Русская линия
ОВЦС МП15.05.2006 

О ситуации в Сурожской епархии
Сообщение Службы коммуникации Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата

В марте 2006 года Преосвященный епископ Сергиевский Василий, управляющий Сурожской епархией, обратился к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию с просьбой благословить постройку нового православного храма в Лондоне в русском архитектурном стиле. Епископ Василий указывал, что в Лондоне теперь живет примерно сто тысяч русскоязычных православных людей из бывшего Советского Союза. Необходимость в новом храме широко признается и духовенством, и мирянами. «Русские православные будут счастливы и горды настоящим русским храмом в британской столице», — подчеркивал епископ Василий. Он также просил благословения Святейшего Патриарха на проведение торжеств в ознаменование 50-летия кафедрального собора в Лондоне.

Святейший Патриарх направил епископу Василию положительный ответ, благословив предложенные начинания.

В письме от 10 апреля епископ Василий выразил благодарность Святейшему Патриарху за ответ на его обращение:

Ваше Святейшество!

Разрешите поблагодарить Вас за Ваше письмо от 3 апреля 2006 года и за Ваше Первосвятительское благоволение по случаю празднования 14 октября 2006 года пятидесятилетия нашего служения в соборе Успения и Всех святых на Энисмор Гарденс в Лондоне. Мы так счастливы, что Владыка митрополит Кирилл Смоленский и Калининградский принял наше приглашение и приедет на празднование пятидесятилетия. Его участие преобразит празднование в великий праздник, и мы сделаем все, чтобы это стало событием, в котором все наши епархии в западной Европе приняли бы участие.

Я полностью согласен, что было бы желательно отпраздновать одновременно и открытие Пушкинского дома, нового культурного центра. Я буду делать все от меня зависящее, чтобы это осуществить. <…>

Разрешите Вам выразить, Ваше Святейшество, самую глубокую благодарность за Ваше благословение нашего проекта создать в Лондоне храм в русском стиле. Хорошо известны проблемы, возникшие в прошлом в связи с владетельством церковных зданий, построенных на российские средства, а потом отторгнутых по той или иной причине. Поэтому в данном случае я предлагаю установить отдельный фонд (trust), который будет являться держателем этого недвижимого имущества во имя Московской Патриархии. Такой фонд должен быть благотворительным, с целью облегчения налоговых обязательств, приносимого в Великобритании для благотворительных организаций.

Определение прихода, молящегося в новом храме, является отдельным вопросом, и я не буду скрывать своей надежды, что этот приход будет приходом Сурожской епархии. Значение и крепость нашей епархии в Великобритании в значительной мере зависит от совместных усилий всех верующих. <…> Ради блага Русской Церкви в Великобритании необходимо, чтобы приход, который будет молиться в новом храме, ощущал бы себя и рассматривался бы как неотъемлемая часть всеобщей русской православной общины в Великобритании.

Я считаю, что на данном этапе необходимо будет достичь соглашения о желательности создать новый храм в Лондоне, на самом высшем уровне. Только тогда можно будет создать фонд создания храма (Church Building Trust), с попечителями (trustees), располагающим Вашим полным доверием и способными взять на себя это сложное и требующего огромной затраты времени дело.

Ваше Святейшество, я буду Вам глубоко благодарен за Ваш мудрый совет и отзыв на вопросы, поднятые в этом письме. Разрешите заверить Вас в моей самой глубокой преданности.

3 мая 2006 года в Московскую Патриархию поступило письмо епископа Василия иного содержания, датированное 24 апреля. Русский перевод письма приводится ниже:

Ваше Святейшество!

Пишу Вам это письмо с великой печалью после долгих молитв и размышлений о значении недавних событий в Сурожской епархии. Прошу прощения за то, что письмо написано по-английски, но мне не хотелось переводить его на русский язык до того, как Вы его получите.

Когда я принял предложение стать возможным преемником митрополита Антония, я ясно заявил, что буду стремиться развивать епархию согласно его видению. Митрополит Антоний в течение многих лет давал понять, что он трудится ради «поместной» Православной Церкви в Великобритании. Русская традиция — это средство распространения православной веры. Но это средство должно быть укоренено в местной культурной реальности. В результате усилий митрополита Антония община в Лондоне, которая в 1950-е годы состояла из нескольких сот человек, ко времени его кончины стала небольшой епархией с тридцатью приходами и евхаристическими общинами на территории всего Соединенного Королевства.

Развитие епархии и постепенное усвоение ею британского этоса последовали почти сразу за инкультурацией русских «первой» эмиграции в Британии. Митрополит Антоний настаивал на том, что епархия открыта для православных всех национальностей, и в течение многих лет мы сознавали, что мы не просто «русские». Православная вера — для всех людей. Фактически, наши священнослужители в основном англоязычные, и многие из них работают светских учреждениях, чтобы кормить свои семьи.

Однако демографические изменения последнего десятилетия в Британии полностью поменяли характер русского православного присутствия в этой стране. До падения коммунизма в 1991 году в Сурожской епархии было не более двух-трех тысяч членов, большинство из них — англоязычные. Но с тех пор в Британию приехали почти 250 000 русскоязычных людей из бывшего Советского Союза. Примерно 100 000 из них живут в Лондоне.

Вполне понятно, что Патриархат должен в первую очередь заботиться о новоприбывших. Им необходимы священники, которые понимали бы их воспитание и их пастырские проблемы, которые могли бы выслушивать их исповедь на родном языке. Многие из новоприбывших хотят поддерживать тесные связи с Родиной и надеются на получение такой возможности хотя бы отчасти с помощью Церкви. В отличие от прежних волн эмиграции, для них это возможно.

Вы знаете, что некоторые из новоприбывших выражают глубокое неудовлетворение Сурожской епархией посредством кампании, проводимой при помощи петиций, открытых писем в Интернете и даже в прессе против меня, а также руководства епархии из числа священников и мирян. Тот факт, что те же самые вопросы — верность Патриархату, финансовый контроль, богослужебные язык и практика — поднимались, когда в Британии был епископ Иларион, говорит о том, что эти проблемы имеют структурный и эндемический характер. Это не вопрос о личностях. Тем не менее, следует сказать, что мой викарий архиепископ Керченский Анатолий никоим образом не поддерживает видение и практику в епархии, установившиеся при митрополите Антонии. Едва ли мне нужно напоминать Вам о недавних проблемах с протоиереем Андреем Тетериным. Перед Страстной седмицей поддерживающие отца Андрея устроили «отказ от работы» в кафедральном соборе, чем создали большую проблему.

После даже поверхностного рассмотрения событий после сказанного о. Андреем 3 декабря 2005 года напрашивается вывод о том, что в Московском Патриархате есть элементы, поддерживающие тех, кто стремится подорвать мой авторитет в епархии и вмешивается в мое ведение епархиальных дел. Публичные претензии по этому поводу были выдвинуты и не были опровергнуты. ОВЦС поощряет членов епархии к тому, чтобы просто связываться с Москвой в случае недовольства чем-либо. Такое положение невыносимо. Кроме того, оно противоречит принципам православной экклезиологии, запрещающей вмешательство одного епископа в епархию другого.

С печалью пишу Вам и прошу Вас отпустить меня из Московского Патриархата. Может быть, Вы поймете, что для меня это значит, если я скажу, что я начал посещать Божественную литургию в приходе Московского Патриархата в 1957 году и оставался верен этому первому призванию до сих пор. Однако события последних нескольких лет перед кончиной митрополита Антония и после нее окончательно убедили меня в том, что созданная им в Великобритании и Ирландии епархия должна выйти из Московского Патриархата и стать епархией Вселенского Патриархата со статусом, сходным со статусом архиепископии русских приходов в Париже.

Ваше Святейшество, вы ясно говорили о своей вере в то, что Русскую Церковь лучше следует понимать как единый организм с членами как в России, так и за границей. Поэтому юрисдикционные разделения, существующие вне России, не являются фундаментальными, и к ним следует относиться как к временным административным приёмам, возникшим из-за причуд истории. Это подтверждается тем фактом, что Западноевропейская архиепископия Вселенского Патриархата и Московский Патриархат находятся в евхаристическом общении, и тем, что ведутся переговоры о восстановлении евхаристического общения между Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью.

Однако, если это так, то разумно признать изменения, произошедшие с русской православной паствой в Британии и согласиться с тем, что реструктуризация русского православного присутствия в Британии необходима. Новоприбывшие из России должны оставаться в центре внимания пастырских трудов Патриархата, в то время как Сурожской епархии — в той форме, в которой она развивалась в течение многих лет, — должно быть позволено встать в один ряд с церковным организмом, наиболее ее напоминающим — архиепископией русских приходов в Париже — и стать частью Вселенского Патриархата.

Сурожская епархия, под новым именем, и впредь будет оказывать новоприбывшим какую только сможет помощь, а Патриархат интенсифицирует свои усилия по обеспечению церковного дома для тех же самых людей. Нет причины, по которой сотрудничество невозможно.

Ваше Святейшество, прошу Вас отпустить меня во Вселенский Патриархат ради дальнейшего развития Православия в Британии и Западной Европе — и, в конечном итоге, для блага и процветания Русской Православной Церкви.

5 мая Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий направил епископу Василию письмо следующего содержания:


Ваше Преосвященство, дорогой Владыка!

Ознакомился с двумя Вашими письмами, поступившими с двухнедельным перерывом. Полностью одобряю содержание первого из них, в котором Вы свидетельствуете о своей преданности Русской Православной Церкви, а также подробнее освещаете планы строительства нового русского храма в Лондоне, выражаете намерение придать характер общецерковного торжества предстоящему празднованию 50-летия храма Успения Божией Матери и Всех святых в качестве кафедрального собора Сурожской епархии, говорите о намерении пригласить архиереев всех епархий Московского Патриархата в Западной Европе и тепло отзываетесь о готовности Преосвященного митрополита Кирилла возглавить праздник.

Что же касается Вашего письма, датированного вторым днем Пасхи Христовой, то нельзя не удивиться резкому отличию его содержания от предыдущего обращения. Здесь высказаны совсем другие оценки ситуации и другие практические предложения.

Нам понятны и вызывают сочувствие затруднения, связанные с новой реальностью, сложившейся в Великобритании в результате прибытия за короткое время множества русскоязычных верующих, о чем Вы пишете во втором Вашем письме. Да, ситуация сложилась непростая, представляющая определенный вызов для епархии и требующая ответственных пастырских решений. Но ведь предлагаемое Вами разделение епархии по национальному и культурному признаку никоим образом не может привести к преодолению противоречий, к исцелению существующих болезненных явлений и укреплению Православия на Британских островах.

Разделения в русском церковном рассеянии случались, как известно, и раньше. Но в ХХ веке они вызывались катастрофическими для Русской Церкви обстоятельствами, гонениями и безбожной диктатурой на Родине. Притом эти вынужденные разделения всегда мыслились как временные, и сегодня они, благодарение Богу, успешно преодолеваются; достаточно указать на плодотворное развитие диалога с Русской Зарубежной Церковью. Вы же, напротив, предлагаете из-за временных напряжений закрепить навсегда либо на неопределенно долгое время разделение паствы.

Вы пишете, дорогой Владыка, о развитии Сурожской епархии согласно видению приснопамятного митрополита Антония. Именно такое развитие и Мы поддерживаем и благословляем. Подвигом жизни блаженнопочившего иерарха было создание многонациональной епархии, верной традиции Русской Церкви, но открытой к новым вызовам жизни в условиях Западной Европы и свободной от всякой этнической ограниченности. Под омофором Владыки Антония русские, англичане, представители иных национальностей равно ощущали себя любимыми чадами единой Церкви-Матери, которой покойный святитель был верен всегда, в том числе в самые неблагоприятные для этого времена, и сохранил эту верность даже до смерти.

Мы ожидали от Вас, Владыка, что Вы продолжите дело митрополита Антония. В этом заверял нас почивший иерарх, желая именно Вас видеть своим преемником. Это обстоятельство во многом определило решение Священного Синода о возложении на Вас обязанностей по управлению Сурожской епархией. И сами Вы неоднократно подтверждали Ваше желание продолжать дело Владыки Антония, преемственно следовать его линии и хранить ту же верность Матери-Церкви. Вам была дана возможность подтвердить эти намерения делом. Понимаем, что встретились трудности. Но ведь многократное умножение русского присутствия произошло и в других зарубежных епархиях Московского Патриархата, также требуя усилий для сохранения единства и обеспечения духовного окормления разнородной и разноязычной паствы. Кому как не архиереям блюсти единство народа Божия?

Поэтому Ваше предложение разделить вверенную Вам от Бога паству по национально-культурному признаку и «распределить» верующих по разным юрисдикциям очень огорчило меня. Владыка, речь ведь идет не о Вашей личной судьбе, а о том, сохранится ли церковное наследие митрополита Антония, продолжится ли дело его жизни. Ясно, что предлагаемый Вами выбор никоим образом не может приблизить перспективу рождения единой и многонациональной Поместной Церкви в Великобритании и вообще в Западной Европе, не может способствовать разрешению проблемы церковного устройства православной диаспоры, над которой десятилетиями трудились и трудятся вместе Поместные Церкви, включая представителей Константинопольского Патриархата. То, что Вы предлагаете, — не просто шаг назад. Пойдя по пути умножения разделений, мы рискуем утратой церковного мира и стабильности во Вселенском Православии. А расплатой в конечном счете станут новые страдания паствы.

Владыка, моя молитва — о том, чтобы Господь всех нас уберег от подобных деяний и от страшного ответа за них на грядущем Суде Божием. По возложенному на Патриарха долгу служения церковному единству, напоминаю Вашему Преосвященству о Вашей архиерейской присяге и призываю Вас, вместе с клиром епархии и ее паствою, продолжить труд по созиданию, а не разделению Тела Христова. Мы окажем Вам всякое необходимое содействие и поддержку на этом пути. Готов принять Вас для личной беседы и обсуждения существующих затруднений, для определения дальнейших совместных действий.

Дело же устроения Православия в Западной Европе мы намерены продолжать, собирая воедино разделенные некогда части Русской Церкви и братски взаимодействуя с другими Поместными Церквами, имеющими свою диаспору здесь и в других частях мира. Об этих намерениях Вы знаете из моего послания трехлетней давности, которое было горячо поддержано как Вашим предшественником Преосвященным митрополитом Антонием, так и Вами. История автокефалии Православной Церкви в Америке, а также опыт нашего участия в общеправославном обсуждении вопроса диаспоры, убедительно свидетельствуют об отсутствии в нашей Церкви эгоистических устремлений или националистических предрассудков, о нашей верности апостольским принципам.

Дорогой Владыка! Русская Церковь много пострадала в веке минувшем от гонений безбожников, от гордыни раскольников, от предательства лжебратий. Молитвами Новомучеников и всех святых, настало для нее время отрады, время собирания и возрождения. Наше счастье, что Господь сподобил нас жить и служить Ему в эти дни. Трудно бывает и сегодня, но разве эти «болезни роста» можно сравнить с тем огненным искушением, через которое прошли наши отцы? Поэтому прошу Вас не пугаться испытаний, не избегать креста, но умножить труды по созиданию Тела Христова.

Данное письмо, впоследствии опубликованное получателем в сети Интернет, было вручено Преосвященному епископу Сергиевскому Василию утром 7 мая. Отказавшись ознакомиться с содержанием письма перед Божественной литургией, епископ Василий после богослужения объявил пастве о своем решении покинуть юрисдикцию Московского Патриархата, а также о уже направленном письме Святейшему Патриарху Константинопольскому Варфоломею.

Это письмо, датированное 2 мая, также было впоследствии опубликовано в сети Интернет. В данном обращении епископ Василий заявляет: «Я смиренно прошу Вас принять меня с моим клиром под Вашу юрисдикцию в качестве отдельной епархии наряду с архиепископией Западной Европы». В качестве обоснования такого прошения, направленного прежде получения ответа от Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, епископ Василий ссылается на «особое попечение о благобытии всей Православной Церкви», которое имеет Святейший Константинопольский Патриарх.

— Получив подтверждение того факта, что данное письмо действительно было направлено епископом Василием Предстоятелю иной Поместной Церкви без ведома Священноначалия Московского Патриархата и даже прежде, чем поступило в Москву письмо епископа Василия Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси;

— узнав о заявленном 8 мая отказе епископа Сергиевского от предложения отозвать свое письменное обращение к Патриарху Константинопольскому, что 9 мая было подтверждено и письмом епископа Василия к духовенству епархии, членам епархиального собрания и «другим заинтересованным лицам»;

— ознакомившись с обращениями, поступающими в Москву из Сурожской епархии от верующих, не желающих покидать канонического подчинения Русской Православной Церкви, —

Святейший Патриарх Алексий направил епископу Сергиевскому Василию указ, освобождающий его от управления Сурожской епархией с увольнением на покой без права перехода в другую юрисдикцию до окончания разбора кризиса, возникшего в Сурожской епархии, специальной комиссией, назначенной Его Святейшеством.

Временно исполняющим обязанности управляющего Сурожской епархией назначен по совместительству Преосвященный архиепископ Корсунский Иннокентий.

В состав комиссии, образованной Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием для изучения всех обстоятельств, связанных с кризисом в Сурожской епархии, вошли:

1. Преосвященный архиепископ Корсунский Иннокентий (председатель комиссии);

2. Преосвященный архиепископ Берлинский, Германский и Великобританский Марк (Русская Зарубежная Церковь; по согласованию с Высокопреосвященным митрополитом Восточноамериканским и Нью-Йоркским Лавром);

3. протоиерей Николай Балашов, секретарь по межправославным отношениям Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата;

4. священник Михаил Дудко, секретарь по взаимоотношениям Церкви и общества Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата.

14 мая 2006 года, в Неделю о расслабленном, в кафедральном соборе в честь Успения Божией Матери и Всех святых архиепископ Корсунский Иннокентий и архиепископ Керченский Анатолий совершили Божественную литургию в сослужении семи священников и четырех диаконов Сурожской епархии. За литургией молился и причащался Святых Таин епископ Василий (Осборн). В храме были собраны более 600 прихожан, которым после богослужения архиепископ Иннокентий огласил Патриаршие указы. Епископу Василию также была предоставлена возможность обратиться к верующим. В этом слове епископ Василий подтвердил неизменность своего намерения выйти из состава иерархии Русской Православной Церкви.

В тот же день архиепископы Корсунский Иннокентий и Керченский Анатолий с клириками Сурожской епархии также совершили заупокойную молитву на могиле приснопамятного митрополита Сурожского Антония.

http://www.mospat.ru/index.php?page=31 304


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru