Русская линия
Столетие.Ru Виталий Носков21.02.2007 

Государевы люди
Будни спецназа МВД

Когда офицеры Специального отдела быстрого реагирования ГУОП МВД России — сегодня ОМСП «Рысь» — говорили с чеченскими стариками, те, узнав, что перед ними собровцы, задумчиво покачали головами в высоченных папахах. «Собр — по чеченски «терпение», — сказал один из старейшин…

В собровском деле терпение — основа основ. С начала перестройки по стране разгулялась поговорка: «Летела лопата, попала в болото, какая зарплата — такая работа» — это не о милицейском спецназе. Небольшая зарплата собровцев унижала их семьи, но не самих офицеров. Их сознание было выше душевных качеств тех, кто посчитал, что защитникам Родины много платить не надо. Страдать за отечество, дескать, у них в привычке. Пусть еще пострадают. Злее будут! Каких только нет о собровцах поговорок: «От Собра добра не ищут…». Такое могли выдумать только те, кого собровцы «принимали» — это значит задерживали, арестовывали, захватывали мгновенно, переводили бандитов в другое качество. Богат русский язык. Само слово «СОБР» похоже на выстрел из бесшумного спецназовского оружия.

Работают, точнее, служат собровцы сутки через трое. Выезжая в место дислокации, офицеры боевых отделений никогда не знают, что в это дежурство им предстоит. План учебных мероприятий им, конечно, известен. Но любое занятие каждую минуту может прервать приказ: «На выезд». И собровцы срываются с места, как скорая помощь.

Освобождение заложника — самая радостная для офицера задача. Униженный, оскорбленный, захваченный мучителями человек уже не ждёт помощи, и вдруг посланной Богом молнией врывается милицейский спецназ, и бандиты, минуту назад всевластные, уже разбросаны по полу.

На службу собровец прибывает к девяти утра. Кто-то едет издалека: из Подольска, Серпухова. Эти офицеры приезжают в отряд раньше других. Но самым первым в отряд прибывает командир — полковник милиции Науменко Владимир Николаевич. Дежурный докладывает обстановку. Чаще всего это короткая фраза: «Без происшествий».

Кабинет командира на втором этаже здания. Поднимаясь по лестнице, полковник Науменко проходит под стелами в память о тех, кто навечно зачислен в списки отряда — Героев России Андрея Крестьянинова и Владимира Ласточкина (на фото), удостоенных высоких званий посмертно. Науменко, придя в отряд, эти стелы вместе с руководителем ветеранской организации «Русь» полковником Л.К. Петровым заказывал петербургскому скульптору, а потом торжественно, в присутствии всего личного состава, открывал. Погибшие в боях с чеченскими террористами герои смотрят с барельефов и фотографий…

Науменко, как и полковник Петров, до января 1996 года заместитель командира СОБРа, дорожат историей отряда, бережно её фиксируют, старясь сохранить в деталях для будущих поколений офицеров.

Поднимаясь к себе, В.К. Науменко обязательно скользнет взглядом по стене, украшенной спортивными дипломами и победными статуэтками — примерами заслуженной спортивной славы подразделения. Спорт — подготовка к реальному бою, показатель готовности людей к испытаниям. Дипломы за отличную снайперскую стрельбу, за рукопашный бой, за достижения в ведении огня из личного оружия — бальзам командирскому сердцу. Ветераны и действующие бойцы создали свою хоккейную команду, и в этом виде спорта они преуспели, доказав свой высокий коллективизм, взаимовыручку, способность к атаке, умение видеть поле хоккейного боя, находить верные, ведущие к победе, решения.

Собровец — сотрудник ОМСН «Рысь» — всегда подтянут, жизнерадостен, готов к испытаниям, какие бы ни грянули. Он для того и отобран: один из многих, чтобы, невзирая на личное настроение, обстановку в семье, житейские неурядицы, всегда находиться в готовности выступить, окунуться в очередной кошмар, подобный Буденовску, или высадиться с вертолетов в лесу, чтобы окружить, захватить или ликвидировать вооруженное бандформирование.

В современном кино спецназовец МВД выглядит биороботом. Да, его зрение обострено, боевые навыки отработаны до автоматизма и постоянно совершенствуются. Поверхностная российская киноиндустрия, жалкая подражательница Голливуда, тратит километры пленки на взрывы, на искусную подачу кинотрюков с эффектным применением оружия. Но спецназовец СОБРа — ОМСН прежде всего душа-человек, ценящий жизнь, любовь, мирные путешествия. Собровец никогда не потеряется в компании чужих по духу и статусу людей, с княжеским достоинством войдет в хижину бича и к нефтяному магнату. Самоуважение в нем от постоянной готовности к смертельному риску. То, что для рядового человека может стать постоянным жизнеутверждающим воспоминанием, для собровца один из десятков эпизодов его боевой биографии.

Собровцы — это тонкие психологи, способные мгновенно распознать неискренность. Они всегда отличат готовность к реальному подвигу, сам героический поступок от игры в него. И тогда тому, кто распустил павлиний хвост, несдобровать. Собровцы исколют его шутками, беззлобно, но поставят человека на место, откроют ему его подлинность, помогут преодолеть себя. В Собре — ОМСН в авторитете только подлинные труженики. Те, кто работают над собой сверх нормы, предложенной нормативными документами, такие, как снайпер Андрей Т.

Фанат результата, он усовершенствовал своё оружие, лично снаряжает боеприпасы к работе. Внешне очень похожий на Героя Советского Союза снайпера Василия Зайцева, Андрей своим личным отношением к службе не дает прерваться связи времен.

Снайпер всегда спокоен, его невозможно, сколько не пытайся, вывести из себя. На боевом рубеже он умеет дышать, как йог. Его выдержке, способности замаскироваться, не выдать себя в засаде позавидует рысь. Высший пилотаж собровца — поразить преступника, прикрывающегося заложником.

Много лет прослужил в отряде Сергей И. Он входил в пятерку лучших снайперов специальных подразделений МВД, ФСБ. На соревнованиях, собравших лучшие снайперские силы страны, Сергей оставил позади себя снайперов «Альфы» и стал первым.

К девяти утра ОМСН «Рысь» похож на растревоженный пчелиный улей. Всё в движении, где каждый знает свой манёвр и задачу. Отработавшие сутки офицеры, переодевшись, уезжают домой. Заступающие на службу готовятся к выходу на развод.

В строю должны стоять все, задействованные на сутки боевые отделения и офицеры управления. Это не просто постановка задач, а ритуал, цементирующий единство подразделения.

Сбор в спортивном зале, форма одежды — в зависимости от того, что предстоит. В Москве собровцы работают в черном, за городом в пятнистых камуфляжах.

ОМСН «Рысь» — силовое подразделение, которое ставит последнюю точку в операциях, разработанных оперативными сотрудниками ГУБОП СКМ МВД РФ. Долгие недели и месяцы те расследуют преступную деятельность бандгрупп и незаконных вооруженных формирований, организованных преступных сообществ, потом с помощью командира отряда, офицеров управления ОМСН «Рысь» все вместе они ищут варианты, как «принять» преступников. Если оперативники точны в собранной информации, собровцы срабатывают результативно. Молниеносный захват, как правило, парализует волю преступников. Иногда от неожиданности бандиты даже страдают медвежью болезнью. Сдача без сопротивления — первый этап их наказания. Собровцы обрушиваются на преступников, как возмездие.

Служить в милицейском спецназе — значит быть «государевым человеком». Есть такое, многое в себя вобравшее, понятие. В первую очередь ты принадлежишь государству, делу, которому служишь, и только потом семье. Ты не имеешь право отказаться от порученного задания. Приказ — высший смысл собровского служения.

Собровец должен быть чистоплотен в своих делах на службе и вне её. Работая «в адресе», он не должен поддаваться гневу. Вооруженный, облеченный властью профессионал всегда спокоен. Мнительных, нервных людей система отвергает. На службе собровцу — сотруднику ОМСН, как суворовскому солдату, полагается выглядеть победителем.

Служба в Отряде милиции специального назначения «Рысь» — дело жизнеутверждающее. От сознания, что ты к такому «производству» причастен, у собровцев постоянная способность к улыбке, шутке, порой дерзкой, но обязательно поднимающей настроение.

Они прибывают на службу уже в повышенном тонусе, потому что всегда рады друг другу.

Гражданского человека со слабым опытом личных переживаний, окажись он в отряде, поразила бы в «государевых людях» высокая адаптация к изменению обстановки.

3 сентября 2005 года в день трагических событий в Беслане, на отряд «Рысь» обрушился град заявок на проведение в Москве контртеррористических мероприятий. Когда вся страна прильнула к телевизорам, искренне переживая случившееся, плача о детях, попавших в беду, ОМСН «РЫСЬ» с полной отдачей работал в Москве.

Двадцать офицеров, выезжая на задание, знали, что им предстоит операция по захвату десяти вооруженных боевиков, укрывшихся в дачном массиве. На операцию шли, как на войну: с гранатометами, пулеметами, одетые в бронежилеты и шлемы. А на лицах парней ни одной мрачной искры, ни тени страха, только готовность к бою, надежда, что оперативники не подвели с информацией. На эту операцию просились все, даже требовали у командира своего участия. Но «в адрес» выехали, кому положено.

В этот день был задержан киллер-чеченец, давно числившийся в умерших. Потом с надетыми на руках браслетами, он сидел в машине и говорил, что «зря вы меня захватили». Сгорая от стыда за то, что случилось в Беслане, он сбивчиво-нервно кричал, что «на школу напали нелюди, и он хотел сегодня выехать из Москвы, чтобы отомстить за детей».

Собровцы сидели рядом с задержанным ими боевиком, и верили — не верили ему. Всеми своими мыслями офицеры 2-го отделения были там, в Беслане. На личный состав отряда, с первого дня событий в Бесланской школе, были готовы полетные списки, но ОМСН «Рысь» остался в резерве.

Через год офицеры ОМСН «Рысь» под командованием заместителя командира отряда Героя России полковника милиции Кукарина Евгения Викторовича участвовали в контртеррористической операции в Нальчике.

Уставшее от коррупции местное население спецназовцам из Москвы поверило. Собровцы дислоцировались в школе, в рабочем районе Нальчика. Жители города, подходя к спецназовцам, говорили, как это не раз происходило в Грозном: «Подольше не уезжайте. Наведите порядок в республике. Мы знаем, вы — неподкупные люди. Мы ждем от вас помощи!». Но были и те, кто по-змеиному шипел офицерам вслед: «Ходят по городу, как хозяева, словно у себя дома…» Готовясь к отъезду, выехав в центр Нальчика за сувенирами, собровцы заходили в магазины, оставив автоматы в микроавтобусе — под присмотром водителя, не желая обижать жителей Кабардино-Балкарии недоверием к ним.

Быть офицером милицейского спецназа — не парадная должность. Внешне все собровцам дается без особых усилий. Многие, видя с какой легкостью они справляются со своей работой, с охотой бы примерили на себя камуфляж с рысью на рукаве, и на первом бы учебном выходе, с горечью осознали — какого жестокого труда стоит профессионализм. Стать спецназовцем способен не каждый.

ОМСН «Рысь» МВД России находится в постоянной боевой готовности. Это счастье и высокая нравственная ответственность — быть государевым человеком, защитником своего народа.

http://stoletie.ru/project/70 220 134 510.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru