Русская линия
Русский дом Владимир Панков16.02.2007 

Возрождение Белобережской пустыни
Жертвой русской голгофы XX века стали тысячи уникальных православных святынь, многие из которых уже не могут быть восстановлены…

В начале прошлого века на брянской земле особую известность имел монастырь Белобережская пустынь, располагавшийся в живописном лесном урочище на берегу реки Снежеть. Ансамбль монастыря составляли 32 здания, 9 храмов. Однако прославили его духовные сокровища. Именно здесь возродилось на русской земле старчество, которое затем расцвело в Оптиной пустыни. Один из настоятелей Белобережской пустыни иеромонах Леонид, в схиме Лев, стал впоследствии первым оптинским старцем.

Название «Белые Берега» эта местность получила в глубокой древности из-за приречных белых песков. Следует сказать, что весь этот монастырский град находился среди дремучего брянского леса. Несказанная красота самой пустыни и окружающей её природы привлекала сюда многих богомольцев: до пяти тысяч в праздничные дни. Для облегчения их проезда неподалеку от станции Брянск Орлово — Витебской железной дороги была устроена специальная монастырская платформа. К прибытию поезда с паломниками навстречу им посылали извозчиков.

Основание монастыря связано с событиями Северной войны. Исторические источники свидетельствуют, что в 1706 году, опасаясь приближения шведов к Москве через Смоленск, Брянск и Карачев, Пётр I направил подпоручика Преображенского полка Василия Корчмина устраивать оборонительную засеку от Пскова через Смоленск к югу. Прибыв в Брянск, Корчмин принялся за перестройку крепостных сооружений в соответствии с требованиями новейшей фортификации. Распорядился перевести монахов Песоцкого монастыря — в Петропавловский. Шестнадцать монахов во главе с архимандритом отцом Леонидом поселились на берегу р. Снежети в урочище «Белые Берега». Там они основали небольшой скит, вырыли землянки и устроили часовню. В 1717 году опытный в духовных делах старец Серапион стал управлять Белобережским скитом. Он ввёл здесь строжайший устав. Сам он не гнушался тяжёлой работы: колол дрова, молол зерно, пёк хлеб, стараясь во всём следовать примеру иноческой жизни преп. Сергия Радонежского. Первая деревянная церковь в честь Рождества Иоанна Предтечи была возведена в 1722 году.

Помощь богатых частных лиц и простых богомольцев позволяла проводить в обители большие строительные работы. Вместо прежней небольшой церкви была воздвигнута двухэтажная каменная четырёхпрестольная, во имя Живоначальной Троицы, ставшая главным храмом или собором.

Быстрое благоустройство пустыни было неожиданно прервано царским указом Екатерины II от 1774 года о штатах монастырей, по которому обитель оказалась в числе упразднённых. Помещики Брянского и Карачевского уездов обратились в Синод о пересмотре такого решения. Новое возрождение пустыни началось при настоятеле иеромонахе о. Василии, в миру Кишкине Владимире Тимофеевиче. Дворянин по происхождению, он с отроческих лет проявлял любовь к иноческой и страннической жизни. Несколько лет прожил на Афоне, затем отправился в Нямецкую лавру, где ознакомился с порядками и уставом, утверждёнными преп. Паисием Величковским — архимандритом Молдо-Влахийских монастырей, прославившимся восстановлением древних монашеских традиций и старчества.

Преемником о. Василия стал иеромонах о. Леонид, в миру Лев Данилович Наголкин — будущий первый оптинский старец Лев. Он решил подвизаться в Белобережской пустыни, чтобы научиться духовности у о. Василия, который уже тогда был достаточно известен как опытный наставник высокой духовной жизни. Отец Василий сразу обратил внимание на молодого рассудительного послушника и постриг его в монахи. Известно, что будущий оптинский старец выделялся также организаторскими способностями и обладал огромной физической силой.

При иеромонахе Леониде и последующих настоятелях строительные работы в пустыни возобновились. В 1828 году она была обнесена каменной стеной с башнями по углам и тремя воротами. На возведённой пятиэтажной колокольне установили десять колоколов. В 1878 году был построен и освещён величественный новый пятиглавый собор во имя иконы Божией Матери Троеручицы. Эта икона, а также старинного письма икона Тихвинская были среди наиболее почитаемых святынь обители.

За каменной монастырской оградой находился гостиный двор с двухэтажными гостиницами на 110 номеров. Повсюду соблюдались чистота и должный порядок. Паломникам прислуживали послушники. Питались гости в так называемом деревянном «балагане», возведённом посреди гостиного двора. Кормили их бесплатно сытными и вкусными монастырскими блюдами.

Сохранились трогательные воспоминания детей о радушии и гостеприимстве духовной братии. Приезжали они обычно на летние каникулы. Монахи кормили также немалое число неимущих и убогих. В неурожайные годы в трапезной помимо братии сидело до 300−400 человек сторонних. Голодных детей матери оставляли под стенами обители. Никогда не пустовал странноприимный дом и больница с амбулаторным приёмом и бесплатной выдачей лекарств для бедняков. С 1900 года на монастырском хуторе при д. Малое Полбино была школа для детей, преобразованная в дальнейшем в церковноприходскую.

В 1916 году в пустыни было 400 монахов. Братию отличало не только трудолюбие, но и высокая культура земледелия, садоводства и пчеловодства. Большие урожаи позволяли им обеспечивать собственные потребности и оказывать большую благотворительную помощь. Благодаря трудам и усердию иноков и их настоятелей, таких как: иеромонах Моисей, отмеченный наперсным золотым крестом, Анастасий, награждённый орденом Св. Анны III степени и др., Белобережская пустынь стала образцовым монастырским хозяйством…

Революционные потрясения не только круто изменили жизнь иноков пустыни, но и самым трагическим образом сказались на судьбе её строений. В 1919 году на территории обители была создана дачная колония Московского отдела народного образования. Затем в 1920 в её стенах разместили детскую трудовую колонию. Окончательно монастырь был закрыт постановлением президиума Брянского губисполкома 17 июня 1924 года. Через два года после закрытия началось целенаправленное разрушение зданий обители; вначале разобрали главный соборный храм. Его кирпич использовали для строительства Брянского Дома советов. В 1930-м та же судьба постигла собор во имя иконы Божией Матери «Троеручицы». Колокольня была передана лесхозу и переоборудована в пожарную вышку. Во время войны её сломали.

В конце 2003 года территорию, на которой располагалась обитель, вернули Православной Церкви. Сейчас в пустыни проживают трое иеромонахов, один из них о. Глеб — настоятель. Богослужения совершаются по праздничным и выходным дням. Для этих целей временно используется одно из бывших санаторных помещений. Из-за недостатка средств серьёзные восстановительные работы до сего времени почти не ведутся. Может быть, с Божией помощью, эта публикация найдёт отклик у благотворителей и жертвователей и тем самым послужит лептой к возрождению некогда известной святыни.

Хочется верить, что, несмотря на трудности, Белобережская пустынь возродится в прежнем своём величии и красоте.

Да поможет Господь!

241 043, г. Брянск, Брянский р-н, Белобережский детский санаторий (Белобережская пустынь).

Реквизиты:

ИНН 3 234 017 260, КПП 323 401 001,

р/с 40 703 810 700 000 018 432, к/с 30 101 810 700 000 002 048,

филиал ОАО «Уралсиб» г. Брянск, БИК 41 501 754.

Брянское Епархиальное Управление — «на восстановление Белобережской пустыни».

http://www.russdom.ru/2007/20 0702i/20 070 215.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru