Русская линия
Радио «Свобода»Митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан)14.02.2007 

«Восстановление единства Церкви подразумевает возвращение тех, кто отпал от церковного единства, через осознание ими греха раскола, то есть через покаяние»
Предстоятель Украинской Православной Церкви митрополит Киевский и всея Украины Владимир отвечает на вопросы корреспондентов Радио «Свобода» Виктора Еленского и Юлии Жмакиной

Виктор Еленский: Сегодня наша программа опять на выезде. Мы — в кабинете Предстоятеля Украинской Православной Церкви Митрополита Владимира. Мы — в Лавре, в его кабинете, где много книг, икон. Владыка, скажите, есть ли политики высшего эшелона, которые не бывали здесь вообще?

Митрополит Владимир: За редким исключением, думаю, все бывали. И не только наши политики, а из-за рубежа…

Виктор Еленский: Ваше Блаженство, хочу начать с недавней инициативы Президента Виктора Ющенко. Он заявил о намерении обратиться к Синодам Украинской Православной Церкви и Украинской православной церкви Киевского патриархата с предложением создать Совместную богословскую комиссию. Будет ли Украинская Православная Церковь принимать участие в этой комиссии?

Митрополит Владимир: К сожалению, нет. У нас недавно прошел Собор епископата, который принял решение: воздержаться от образования подобного рода двусторонней комиссии, так как киевский патриархат не имеет апостольской преемственности епископата, не может быть экклезиологически (т.е. с точки зрения учения о Церкви — Ред.) равноправным участником диалога.

Однако, исходя из принципа церковной икономии (в Церкви — принцип разрешения вопросов с позиций снисходительности, практической пользы, целесообразности — Ред.), Архиерейский Собор в одностороннем порядке создал комиссию УПЦ по восстановлению единства Украинского Православия. Собор еще раз напомнил, что восстановление единства подразумевает возвращение тех, кто отпал от церковного единства, через осознание ими греха раскола, то есть через покаяние, возвращение в лоно Украинской Православной Церкви, откуда они вышли.

Виктор Еленский: То есть Украинская Православная Церковь остается на своей старой позиции?

Митрополит Владимир: Да.

Виктор Еленский: Ваше Блаженство, 17 мая, как известно, ожидается подписание Акта о каноническом общении между Московским Патриархатом и Русской Православной Церковью за рубежом. Обозреватели почти единогласны в том, что решающий импульс тут исходил от Президента Путина — в объединении этих двух церквей, которые были непримиримыми на протяжении почти 90 лет. Почему этот шаг Президента Путина всячески приветствуют, а когда Президент Украины Виктор Ющенко стремится сделать нечто подобное, то его всемерно ругают? Иначе говоря, почему…

Юлия Жмакина:… Путину — можно, а Ющенко — нельзя?

Митрополит Владимир: Я не знаю подробностей. Но прошу обратить внимание, речь идет о двух сторонах: Российская Зарубежная Православная Церковь не раскольническая, никто из нее не был запрещен, она — истинная, а мы имеем дело со стороной раскольников, которые запрещены Церковью и даже отлучены от Церкви. Есть разница в возможностях этих сторон.

Юлия Жмакина: Владыка, я бы хотела уточнить. То есть и далее схема президента Ющенко в создании Единой Поместной Церкви Вами не воспринимается? То есть, при его президентстве эта идея, которую он обещал своим избирателям, не будет воплощена?

Митрополит Владимир: Мы еще в 1992 году, когда начался этот страшный раскол, поставили условия, при которых возможны богословские собеседования нашей Украинской Православной Церкви с Украинской автокефальной православной церковью и так называемым Киевским патриархатом.

Во-первых, остановить со стороны Киевского патриархата агрессию, которую осуществляли и осуществляют поныне. Во-вторых, вернуть то, чем незаконно завладели. Это и епархиальные управления, кафедральные соборы, помещения духовных школ и подобное. Третье, невмешательство в этот процесс и центральной власти, и власти на местах. И четвертое, эти встречи могли бы иметь место, если в них не будет принимать участие Филарет — человек, отлученный от Церкви.

Юлия Жмакина: Ваше Блаженство, такая постановка вопроса, на Ваш взгляд, не усложняет и без того сложную ситуацию в Украине?

Митрополит Владимир: Украинская Православная Церковь, как и все Православные Церкви в мире, живет по своеобразной Конституции, канонах, то есть по правилам внешней и внутренней жизни, сформулированных святыми Апостолами, Вселенскими соборами и принятыми для всецерковного обязательного применения.

Во время нарушения канонического строя нарушается и каноническая дисциплина, а это, в свою очередь, приводит к появлению раскола, ереси, деструктивных тоталитарных сект, в результате чего страдают святые свойства Церкви: единство, святость, каноничность, апостольство и другое.

Так что эти каноны и есть наша конституция, и мы должны ими руководствоваться, как руководствуется вся полнота Православной Церкви во всем мире.

Виктор Еленский: Ваше Блаженство, на протяжении 15 лет руководители страны не однажды выдвигали разнообразные инициативы, как лучше объединить православных, но из этого мало что вышло. Но и тот путь, который предлагает Русская Православная Церковь, тоже оказался неэффективным. Целое поколение выросло разобщенным, целое поколение уже знает, что есть какие-то иные люди — в другой Церкви, с которыми нельзя причащаться. То есть, такой путь уже выявился нереалистичным. Можно ли придумать что-либо другое, более удачное, способное соединить две части Церкви? Все-таки, как бы там ни было, это православные люди…

Митрополит Владимир: Да. К сожалению, действительно, душа болит и сердце щемит, что единокровный, единокровный украинский народ враждует в результате этого церковного деления.

Но есть один принцип, есть одно постановление, есть одна, повторяю, наша конституция — канонические правила, в соответствии с которыми мы должны поступать. Согласно этим правилам, существует единственный путь — это не вымаливать себе на коленях какого-то признания, а покаяться за раскол: это покаяние тех, которые, по совести ли, или нет, попали в отряд так называемой раскольнической церкви.

Виктор Еленский: Владыка, я опять возвращаюсь к Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви за рубежом. Они проклинали друг друга. Русской Православной Церкви за рубежом не было ни в одном диптихе (здесь — официальный, признаваемый Полнотой Православия, список Поместных Православных церквей — Ред.). Они требовали от Московского Патриархата покаяться за сотрудничество с властью. Московский Патриархат не каялся, но 17 мая они уже будут, по-видимому, причащаться совместно. Разве нельзя что-либо придумать для тех, кто в Киевском патриархате и в Автокефальной церкви? Чтобы «все были едины»?

Митрополит Владимир: Нельзя иного придумать, потому что это принципы Православия, Православной Церкви, и тот, кто по-настоящему принадлежит к Православной церкви, это понимает.

Есть открытые двери сердец, есть объятия, если надо, чтобы люди, которые отошли от Церкви, опять вернулись. А это возможно только через путь покаяния.

Юлия Жмакина: Социологи обнародуют результаты различных опросов. Порой ими весьма отлично описывается количество православных в Украине, их принадлежность к разным юрисдикциям. Можно ли узнать, сколько, скажем, людей — младенцев, взрослых — крестили в храмах УПЦ в прошлом году, скольких отпели, скольких венчали?

Митрополит Владимир: Это вопрос учета; подсчеты — вопрос не простой.

Вспомним, хотя бы, библейскую книгу Второзаконие — когда Бог запретил Моисею считать своих воинов. Моисей не послушал, начал считать, и много воинов стало умирать. Но это так, аналогии.

К сожалению, не ведется статистика ни индивидуальная, ни церковная, ни государственная, сколько верующих людей.

Юлия Жмакина: Порой появляются в прессе фантастические цифры о церковных богатствах. Насколько я знаю, люди Церкви скептически относятся к этим цифрам. Скажите, почему сама Церковь не обнародует свой бюджет? Будет ли это когда-либо сделано?

Митрополит Владимир: Во-первых, потому что [вся] Церковь не имеет статуса юридического лица. Во-вторых, наш бюджет зависит, собственно говоря, от Бога и от добрых людей, жертвующих на Церковь и поддерживающих ее.

Так что сама Церковь принять какой-то бюджет на следующий год или какой-то иной, практически, не может — неизвестно, сколько пожертвований принесут люди.

Виктор Еленский: А сколько пожертвований принесли люди в прошлом году?

Митрополит Владимир: Такой общей статистики у нас нет.

Юлия Жмакина: Владыка, Вы — богатый человек?

Митрополит Владимир: Я богат тем, что живу, дышу воздухом, любуюсь красотой мира и живу на родной земле, на Украине.

Юлия Жмакина: Говоря, может быть, светским языком, кого УПЦ Московского Патриархата считает своим конкурентом в Украине? Какие церкви?

Митрополит Владимир: Традиционными в нашей стране являются православные церкви, Римо-Католическая Церковь и другие церкви по годам своего создания и бытия.

Виктор Еленский: Насколько я понял вопрос: кто главный конкурент в борьбе за души человеческие в УПЦ Московского Патриархата?

Митрополит Владимир: Я не думаю, что кто-то собирается на какое-то спортивное состязание в этой области и наперегонки, кто больше сослужил стране, народу своему…

Юлия Жмакина: Но, по всей вероятности, Вы заинтересованы в умножении паствы?

Митрополит Владимир: Естественно…

Виктор Еленский: Когда я читаю издания УПЦ, там более-менее очевидно, кого (если светским языком говорить) здесь считают конкурентами. Во-первых, это Киевский патриархат. Так часто, как патриарха Филарета вспоминают в этих изданиях, наверное, в изданиях Киевского патриархата не вспоминают. А потом идут разные сообщества, которые называют тоталитарными сектами или деструктивными, или разнообразными культами. Правда?

Митрополит Владимир: Да, конечно. Исторически наша вера православная. И наши казаки запорожские, украинские патриоты, писатели — и Тарас Григорьевич Шевченко, и другие — были православными. Это нам ближе, нам, православным… Мы стоим, и будем стоять за нее до последнего, чего б это не стоило.

Виктор Еленский: Владыка, Вы говорили о Православных и Римо-Католической Церкви как о традиционных. А Греко-Католическая Церковь?

Митрополит Владимир: Греко-Католическая Церковь — часть Римо-Католической Церкви. Только восточный обряд.

Виктор Еленский: Какие сейчас отношения у Украинской Православной Церкви в единстве с Московским Патриархатом с Украинской Греко-Католической Церковью?

Митрополит Владимир: Отношения нормальные. Лучше сказать — никакие.

Юлия Жмакина: «Нормальные» и «никакие» — все-таки большая разница. Вы, к примеру, кардинала Гузара называете «братом»?

Митрополит Владимир: Я его кардиналом называю. Надо еще, чтобы пришло время. Это касается не меня лично, а нашего народа украинского, особенно православного, поскольку много пренебрежения и горя, даже физических издевательств [было]. Когда легализировали Греко-Католическую Церковь в Украине, уничтожили практически три наши епархии: Львовскую, Ивано-Франковскую, Тернопольскую…

Это понятно, фанатизм немного, подъем — «бей, громи, наше время пришло» Это было жестоко! Следовало бы Греко-Католической Церкви не забывать, что мы держали в своих приходах много греко-католиков, когда уничтожили официально Греко-Католическую Церковь на украинской территории, в духовных школах обучались те люди, которые сегодня составили ядро Греко-Католической Церкви: священство и так далее.

Как бы там ни было, но мы сохранили для них и храмы, и души, и прихожан. Надо было бы сказать «спасибо», а не катить бочку.

Виктор Еленский: Юля, Владыка имеет в виду, что когда греко-католиков присоединили к православным, они молились в православных храмах, но, конечно, из них католичество выбивали…

Митрополит Владимир: Тогда изо всех выбивали…

Юлия Жмакина: Учитывая вызовы современного мира, на какие, скажем, уступки или либерализацию каких традиций готова пойти Украинская Православная Церковь для привлечения молодежи? Я говорю о дебатах насчет однополых браков, или отмены запрета на аборт, или просто ослабление поста. На что готова сегодня Украинская Православная Церковь?

Митрополит Владимир: Я думаю, Украинская Православная Церковь, как и другие Церкви, на такую либерализацию, которая бы служила ущерблению принципов веры, благочестия народа, не может идти, ибо она строит свои отношения ко всем на Божественном откровении, на науке Церкви.

Тот, кто ищет какой-то либерализации в той или иной Церкви, уже не с того начинает, с чего следует начинать.

Надо начать с веры, надо веру показывать в своих делах, в жизни, в поведении (как в личном, так и в семье).

Так что уменьшать посты, чтобы привлечь молодежь — такими методами наша Церковь не пользуется. Но радуемся, если умножается количество молодых людей, которые активно идут в Церковь, принимают участие в жизни нашей Церкви, приобщаются в разной церковной деятельности — это благотворительность, помощь больным, брошенным детям. Молодежь активно берется за это.

Большое доверие сегодня общества к нашей Церкви, вообще к церквям, и этим надо дорожить, надо оправдать доверие…

Виктор Еленский: Владыка, а про изменения календаря речь не идет?

Митрополит Владимир: Нет. Сейчас речь не идет об изменении календаря. Это связано с очень большими проблемами. Не все люди одинаково воспринимают. Каждое новшество в церкви воспринимается с большой болью и приводит к разделениям.

Виктор Еленский: Позвольте вернуться к вопросу о Церкви и политике. Скажите, правда ли, что на Вас оказывали сильное давление и говорили, что если Вы не дадите благословение одному из кандидатов в президенты, то Вас сместят с должности?

Митрополит Владимир: Такого не было. Это выдумки.

Виктор Еленский: На одном из епархиальных собраний Вы сказали, что надо делать выводы [из президентской кампании-2004], и не надо, как Вы говорили, забираться так глубоко в политику, как некоторые священнослужители.

Митрополит Владимир: Поощрения были со стороны депутатов перед выборами. Из-за этого были разные оценки в прессе. Вы это помните… Из-за этого мы пришли к выводу: не благословлять в Верховный Совет никого из духовенства и епископата.

А по поводу местной власти, предоставить права правящему архиерею давать согласие на местное депутатство или не давать. Так это остается и доныне.

Виктор Еленский: Но одно дело, как это было в начале 90-х годов, когда священник баллотировался в областной совет как священник. Теперь владыка Одесский баллотировался в списке партии. Имеет ли митрополит Агафангел на это церковное благословение?

Митрополит Владимир: Предоставлено право правящим архиереям принимать решения в этой области, принимать решения, которые они находят целесообразными. Видимо, он сам воспользовался этим правом.

Юлия Жмакина: А что Вы лично советовали бы относительно похода священнослужителей к власти и в списки партий?

Митрополит Владимир: Думаю, небольшой опыт, который мы имеем, говорит о том, что это не оправдано. Священнослужители должны заниматься церковными делами. А сейчас этих дел невпроворот, потому что Церковь разворачивает все шире благотворительную деятельность, и нужны способные молодые люди… Работы и Божьим, и мирским хватает. А участие в выборах не принесло Церкви, на мой взгляд, пользы.

Виктор Еленский: То есть, для Украинской Православной Церкви сделано исключение из Основ социальной концепции? Ведь там подчеркивается, что не допускается выдвижение кандидатур священнослужителей на выборах любых органов представительской власти? Там говорится — «всех уровней».

Митрополит Владимир: То, что концепция Православной Церкви существует, это еще не значит, что она — слово Божье, Святое Евангелие. Она дана как руководство, а каждый в праве поступать…

Виктор Еленский: То есть, она такая рукотворная?

Митрополит Владимир: Конечно, рукотворная.

Юлия Жмакина: Владыка, как часто Вы встречаетесь с Викторами: Виктором Ющенко и Виктором Януковичем?

Митрополит Владимир: Долго не встречался. А в конце декабря пригласили наше правительство на Владимирскую горку, к памятнику св. Владимиру, где мы каждый год служим благодарственный молебен.

Был Виктор Ющенко, я даже сподобился, что Президент привез меня домой, будучи сам за рулем машины. Так что мы виделись.

Потом согласился Президент наш встретиться с епископатом нашей церкви. Была достаточно содержательная встреча.

А на Рождество был премьер-министр и несколько министров его у нас, в Успенском соборе, здесь в Лавре.

Юлия Жмакина: Владыка, в Украине растет число людей, которых называют олигархами. Приходят они в Вашу Церковь? Приносят ли дары?

Митрополит Владимир: Приходить приходят. Конечно, это дело совести каждого человека, с чем он идет в церковь: молиться ли, или посмотреть, или себя показать — это личное дело каждого. Знает сам человек.

Достаточно часто жертвуют на реставрацию монастырей, соборов, храмов, на строительство новых храмов олигархи, достаточно часто помогают материально: или оплачивают какие-то стройматериалы, или рабочую силу, или пересчитывают на счет церкви.

Виктор Еленский: В последнее время участились нападки на Украинскую Православную Церковь не столько со стороны национально сознательных сил, а со стороны сил, откровенно пророссийских. Они не допускают самой мысли о том, что вообще в принципе может быть у Украинской Православной Церкви автокефалия, называют ее «богомерзкой авантюрой». Кто поддерживает их внутри страны и за ее пределами? Кто финансирует такие группы?

Митрополит Владимир: Я тоже хотел бы знать. Не для того, чтобы потом отомстить, у нас нет даже таких возможностей, а чтобы просто помолиться за них, чтобы они не занимались богопротивным делом.

Виктор Еленский: Возвращаясь к 2004 году. В начале года приезжал в Киев Президент России, встречался с Вами, был в Лавре. Он говорил, что Церковь — это единственное из того немногого, что нас еще объединяет, то есть украинцев и россиян, а потом удалился с епископатом и говорил какое-то время за закрытой дверью. Вы можете рассказать, о чем тогда шла речь?

Митрополит Владимир: Я думаю, каждый человек, в том числе и Президент, как наш, так и российский, имеют право высказывать свое мнение и давать свои оценки. Это еще не значит, что это какая-то Божья власть, которая дает печать раз и навсегда.

Была встреча Президентов Кучмы и Путина с нашим епископатом, говорили о разных вещах, обменивались мнениями о межцерковных и межгосударственных отношениях…

Даже, кажется, Путин пообещал пожертвовать на роспись Успенского собора. Правда, до сих пор ничего не было. Наверно, и не будет.

Юлия Жмакина: Владыка, планируется ли приезд в ближайшее время в Украину Патриарха Алексия II?

Митрополит Владимир: Пока нет, потому что, честно говоря, нет пока что возможности принять, как подобает, одного из глав Поместных Православных Церковь мира.

Юлия Жмакина: О чем речь?

Митрополит Владимир: Даже — где остановиться? В Лавре нет ни единого помещения, которое можно было бы оборудовать и встретить Патриарха, который, наверно бы, не отказался переночевать в Киево-Печерской Лавре.

Юлия Жмакина: Только бытовые препятствия?

Митрополит Владимир: Нет, не только бытовые. Потом, эти шумные замеры, кто до какой степени украинец, кто служит Украине, кто не служит. Мы надеемся, это прекратится, настанут лучшие времена, и Патриарх будет принят так, как всех глав Церквей принимают.

Виктор Еленский: Ваше Блаженство, над чем сейчас работают богословы Украинской Православной Церкви? Можете ли Вы сказать, что воспроизведен тот уровень богословской мысли, который существовал, например, в Киевской духовной академии до 1917 года?

Митрополит Владимир: Уровни здесь тяжело сравнивать… То было богословие на стыке событий, нагрянувших в 1917 году. Надо сказать, духовные школы достаточно свободно себя чувствовали в России. Было и богословие революции, разнообразные богословия придумывали.

Нынешнее время выдвигает совсем другие требования. Сейчас надо дать нашему народу какое-то образование богословское, духовное, надо дать литературу людям, дать проповеди, Евангелие, чтобы люди узнали Бога, Которого они ищут, чтобы могли жить так, как велит Господь.

Богословы работают над разными темами, но, опять-таки, в русле времени, они сегодня призваны катехизировать народ, молодежь обратить к Богу.

Церковь стремится не упустить время и обратиться именно к нашей молодежи, чтобы она воспитывалась в духе морали, в духе церковности, в духе верности своему народу и своей стране.

Юлия Жмакина: Ваше Блаженство, мы знаем достаточно много случаев, когда приход молодого человека в церковь становится последним; после этого он идет в другую церковь. И Вы знаете подобные случаи…

Митрополит Владимир: Да, это особенно проявилось в 1990-х годах. Тогда пожилые люди стояли на страже Церкви. Бабки там держали… Перегибы постоянно были, так как они не очень-то относились к молодежи, приходившей с непокрытой головой или не так державшей руки… Теперь, к сожалению, это тоже имеет место. Я считаю, главная причина в том, что мы не можем получить согласие государства на хотя бы факультативное преподавание религиозной этики, если уж не Закона Божия…

Юлия Жмакина: Это вызвало большие дискуссии в украинском обществе…

Митрополит Владимир: Они еще не угасли. И мы не можем дать молодежи церковного воспитания. А молодежь заходит время от времени в какой-нибудь храм, она же не привыкла, она не знает, что это такое, как там себя вести. А терпения у старшего поколения к молодежи тоже нет. И получается такой общий негативный результат…

Виктор Еленский: Ваше Блаженство, а кто сейчас идет в священники?

Митрополит Владимир: Знаете, делить на какие-то социальные касты не приходится, есть разные люди: из простых людей, дети духовенства, дети ученых, дети рабочих. Самый разнообразный состав из разных мест и разного происхождения. Многих людей мы меняем в Церкви, старшее духовенство на молодых, и молодые оправдывают наши надежды.

Виктор Еленский: Ваше Блаженство, Вы долгое время служили в Западной Европе, много встречались с католиками, с протестантами, были во Всемирном Совете Церквей. Скажите, почему само понятие «экуменизм», которое, собственно, означает путь христиан к общей евхаристической чаше, почему оно стало ругательным среди православных?

Митрополит Владимир: Православные люди, и в этом опять-таки в какой-то степени виновата Церковь, недостаточно информации получали в прошедшие времена. У православных людей сложилось мнение: экуменизм связан с продажей Православия, за которое надо умирать, а не менять его на какое-то участие. Люди не знали, что никогда не было общей службы, евхаристии особенно, с какой-то конфессией.

Недавно во Франции прошли дни Киево-Печерской Лавры. Перед такими святынями как Терновый венок Христа Спасителя, глава Иоанна Предтечи, мощи Марии Магдалины, перед другими святынями мы, православные, действительно служили короткие молебны в католических храмах.

Но ни в одном месте, не могло этого быть и не было, как люди нас обвиняют, чтобы мы молились вместе с еретиками, с богоотступниками, то есть с католиками. Не было этого.

Так и в экуменическом движении — тут тоже никогда не было измен, никто не изменял Православию. Наоборот, свидетельствовали люди, которые занимались экуменическим движением, о том, какая богатая наша Православная Церковь.

Так что есть страх людей, особенно после расколов и такого подобного, чтобы, спаси Боже, никто не предал Православие с еретиками.

Виктор Еленский: Когда разговариваешь с православными епископами, долго служившими на Западе, то понимаешь: они знают, что католики не происходят от слова «кат» (кат — укр. «палач» — Ред.), что они братья, что у них есть апостольское преемство, много чего о католиках знают. С ними вместе за столом сидят, с ними ведут дружеские беседы, но когда оглашают публичные речи, говорят, что мы с ними быть не можем. Когда спрашиваешь, почему такая разница между публичной позицией и поведением на Западе, то они говорят: «Так хотят люди». Почему же людям не разъяснить, что католики — это не так плохо и не так «богомерзко», как об этом в каких-то брошюрах пишут?

Митрополит Владимир: Здесь корни глубокие, с тех времен, когда нас католики величали схизматиками восточными, а мы, в свою очередь, не оставались в долгу и свои какие-то аргументы выставляли. И эта вражда историческая еще долго будет, ведь все, что касается веры, религии — это очень хрупкая тема и очень чувствительная.

Я с вами согласен, что надо людям разъяснять. И это в некоторой степени делается. Но поведение, опять-таки, наших западных коллег… Тоже хотелось бы лучшего, нежели эти попытки захватить больше электората и просветить их по-своему.

Виктор Еленский: Отцы из Отдела внешних церковных отношений Московского Патриархата обычно говорят: католики разрушили три наши епархии. Но что это за католики? Они что, на парашютах прыгнули, скажем, в Тернополь? Это же те католики, которые вышли из подполья и просто вернули свои храмы. Это же не нашествие какое-то было или крестовый поход с Запада…

Митрополит Владимир: Но было столкновение, и это не забывается так быстро. Еще придут времена, все станет на свои места. Но опять таки: все то, что касается Церкви, это особенная тема, она требует особенного подхода, чтобы не наломать дров и чтобы не ранить сердца людей.

Виктор Еленский: А если бы сейчас Папа Бенедикт ХVI пожелал приехать в Украину, Украинская Православная Церковь опять была бы против, как в случае с Папой Иоанном Павлом II?

Митрополит Владимир: Еще на эту тему я не думал.

Юлия Жмакина: Владыка, у Вас бывает свободное время? Чем Вы его заполняете?

Митрополит Владимир: Свободного времени мало. Много времени идет на каждодневные приемы людей. Люди приходят с разными болезненными вопросами, никто с радостью не ходит, все идут со скорбью.

Юлия Жмакина: Правда?

Митрополит Владимир: Нищета — давай помоги, Церковь того не делает, этого…. Есть много проблем среди населения.

Потом хочется еще что-то писать. Может, даст Бог, докторскую работу напишу. Если даст Бог еще прожить.

Виктор Еленский: Какая тема Вашей докторской?

Митрополит Владимир: «Реализация таинства святой Церкви Православной».

Потом хочется что-то читать. Посмотреть новости, если некогда читать прессу, на сайт заглянуть.

Юлия Жмакина: Вы активно пользуетесь Интернетом?

Митрополит Владимир: Конечно!

Юлия Жмакина: Относительно посмотреть… В последнее время очень много появилось фильмов на религиозную тему. Вы смотрите их? Что Вам понравилось? Или что Вы осуждаете?

Митрополит Владимир: Конечно, не все. Бывают удачные фильмы, бывают не очень. Но те, где что-то пытаются люди сказать всей нашей массе, непросвещенной в вопросах религии — это хорошо.

Виктор Еленский: Владыка, а как потребитель политических новостей и гражданин Украины, что Вы думаете о современном политическом процессе, о перетягивании полномочий от Президента к Премьеру?

Митрополит Владимир: Я лично надеюсь, о том и молюсь, что это явление временное. Это не вражда для Украины, а испытание для сильных людей. Сильным людям, тем, кто имеет волю сильнее, Господь посылает больше испытаний, чтобы закалить и сделать еще сильней.

Но жаль, что тратятся силы, средства, тратятся человеческие резервы, и ни к чему это не приводит, опять трения, разделения. Очень жаль.

Виктор Еленский: А противоборствующие стороны советуются с Вами?

Митрополит Владимир: Бывает.

Виктор Еленский: Что Вы им советуете?

Митрополит Владимир: Советую, что если они не правы, чтобы они [это] поняли и поступили по правде Божьей и человеческой.

Виктор Еленский: Все ли они одинаково понимают правду Божью и человеческую?

Митрополит Владимир: Кто-то говорит, что понимает, кто-то в этом глубины не ищет, чтобы понять, кто-то просто улыбается.

Опубликовано на сайте Патриархия.Ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/196 739.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru