Русская линия
Смена Иоанн Охлобыстин21.02.2007 

«Обидчиков дочерей пристрелю на месте»

На этой неделе в широкий прокат выходит фильм «Параграф 78». Научно-фантастический экшн, повествующий о приключениях команды специального назначения на сверхсекретной базе. Огромный бюджет, продвинутый режиссер, медийные актеры. А сценарий крутого боевика написал… действующий православный священник отец Иоанн, в миру — Иван Охлобыстин. История жизни этого 40-летнего человека, еще недавно модного режиссера и актера, а ныне священнослужителя (в 2001 году он был рукоположен в сан иерея), невероятна, удивительна и сама могла бы стать сюжетом для фильма!

«У меня шестеро по лавкам сидят»

— Став священником, вы, однако, не порываете с кинематографом…

— Вслед за первой и второй сериями «Параграфа 78» (премьера второй серии — в конце марта) должны выйти еще несколько картин по моим сценариям. Вот «Неваляшку» снимают те же люди, что делали «Даун Хаус» (эпатажная молодежная комедия по мотивам «Идиота» Достоевского, где Охлобыстин был соавтором сценария и сыграл одну из главных ролей. — Прим. М. А.). Мой старый друг Гарик Сукачев снимает фильм «Дом солнца» о поколении хиппи по мотивам моей повести «Дом восходящего солнца». Гарик, может, и непрофессиональный кинематографист, но он очень дотошный мужичок. Запускается картина «Пара гнедых» о лошадке-аристократе.

Кроме этого у меня еще много проектов…

— Что сегодня движет ваше творчество?

— Я многодетный отец, у меня, как в поговорке, шестеро по лавкам сидят. Поэтому деваться мне некуда — надо пахать. Иногда даже путаюсь: напишу что-то, а потом выясняется, что это к другому сценарию.

— А почему тогда как актер теперь не работаете?

— Меня звали, но я не могу. И в «Остров» Лунгин приглашал, и Петя (Петр Мамонов. — Прим. М. А.) звонил, но я им все объяснил, и эту роль прекрасно сыграл Дмитрий Дюжев. Я же священнослужитель, и хотя в актерской профессии нет ничего плохого, но просто когда актерствуешь, а потом выходишь к прихожанам, то чувствуешь некий дискомфорт. А вот писать можно…

— Вам понравился фильм «Остров»?

— Понравился. Лунгин — серьезный мужик. Может быть, он не всегда ориентируется в религиозных воззрениях, но привык разбираться в том, что делает. У него все фильмы такие. К тому же Петя Мамонов — харизматик, верующий человек, на себя руль потянул. Сухоруков — просто гений, мечта любого монастыря, чтобы был такой архимандрит или настоятель. Дима Дюжев — тоже молодец.

«Художник обязан себя ограничивать!»

— Случалось ли так, что ваша неуемная фантазия вступала в конфликт с православными догмами?

— Во многих сценариях приходится себя сейчас ограничивать. Уже не могу позволить себе такого бесшабашного хулиганства, что, конечно, подогрело бы скоротечный успех картины. С одной стороны, это плохо для реализации продукта, с другой стороны, хорошо, потому что продукт становится насыщеннее, глубже. Не будь у меня ответственности перед прихожанами, я бы такого накуролесил. Но мне же могут сказать: «Говорите одно — делаете другое».

— Скажите, художник может ограничивать себя в творческом плане?

— Ограничивать себя художник просто обязан. Иначе получится хаотичный, никому не интересный текст. Существуют рамки сюжета, рамки сверхидеи и так далее. Ограничение — это одна из данностей.

— Скажите, вы часто смотрите телевизор?

— Нет, редко, просто не успеваю. Обычно включаю «ящик» за завтраком.

— И как ТВ влияет на аппетит?

— Он становится «зверским» (смеется). Какой канал ни включу — всюду ужасы!

— А кино смотрите?

— Меня благословили смотреть кино. Ведь в прошлом я киношник, мне надо поддерживать форму, видеть, что происходит. Как киношник-профессионал я приношу пользу даже церкви (Охлобыстин сейчас снимает серию фильмов «Жития святых». — Прим. М. А.).

— А кто вас благословил?

— Мой духовный наставник, отец Владимир Волгин. Хотя, естественно, я не смотрю порнографию и чушь всякую. Смотрю кино, которое призы получает, о чем спорят, чтобы быть в курсе. Прихожане спросят — надо ответить. Из нашего кино кроме «Острова» мне понравился «Питер FM», из иностранного — «Лабиринт Фавна».

«В танцклубы буду ходить с ружьем!»

— Расскажите про ваших детей. Извините, они от одной супруги?

— Ну конечно. У нас с матушкой четыре девочки и два мальчика: Анфисе — 10 лет, Евдокии — 9, Варваре — 7, Василисе — 6, Иоанну — 4, меньше года назад родился Савва. Такой своенравный брюнет, привык, что его девчонки на руках таскают и спину чешут…

— Вы с детьми возитесь, книжки читаете?

— Читает матушка. А дочек я отдал в спортивную секцию. Из-за этого у меня война с матушкой, потому что она занимается общеобразовательными предметами, кричит на меня, что я отвлекаю детей от изучения русского и английского языков.

Периодически она одерживает победу, потому что с женщинами бесполезно спорить. К счастью, я нашел свою методу, поняв сущность женской психологии: я просто соглашаюсь! Матушка же, поостыв, начинает думать: почему же он согласился-то? А потом передумывает и уже сама предлагает: может, по-другому сделаем. И в итоге соглашается на то, что я предложил! Так мне удалось пробить, что мои девчата три раза в неделю кикбоксингом занимаются. Конечно, я не буду доводить их до спортивной стадии, им сейчас поставят удар, и весной я намереваюсь провести великую битву за поход в танцевальный клуб. Буду ходить с ружьем и следить, чтобы их обучили вальсу, танго либо фламенко. Вальс — чтобы не опозорились на выпускном вечере, танго — для романтических путешествий с будущим супругом. И для клубных вечеринок, если таковые будут. Я в клубы тоже буду ходить с помповым ружьем и сидеть там, потому что никому не доверяю.

— И всех обидчиков сразу расстреливать?

— Сразу! Я не знаю жалости и пощады (смеется)…

«Актерство — извращенная профессия»

— А какие профессии они хотят выбрать?

— Евдокия хочет быть биологом, Варюшка — врачом, как ее прабабушка, а Анфиса — военной летчицей.

— Актрисами не хотят быть?

— Как и любым девушкам, им это очень нравится. Варюшке вот доверили роль белочки, Дусе — роль героини в рождественском спектакле, а Анфисе — танец. Они стараются, но дома лишний раз боятся об этом упоминать. У нас же матушка очень строгая! Она этого не допустит. Она глубоко убеждена, что актерство — извращенная профессия.

— А чем она сама раньше занималась?

— Актрисой была, гремела, много снималась. В сериале «Белая одежда», в фильмах «Дочь мента», «Мигранты».

— И так легко ушла из профессии?

— Сейчас она с ужасом вспоминает о том времени. На самом деле она всегда тяготела к тихой семейной жизни. Иногда, когда смотрит кино, то видно, что ей нравится, что она понимает, как это сыграть, — ведь в душе она осталась творческим человеком, но сама возвращаться не хочет да и девчонкам, я думаю, не даст. Кинематограф — очень жесткий мир, постоянные скандалы, разводы, интриги. Женщинам от него лучше держаться подальше…

Михаил АНТОНОВ

http://smena.ru/news/2007/02/20/10 223/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru