращение к новопоступившим братьям и сестрам, и если старшие присутствуют, как единство духа, единство предания жизни.
Хочу сказать вам, что вы уже многое делаете, но никогда невозможно достигнуть того момента, когда вдруг все становится излишним. Необходимо повторение некоторых положений, которые стали нашим познанием в силу воплощения Единородного Сына и Слова Отчего.
Сошествие Святого Духа на Церковь в существе своем остается верным, и когда мы говорим о вере нашей, то не надо забывать, что всякое слово может иметь великое значение. Ибо Господь говорит: «Небо и земля прейдут, словеса мои не прейдут».
Каким-то образом, все мы после долгого подвига должны пребыть в состоянии ощутить правду этих слов, т. е. Дыхание Божественной безначальной вечности и историю человека на земле. История человечества на земле имеет свой конец, я не знаю, когда это будет совершенно, но по самой логике вещей, это верно.
Сегодня я, дорогие, драгоценные для меня братья и сестры, хочу говорить вам о цельности духовной жизни, которая с первых моментов христианского, так сказать существования остается незыблемой, непоколебимой. Сегодня моя мысль обращается к тому, чтобы утвердить в вашем сознании ту традицию золотую, которую дал Бог мне узнать на Афоне.
Я попал в монастырь в такой период, когда там были люди великого духа. Я имею ввиду игумена Мисаила, старца Силуана, многих духовников и не духовников, которые были, действительно, на высоте христианского духа. И это есть предание жизни. То, что совершил Господь в то время, историческое время, когда Он был с нами на земле, остается живым и полным энергии на все века. Небо и земля прейдут, словеса же мои не прейдут. И не только словеса, но и его примеры.
Явление Христа нам показало, нам дало откровение о предвечной идее Бога о человеке.
Очень многие из основ всей нашей духовной жизни уже были выражены апостолами в самом начале жизни Церкви по Воскресении и Вознесении Господнем. Господь объемлет всю вечность, носит в Себе всю вечность. Непротяженно Он объемлет все века и Его желание, конечно, как говорят многие святые отцы, что Бог не завистлив и хочет видеть людей, равными Себе. Когда мы говорим о нашей жизни во Христе, то, конечно, слово наше касается и современного положения вещей, но и безвременного, вечного.
За последнее время я слышал некоторые слова, которые обнаружили появление больших заблуждений в такой огромной территории, как Россия. Разруха, причиненная 70-летним, самым безумным гонением против Христа, действительно, разорила Церковь и так как за эти 70 лет народ был отрезан от настоящего учения и опыта Церкви за истекшие века, то сейчас наблюдается большая путаница в сознании этих людей.
На один из вопросов о том: «что мне делать?» одного старца из России, в связи с тем водоворотом всяких нелепых идей, я по опыту моей жизни ответил ему, не о деталях, а о структуре Церкви и предложил ему быть включенным в эту структуру, во главе которой в настоящее время стоит Патриарх Алексий II. Надо, чтобы все возвращающиеся церкви, школы и т. д., прилеплялись к этому Столпу и Утверждению, и Церковь найдет свой путь. Говорю об этом, потому что я слышал об этом и слышал таким образом, что я думаю, что это не далеко от истинного положения.
Разрушив всю культуру: аскетическую и богословскую, большевики — безумцы в своем неправильно понятом гуманизме, все извратили, сожгли библиотеки, но одно они оставили целым, по Промыслу Божиему — структуру Церкви. И эта структура возглавляется современным Патриархом в России Алексием II. Единство Церкви, цельность ее возможны теперь только через соединение в этой структуре.
Говорю об этом, потому что появились странные идеи в этом большом море русских людей, любящих Христа, но не всегда разумною любовию, как полагается.
Одна из идей, что якобы Господь в наше время действует не так, как Он действовал раньше, что Сам Господь изменился. Так я слышал идею, что в наше время нет старцев, и этот пункт касается великой науки о вечности, о послушании.
Те молодые люди, которые теперь поставлены на места, откуда они могут влиять, к сожалению, проявляют ненужную самоуверенность, что только они видят истину. Прочитав многие книги, изданные неправославными богословами и историками, они уклонились в другие совершенно понятия даже о структуре Церкви.
Духовная жизнь вся единая, и она оставляет ощущение простоты. Когда заповедь Божия, сохранена годами, с великим подвигом даже до крови, достигнуто бесстрастие, то это такое простое состояние, ясное. Проблематика становится все более и более обширной при отсутствии этого бесстрастия и этого познания о Боге.
О том, что Господь не изменяется можно прочесть слова апостола Павла из Нового Завета и из книги о Старце Силуане, где Силуан говорит о том, что Господь днесь и вчера, и в будущем Один и тот же.
Послание к евреям, глава 13, стихи 7 и 8: «Поминайте наставники ваша, иже глаголавше вам слово Божие, их же взирающа на скончание жительства подражайте вере их. Иисус Христос вчера и днесь той же и во веки».
У старца Силуана в главе «О смирении»: «Господь много пожалел и дал мне разуметь, что всю жизнь надо плакать, таков путь Господень, и вот мне разуметь, что всю жизнь надо плакать, таков путь Господень, и вот теперь пишу жалея тех людей, которые подобно мне горделивы и потому страдают. Пишу, чтобы учились смирению и обрели покой в Боге. Некоторые говорят, что это раньше когда-то так было, а теперь все это устарело, но у Господа никогда, ничто не умаляется, а только мы изменяемся, делаемся плохими, и так теряем благодать. А кто просит, тому Господь дает не потому, что мы этого стоим, но потому что Господь милостлив и нас любит. Я пишу об этом потому, что душа моя знает Господа».
Вы слышите, в самом начале христианства ап. Павел уже говорит о том, что Господь днесь, вчера и во веки тот же.
Бесподобное по жестокости гонение разрушило культуру в России, культуру аскетическую и культуру богословскую. Два поколения, даже три поколения были лишены всякой возможности воспитываться в Церкви, и теперь появилась странная идея, что Господь в наше время не дает старцев, что каждый из нас должен читать и строить по своему разуму спасение и даже жизнь в Церкви. При этом они ссылаются на святого епископа Игнатия Брянчанинова. Это особый случай в церковной жизни. Сам Брянчанинов, будучи аристократом, в 26 лет был уже игуменом, когда он всего только два года пробыл где-то. Он был благодатный муж, это несомненно, но, как аристократ он не учился у мужиков, и учился он, читая отцов-аскетов. И сейчас возможны такие случаи, когда мы живем рассеянные, где нет духовника, опытного в жизни. Конечно, приходится читать, но все-таки избегать надо тех людей, которые поставлены в такое состояние, что они по книгам могут научиться и управлять Церковью.
То, что пишет Игнатий Брянчанинов, это есть особое положение, которое не может изменить основного принципа нашей жизни, т. е. «да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли». Как мы будем познавать волю Божию? В этом великая наука Православной Церкви, об этом хотелось бы говорить огненным словом, об этой культуре, равной которой земля не знает.
Когда я поступил в монастырь святого Пантелеимона на Афоне, то там я слышал такие слова, что старые монахи смотрели, как на безумного, который прожив менее десяти лет уже говорил о духовных вещах. Опыт этих монахов научил о трех периодах: 1 — благодать, 2 — отнятие благодати ощутимой и предоставление человеку проявить свое произволение и 3 — возврат благодати уже в более совершенной форме неотъемлемым образом. В сущности, духовниками должны быть люди, прошедшие все эти три периода. Кто знает только одно, т. е. Благодать Божию, тот еще далек от совершенства. Богу угодно поставить человека в прямую борьбу с врагом, как Сам Он в пустыне был искушен дьяволом и обращался с ним так, как свойственно Господу, как действительно Он свято действовал даже с врагом.
Так, научиться этой брани человек должен прежде, чем стать во главе монастыря, епархии и всей Церкви. А впечатление у тех, кто впервые получает благодать, как будто бы они впервые открывают свет Христов.
Я не обвиняю, потому что все разбито, и в этом круговороте-водовороте страшном, я не жду чистого разумения ни от кого. И потому, я остался за структуру, и тогда вечно останется Церковь построенная и постепенно станет на путь познания Бога.
В этом послушании заключены многие аспекты нашей жизни. В моей брошюре об «Основах православного подвижничества», я говорю о том, что послушание дает возможность послушнику возноситься в сферу чистой молитвы. Всякое пристрастие к земному в них умалено послушанием и доверием к игумену. В книге о старце я говорю о том, что старец Силуан спросил игумена, как монах может узнать волю Божию, и этот благословенный избранник, великий муж Мисаил сказал: «Мое первое слово он должен принять, как выражение Бога, Божьей воли и, следовательно, действовать так: слово епископа становится словом, исходящим от Бога и должно быть соблюдено.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru