Русская линия
Православие и современность Евгения Воронова27.02.2007 

По соседству… в град святого Димитрия

«Камышин — лучший город на земле»

Примерно на полпути между Саратовом и Волгоградом расположился Камышин — название этого города знакомо каждому, кто отправляется из одного областного центра в другой по автомобильной трассе. Въезжаешь в Камышин, и уютный городок — как на ладони. Маленькие издали храмы звенят колоколами: «День-добрый, день-добрый…»; старые, купеческие особняки, помнящие наших прадедушек, шепчут: «Пожалуйте к нам, пожалуйте…»; коробки многоэтажек словно говорят: «Мы — большой город!..». На стене одной из них красуется гордая надпись: «Камышин — лучший город на земле».

Все это сразу радует глаз и греет душу, и не мыслишь уже себе другого отношения к «камышанам» (именно так именуют себя жители города), кроме дружеского, теплого.

И Саратов, и Царицын (нынешний Волгоград) некогда находились в подчинении Казанской епархии, вместе с Астраханью и Самарой, а затем были приписаны к Астраханской епархии. Когда в 1799 году Саратов обрел собственную кафедру, Царицынский уезд вошел в состав новой епархии. Епископы, правившие на этой территории, стали именоваться Саратовскими и Царицынскими.

Камышин был основан вскоре после Царицына как крепость для защиты восточных рубежей Московского государства от набегов кочевников. Гарнизон крепости составили стрельцы Дмитриевского полка, прибывшие в 1697 году. Это дало городу его первое имя — Дмитриевск — в честь святого великомученика Димитрия Солунского. Образ этого святого изначально почитался в Дмитриевском стрелецком полку.

С 2001 года в Камышине день города отмечается в день памяти его небесного покровителя — 8 ноября. Возрожденный общенародный праздник во славу святого Димитрия Солунского — традиция уникальная: вряд ли какой-либо из российских городов отмечает по святцам свои «именины»!

Никольский Кафедральный собор

Никольская церковь, построенная во времена императрицы Екатерины Великой как кладбищенская на самом краю городка, в послереволюционные годы разделила судьбу большинства российских храмов: разграбление и осквернение безбожной властью. К началу Великой Отечественной войны из пяти храмов в городе уцелела лишь она — самая маленькая Никольская церковь. И именно ее и принялись восстанавливать горожане в 1944 году, когда было позволено вновь открывать православные храмы и создавать церковные приходы.

Несколько десятилетий на территории Сталинградской области было всего два действующих православных храма. Один — на юге, в сам? ом областном центре, а второй — на севере, в Камышине. Средств на ремонт храма не было, восстанавливали его «всем миром». Со временем была возведена колокольня, построена крестильня, изменилось внутреннее убранство храма. Сегодня трудно представить, что оно собрано по крупицам: величественные храмовые иконы, драгоценная утварь, дореволюционной работы подсвечники — кто знает, какой ценой все это было сохранено до момента открытия Никольского собора! Несколько икон в чеканных ризах и шитую золотом Плащаницу привезли в возрождающийся приход из закрытой церкви села Рыбинка; икона Богоматери «Неопалимая Купина», по-видимому, некогда была пожертвована в один из храмов Камышина в честь избавления от пожара — на серебряном окладе надпись: «Благодарение граждан. Марта 1853 года 25 дня». Написанные в скитах Афона иконы отличает своеобразная манера тонкого письма и мягкий светлый колорит — кто спас их в годы гонений? Хранится в соборе и чтимый образ святого великомученика Димитрия Солунского — по преданию это список с иконы, принесенной стрельцами в XVII веке из Казани.

В советские времена Никольский храм собирал по праздникам множество верующих, съезжавшихся из ближайших районов области. Жители соседнего Николаевска, к примеру, на Рождество приходили в храм по льду замерзшей Волги, преодолевая пешком несколько километров, а на Пасху обязательно приезжали на речном трамвайчике. В пасхальную ночь Никольский храм не мог вместить всех молящихся. Милиция не пускала в церковь молодежь. Тех, кто осмеливался проникать в храм и участвовать в Крестном ходе, выводили на улицу, сажали в грузовик и отвозили на 13-й километр волгоградской дороги, откуда молодые люди до утра возвращались в город пешком. Чтобы отвлечь молодежь от Крестного хода, на территории городского парка по соседству выстроили танцевальную площадку, где в пасхальную ночь дольше обычного звучала эстрадная музыка.

В 1991 году Волгоградская епархия была выделена из состава Саратовской, и некогда самый маленький в Камышине храм стал кафедральным собором. Он сохраняет свое особое значение в духовной жизни наших современников и сейчас, когда на территории Волгоградской епархии уже не два, а двести семьдесят два прихода.

Множество людей приходят сюда ежедневно поклониться святыням. Храмовая икона святителя Николая Чудотворца содержит ковчег-мощевик с частицами Древа Креста Господня, мощей святителей Иоанна Златоуста, Гурия, Германа и Варсонофия Казанских, князя Константина Ярославского, преподобного Ефрема Сирина, мученика Маркелла, великомученика Феодора Тирона, великомученика Георгия Победоносца, мученика Евгения и великомученицы Варвары. Среди святынь собора — иконы святых преподобномученицы Елисаветы, преподобного Феодора Санаксарского и праведного Феодора Ушакова с частицами мощей.

Для большинства камышан именно с Никольским собором связаны знаменательные события их собственной жизни — крестины, венчания… Будущие мамы приносят свою молитву к образу «В родах помощницы» — «казачьих писем» старинная икона Богородицы украшена пожертвованными драгоценностями. Перед началом учебного года со всего города приводят сюда детей на молебен перед иконой Божией Матери «Прибавление ума».

Приход Никольского собора с гостеприимством и заботой встречает паломников. Надо сказать, что саратовцы неизменно бывают окружены особым вниманием — с нашим городом связаны многие страницы истории возрождения храмовой жизни. Вам обязательно расскажут, что именно в Никольском соборе на рубеже 50−60-х годов начинал свое служение диаконом отец Всеволод Васильцев — впоследствии он стал настоятелем саратовского Троицкого собора, позднее принял постриг с именем Василий и закончил свое служение Господу на Украине в сане архиепископа Кировоградского и Александрийского. Напомнят, что на престольные праздники здесь неизменно служил архиепископ Саратовский и Волгоградский Пимен. Вы узнаете, что замечательные иконы Божией Матери «Неупиваемая чаша» и «Урюпинская» (точный снимок с главной святыни Волгоградской епархии) созданы, оказывается, тоже в Саратове — руками вышивальщицы Галины Мешковой.

И старший священник Никольского собора отец Алексий Кузнецов — кстати, выпускник Саратовской Духовной семинарии — радушно принимает паломников, показывая храм, колокольню, помещения библиотеки и воскресной школы. В соборе не прекращаются реставрационные работы — постепенно он возвращает свой исторический облик. Предмет особой гордости прихода — обширная книжная лавка. «Ну, а здесь у нас трапезная», — говорит отец Алексий, и мы оказываемся в царстве аппетитных запахов — как раз ко времени.

«Как под городом было Камышиным…»

Продолжая паломничество, покидаем город святого Димитрия и направляемся еще к одной древней святыне камышинской земли — Белогорскому Каменнобродскому Свято-Троицкому монастырю.

Само название Каменный Брод родилось еще в XIII веке, когда Великий князь Александр Невский, направляясь в Орду, на пути в Сарай-Берке просил у хана послабления для русских пленников, строивших каменный брод через речку Иловлю.

В 1860 году в селе Каменный Брод была основана Свято-Троицкая женская община, одной из целей которой было создание больницы для окрестного населения. Многие насельницы и некоторые из настоятельниц обители приезжали сюда из Саратовского Крестовоздвиженского монастыря.

Монастырь был обширен и богат, владел множеством мастерских, среди которых особенно славились золотошвейные. Традиция шитья золотой нитью, канителью и бисером всегда была сильна в этом регионе, каменнобродские вышивальщицы считались лучшими на Дону. До сих пор в некоторых храмах современной Волгоградской епархии сохраняются старые иконы, убранные искусно расшитыми речным жемчугом ризами. А еще на территории обители располагались прекрасные сады, богатые рыбой пруды, обширные угодья.

Возрождение обители после многих лет разорения началось в 1992 году. Монастырь был восстановлен как Свято-Троицкий мужской монастырь. Сейчас отстроены уцелевшие монастырские здания, а главное — не прекращается литургическая жизнь. В небольшой церкви, как и прежде, возносится молитва перед чудотворной иконой Пресвятой Богородицы «Всех Скорбящих Радости». Насельники монастыря с волнением показывают чудесно обновляющийся образ Трех Святителей — икона источает благоухание и постепенно очищается, со временем на ней все отчетливей проявляются невидимые раньше детали.

В былые времена множество паломников приезжало за исцелением на монастырские источники. Говорят, здесь бывали даже члены царской семьи — так или иначе, но ведущую к монастырю широкую дорогу до сих пор называют «царской». Сегодня для паломников на источнике выстроена купальня.

Но все же главной достопримечательностью Каменнобродского монастыря являются меловые пещеры, вырытые чуть ли не во времена монголо-татарского ига. Они тянулись под землей на десятки километров, располагаясь ярусами (сегодня лишь один подземный этаж из трех сохранившихся исследован и расчищен от осыпей). Когда-то под землей были огромные залы, крипты и даже подземные церкви. Перед закрытием монастыря монахини спрятали в одной из дальних пещер в толще меловой горы чтимые иконы и храмовую утварь, обрушив свод, чтобы спасти святыни от поругания. В 30-е годы в пещерах жили монахи из разоренных монастырей, скрываясь с помощью местных жителей от преследований. Старожилы села Ольховка, ближайшего к монастырю, рассказывают, что раньше те, кто знал «подземные пути», могли гору пройти насквозь — ходы и тоннели пролегали от монастыря до окрестных сел. В наши дни в подземных галереях остались вырытые в стенах монашеские кельи.

…Вереница паломников, сопровождаемая одним из насельников монастыря, все глубже и глубже уходит в подземные галереи. Колеблющееся пламя свечи выхватывает из темноты кресты, вырезанные на стенах меловых келий. Когда и чьей рукой они начертаны? Древними строителями подземного монастыря, паломниками или безвестными исповедниками века двадцатого? Хочется прикоснуться к этим знакам времени, приблизиться к минувшему, ощутить хоть малую долю причастности к духовным подвигам людей, живших в этой обители. Как же мало, все-таки, мы знаем о святых местах нашего Отечества, во все времена остававшиеся оплотом веры и доброго делания, источниками любви и милосердия…

Поездки в Камышин осуществляются паломнической службой «Восхождение» при Архиерейском храме в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали»

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/02society/20 070 226.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru