Русская линия
Столетие.Ru Владимир Волков19.02.2007 

Первопечатник
Издательское дело на Руси начал Иван Федоров

Жизнь и судьба русского первопечатника Ивана Федорова таят в себе немало загадок, и первой из них является тайна его всеевропейского престижа. Ведь перед этим, казалось бы, скромным и совсем незнатным московитом открывались двери самых роскошных королевских дворцов. За свою жизнь он объездил значительную часть Польши, Германии, Австрии, Сербии, свободно посещал монастыри, академии, типографии. Ивана Федорова торжественно принимали польские короли Сигизмунд II Август, Стефан Баторий, император Священной Римской империи Рудольф II, с ним переписывался саксонский курфюрст Август. Кем же был издатель первых, но удивительных по совершенству русских книг? Почему слава его переросла границы Отечества, став достоянием не только российской, но и европейской культуры?

Вторая большая загадка связана с обстоятельствами отъезда Ивана Федорова и его товарища Петра Мстиславца из погружавшейся в опричнину России. Почему царь Иван Грозный отпустил своего типографа? Почему позволил увезти с собой приобретенное на деньги казны оборудование?

Разобраться в этих загадках непросто, но без них биография русского первопечатника останется неполной.

Первая печатная датированная книга

Есть данные, что родился Иван Федоров около 1510 года, учился затем в Краковском университете, где получил ученую степень бакалавра, что родом был из белорусского шляхетского рода Рагоза (Рагозиных) и только в 1550-х годах выехал в Москву. Возможно, для организации работы первой типографии, созданной при доме одного из самых заметных духовных лиц России того времени — автора знаменитого «Домостроя», ближайшего советника и духовника Ивана IV, священника Сильвестра.

Следует отметить, что вопрос о времени появления на Руси первой типографии считался непроясненным до тех пор, пока известным русским историком М.Н. Тихомировым не была обнаружена запись в малоизвестном «Тотемском летописце» о начале печатания книг в Москве при митрополите Макарии в 1553 году. За время существования и работы этой книгопечатни издано, по меньшей мере, семь книг духовного содержания («Триодь постная», «Триодь цветная», три «Четвероевангелия» и две «Псалтыри»), которые обычно обозначают как анонимные, поскольку они не имели данных о месте и годе выпуска. Издал их «мастер печатных книг» Маруша Нефедьев, но среди его ближайших помощников, несомненно, был и Иван Федоров. Об этом свидетельствует преемственность полиграфических приемов книг Маруши Нефедьева и продолжателя его дела.

Новый этап в развитии русского книгопечатания начался в 1563 году, когда на выданные из царской казны деньги в Москве была создана «штанба» (типография). Во главе ее встали опытные мастера Иван Федоров и Петр Мстиславец. В апреле 1563 года в новой штанбе началась работа, а уже 1 марта 1564 года были напечатаны последние экземпляры тиража первой, точно датированной русской книги. Сокращенное, хорошо известное всем ее название — «Апостол», полное — «Деяния апостольские и послания соборные и святого апостола Павла послания».

До наших дней сохранился 61 экземпляр этого шедевра книжного дела. В послесловии, написанном самим Иваном Федоровым, рассказывалось о создании типографии, учрежденной повелением царя Ивана IV «от своея царския казны», указывались имена «делателей» и цели издания — выпуск «праведных» печатных книг.

В 1565 году Федоров и Мстиславец двумя изданиями отпечатали в Москве еще одну книгу «Часовник», которая стала самым распространенным в то время учебным пособием. По нему учились грамоте многие поколения юных россиян, книги быстро ветшали и рвались, поэтому до наших дней дошли ее считанные экземпляры, являющие собой артефакты огромной ценности. От первого издания «Часовника» остался всего один экземпляр, хранящийся в Королевской библиотеке в Брюсселе, от второго издания — пять экземпляров, три из которых также находятся за границей.

Успешная деятельность Федорова и Мстиславца, несмотря на поддержку самого царя, вызвала если не сопротивление, то явное осуждение книжников, считавших кощунством механическое воспроизведение священных текстов с помощью печатного станка. Вскоре после выхода в свет «Часовника», по-видимому, в 1566 году, под давлением общественного мнения мастера уехали в Литву, увезя с собой и часть купленного на казенные деньги типографского инвентаря. Вряд ли такое могло произойти без воли царя. Косвенным подтверждением тому являются последующие откровения Ивана Федорова, писавшего, что изгнан он был «не от самого того государя, но от многих начальник, и священноначальник, и учитель».

Это обстоятельство позволяет предположить, что благоволивший первопечатнику царь позволил ему уехать во враждебную Литву, преследуя собственные цели. Попытаемся определить — какие, учитывая следующие обстоятельства: даже в самые драматические годы Ливонской войны у Ивана Федорова сохранялись тесные связи с Русским государством — большая часть его тиражей переправлялась в Москву. Несомненно, туда же уходила и подробная информация о событиях, происходивших тогда в объединившихся в единое государство Польше и Литве. Союз этот, получивший название Речь Посполитая, угрожал интересам нашей страны, а потому привлекал пристальное внимание Ивана Грозного, искавшего себе опору в недрах огромной, раскинувшейся, в том числе и на русских землях, Польско-Литовской державы. Ивана Федорова царь не забывал и впоследствии. Об этом есть совершенно точное свидетельство — это экземпляр «Острожской Библии», подаренный русским государем английскому послу Джону Горсею, ныне хранящийся в Британской библиотеке.

Первая печатная русская азбука

Покинув Московию, Федоров и Мстиславец продолжили издательскую деятельность в Литве, на принадлежавших ей тогда западнорусских землях, еще не называвшихся Белоруссией и Украиной. Польский король и великий князь Литовский Сигизмунд II Август устроил им торжественную встречу, зная, по-видимому, нечто другим неведомое. Может быть, уже тогда в Европе проведали о причастности Федорова к тайнам московского артиллерийского дела, о чем пойдет речь ниже, а может быть, собиравшийся воевать с Московией, польский король щедротами своими хотел продемонстрировать готовность принять под свою руку всех русских, которые будут переходить на его сторону. Как бы то ни было, королевская милость открыла для Федорова и его товарища широкое поле деятельности. Их типография, на западнорусский манер получившая название друкарня, разместилась в городе Заблудове во владениях литовского гетмана Григория Ходкевича, известного покровителя православного просвещения в Речи Посполитой. В марте 1569 года Федоровым и Мстиславцем в Заблудове было напечатано «Учительное Евангелие». Сборник, в который помимо толкований евангельских текстов, вошло и одно из «Слов» Кирилла Туровского — первое опубликованное произведение древнерусской литературы.

Эта книга стала последним совместным произведением первопечатников. Вскоре после этого Петр Мстиславец переехал в столицу Литвы Вильну, где основал собственную друкарню. Оставшись один, Иван Федоров не пал духом и стал готовить издание новой книги. В 1570 году вышла «Псалтырь с Часословцем». Несомненно, первопечатника переполняли новые замыслы, но состарившийся гетман Ходкевич закрыл заблудовскую друкарню. В награду за труды гетман подарил оставшемуся без работы мастеру небольшое имение Мизяково под Винницей.

И вновь Федорову пришлось собираться в дорогу. На этот раз его путь лежал в богатый Львов. Осенью 1572 года он уже обосновался в этом городе и стал готовить новое издание «Апостола», которое было напечатано в феврале 1574 года огромным по тем временам тиражом — 3000 экземпляров. Книга быстро разошлась. Воодушевленный успехом, Федоров в 1574 году издал первую русскую «Азбуку». Открывали ее 45 букв кириллического алфавита, расположенные сначала в прямом, а затем в обратном порядке, собственно азбуку дополняли различные примеры и грамматические конструкции, учебные тексты, а также молитвы, послания, притчи. Это была полноценная учебная книга, которая шла нарасхват и зачитывалась буквально до дыр. Единственный дошедший до нас экземпляр «Азбуки» Федорова находится сегодня в библиотеке Гарвардского университета в США.

Первая печатная славянская Библия

Вскоре Иван Федоров поступил на службу к одному из самых богатых магнатов Речи Посполитой князю Константину Острожскому, владевшему сотнями городов и сел. Первое его назначение у нового хозяина не было связано с издательской деятельностью. Федоров стал управителем Дерманского Свято-Троицкого монастыря на Волыни. Лишь потом ему удалось убедить князя основать собственную друкарню. Четвертая по счету типография Федорова работала в городе Остроге на рубеже 1570−1580 годов. Здесь были выпущены «Азбука», «Новый завет с Псалтырью», а также «Книжка, собрание вещей нужнейших вкратце скорого ради обретения в книзе Нового завета» — своеобразный алфавитно-предметный указатель к Евангелию. Наконец, именно в Остроге Федоровым была напечатана и первая полная славянская Библия. Специалистам она хорошо известна под названием «Острожской Библии». Издание Библии, широко разошедшейся по всем славянским землям, стало одним из главных деяний бурной жизни Ивана Федорова.

Помимо книгопечатного искусства, Федоров владел и другими ремеслами. В 1583 году он ездил в Вену, где демонстрировал при дворе императора Рудольфа II изобретенный и изготовленный им образец многоствольного артиллерийского орудия, отдельные части которого были взаимозаменяемыми. Подобного рода малокалиберные пушки были хорошо известны в русской артиллерии под названием «сороки» и «органы», являлись орудиями залпового огня. Немцы похвалили работу мастера, хотели подробнее ознакомиться с секретом изготовления многоствольной пушки, но Федоров не захотел раскрывать хорошо известные ему тайны русской артиллерии.

Умер Иван Федоров во Львове 5 декабря 1583 году. Похоронили его на кладбище при Онуфриевском монастыре. В конце XVIII века останки Федорова, как человека особо выдающегося, были перенесены в саму церковь и перезахоронены в притворе близ главных дверей. На надгробном камне была сделана надпись: «Друкарь книг пред тым невиданных».

Однако какой-то рок преследовал его новую усыпальницу. Онуфриевский монастырь оказался в руках униатов, не особо чтивших память московского друкаря. В 1883 году, в год, когда православный мир готовился отметить 300-летие со дня смерти Ивана Федорова, надгробная плита над его захоронением была уничтожена. В 1975 году украинские археологи обнаружили останки Ивана Федорова в пустоте церковной стены и поместили в деревянный ящик. Долгое время они хранились в музее на территории Онуфриевского монастыря в экспозиции, посвященной Ивану Федорову. В 1990 году монастырь передали монахам греко-католического (униатского) ордена Святого Василия, а экспонаты музея, в том числе и останки Федорова, перевезли в Музей древней украинской книги, где они неупокоенными пребывают и по сей день.

…Пришло время, когда мы должны по-новому посмотреть на стоящий в центре Москвы памятник первопечатнику Ивану Федорову и, видимо, все-таки решить, что ему необходимо найти более подходящее место в столице России, место, где фигура великого «друкаря» не будет, как сейчас, закрыта рекламой и витринами бутиков.

http://stoletie.ru/zodchiy/70 216 144 951.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru