Русская линия
Столетие.Ru Аждар Куртов21.02.2007 

Самурайские грезы
Лишь бы российская власть стояла на страже национальных интересов…

Укрепление международных позиций России вызывает неоднозначную реакцию в мире. Политические круги ряда стран явно разочарованы этим фактом, ведь они еще всего пять лет назад открыто заявляли о том, что Россию можно «списывать в архив» как активного субъекта мировой политики. С их точки зрения наша страна, загнанная в холодные пространства северной Евразии, потерявшая значительную часть территории, за которую веками проливали кровь многие поколения наших предков, никогда не должна была возродиться. И России следовало бы, как князю Меншикову на известной картине Сурикова, согбенно в холодной избе смириться с постигшей ее участью.

Ладно бы подобные умонастроения царили только в головах политиков в Вашингтоне. Поскольку, начиная с середины ХХ века американцы больны манией величия. Итоги Второй мировой войны сокрушили мощь их основных экономических конкурентов в Европе: Германии, Англии и Франции. Но сегодня даже представители стран, проигравших ту великую войну, возомнили, что им под силу повернуть историю вспять. Правящие круги Японии также возжелали воспользоваться ситуацией и заставить Москву пойти на территориальные уступки. При президенте Ельцине, который организовывал «дружеские рыбалки без галстуков» в Сибири с японскими премьерами, последними уже подбирались нужные ключики, способные открыть тайные пути к интересующей их цели.

А цель эта — группа островов, именуемых Курилами. Конечно, лукавые дипломаты редко высказывались с прямотой, свойственной военным. Они напускали тумана из высокопарных фраз о стремлении к повышению уровня доверия, необходимости создания атмосферы тесного и взаимовыгодного сотрудничества, говорили о новых целях и задачах развития взаимодействия Москвы и Токио в политической, экономической, военной и культурной областях, намекали на возможность предоставления немалых кредитов на развитие регионов Сибири и Дальнего Востока.

Но все это было лишь «операцией прикрытия». На самом деле Токио и не думал отказываться от своей главной цели на российском направлении — реализации территориальных претензий к Москве. Во время одной из «неформальных встреч» Ельцин фактически уже готов был сдать Курилы — он пообещал японскому премьеру Хасимото подписать мирный договор с Японией не позднее 2000 года. Уход Ельцина от власти, конечно, подпортил настроения японской элите, но не умерил их аппетиты. Прежний японский премьер Коидзуми в своих переговорах с Путиным не только не стал искать новые варианты, которые бы прямо не увязывали перспективу укрепления японо-российских отношений с территориальными претензиями, но даже в известной степени перешел на более жесткие позиции. В Токио члены его кабинета открыто заговорили, что Япония должна вернуть свой суверенитет над всеми четырьмя островами южных Курил. То есть, если раньше японцы еще делали политические пасы в сторону принятой, но не вступившей в юридическую силу декларации 1956 года, согласно которой Хрущев рассматривал компромисс в виде обусловленного определенными действиями возвращения Японии двух островов, то уже Коидзуми в 2006 году заявил, что без решения территориальных проблем никакое развитие отношений с Россией невозможно.

Сменившей Коидзуми в конце прошлого года Синдзо Абэ, как и следовало ожидать, пошел еще дальше, заявив, что Япония будет добиваться возвращения всех Курил. Оно и понятно, Токио судорожно цепляется за стремительно уходящий поезд. Россия возрождается как мощная региональная держава, не намеренная более терпеть, чтобы о ее национальные интересы кто-то вытирал ноги. Крикливые прибалтийские реваншисты, два года назад торпедировавшие своим неуемным русофобством уже готовые к подписанию договоры о границах с Россией Латвии и Эстонии, осознали, что им действительно придется иметь дело с «ушами от мертвого осла» и ни с чем иным. Поэтому они пошли на попятную. Взаимодействие Москвы и Пекина в рамках ШОС показало Токио, что Россия вполне может выбрать и другого стратегического партнера в регионе Дальнего Востока. И пока японцы изобретали одну увязку своих обещаний выдачи кредитов за другой, нефтепровод для поставок российской нефти начал строиться в направлении Китая. Японским компаниям было указано их место и в проектах освоения сахалинского шельфа, где они не очень заботились об экологии чужих для них регионов. А тут еще президент России озвучил масштабные планы модернизации Курил с прицелом на проведение здесь саммита АТЭС.

Самурайский дух был оскорблен. Но харакири себе японские политики делать не стали. Они в очередной раз решили подвернуть ревизии тот факт, что именно Япония, а не Россия проиграла Вторую мировую войну. Ведь территориальная проблема, осложняющая российско-японские отношения и не дающая спокойно уснуть политикам в Токио, базируется именно на правовом регулировании послевоенного устройства мира.

Потсдамская декларация, подписанная 26 июля 1945 года сначала рядом стран антигитлеровской коалиции — США, Великобританией и Китаем, а несколько позднее и Советским Союзом содержала совершенно недвусмысленную норму: «японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем». Подобный текст был выполнением договоренностей между союзниками, которые позволяли завершить общими усилиями разгром не только германских армий в Европе, но и сил милитаристской Японии в Азии. То есть он отвечал национальным интересам отнюдь не только Советского Союза, но и других стран, подвергшихся агрессии со стороны Японии.

Поэтому неслучайно, что фиксация данного обязательства сослужила свою роль в том, что СССР в рамках своего долга союзника (эта позиция обговаривалась еще в Ялтинских соглашениях февраля 1945 года) принял участие на завершающем этапе в разгроме японской военной машины. 2 сентября 1945 года на американском линкоре Япония подписала Акт о безоговорочной капитуляции. Подчеркнем это обстоятельство еще раз: речь шла именно о капитуляции, без выдвижения со стороны Токио каких-либо встречных условий. В данном документе черным по белому было написано: «японское правительство и его преемники будут честно выполнять условия Потсдамской декларации». Иными словами Япония отказывалась от претензий к СССР по поводу Курил.

8 сентября 1951 года был подписан Сан-Франциский мирный договор с Японией. В тексте этого документа — пункте «с» второй статьи Япония отказывалась от «всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 года». Здесь стоит отметить, как минимум, два обстоятельства. Во-первых, одновременно Япония отказывалась от территориальных претензий и на другие регионы — от своих завоеваний в Корее, от острова Формоза (нынешний Тайвань), от Пескадорских островов, от Парасельских островов и от острова Спратли. То есть возобновление территориальных притязаний Японии к России логически может привести и к перекройке политической карты других регионов этой части света. Во-вторых, четкая фиксация в договоре отказа от всех правооснований лишает японскую дипломатию возможности спекулировать на истории, выпячивать те ее периоды и договоры с Россией, которые были бы ей выгодны и, наоборот, предавать забвению те договоры, в которых приоритет в вопросе владения Курилами оставался за Россией. В частности, это видно из текста, который признает утратившим силу нормы Портсмутского договора, появившегося в результате проигранной Россией войны с Японией. После этого, как знает любой историк, Россия военных конфликтов с Японией не проигрывала, а наоборот, одерживала только победы.

Тот факт, что СССР в силу ряда причин в 1951 году не поставил свою подпись под Сан-Франциским мирным договором (равно как и КНР, Корея, Индия), не имеет принципиального значения в отношении рассматриваемой нами проблемы. Позиция СССР была четко выражена в тех подписанных им актах, на которых как раз и базируется Сан-Франциский мирный договор. Не имеет юридического значения и тот факт, что в тексте Сан-Франциского мирного договора не было сказано, в чью же пользу Япония отказывается от конкретных территорий. Договор подводил итоги войны и наказывал проигравшую страну — агрессора. Естественно, что такая страна лишалась, в том числе, и права определять, кому будет принадлежать та или иная территория.

Несостоятельны и ссылки политиков Токио на то, что, мол, в Сан-Франциском мирном договоре идет речь только о Северных Курилах, а спорные территории — острова Шикотан, Итуруп, Кунашир и гряда Хабомаи, якобы, сюда не относятся. Нигде в тексте договора нет и намека на такое понимание: Курилы рассматриваются в полном составе. И этот подход никем, кроме Японии, никогда не оспаривался.

Таким образом, все Курильские острова юридически и фактически принадлежат России и являются ее частью. А самураи пусть себе предаются упоительным грезам, лишь бы российская власть твердо стояла на страже собственных национальных интересов.

http://stoletie.ru/geopolitic/70 220 131 006.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru