Русская линия
Вера-Эском Владимир Кривцун09.02.2007 

Житие на телеэкране
Опыт телеканала КРТК оказался успешным

Документальный фильм «Святой Ефимий Вильгортский» Коми республиканского телеканала (программа «Русский крест» — автор Владимир Кривцун, режиссер Инга Галузинская) завоевал первое место на XI Всероссийском фестивале СМИ «Православие на телевидении, радиовещании и в печати» в номинации «За яркое воплощение житийного произведения на экране». На заключительную торжественную часть фестиваля (награждение, которое проходило в Государственном Кремлевском дворце 15 декабря; призы вручал председатель жюри митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл) автор фильма приехать не смог, получил диплом и главный приз — икону апостола Андрея — позже непосредственно в фонде Андрея Первозванного, являющегося учредителем фестиваля. По возвращении из Москвы Владимир дал интервью нашей газете.

— Насколько я знаю, это первая твоя награда?

— Да, за пять лет существования нашего телеканала это первый подобный успех на всероссийском уровне. Но это далеко не только моя заслуга. Без поддержки всего коллектива КРТК мы бы ничего добиться не смогли. Повезло мне и с режиссером — Ингой Галузинской. От работы режиссера многое зависит, какой в конечном итоге получится результат. Инга умеет сделать живой любую фразу сухого текста.

— Почему именно о святом Ефимии Кочеве ты стал снимать фильм? Разве мало других святых?

— Из большого числа исповедников земли Российской святой Ефимий Вильгортский — наш земляк, живший рядом с нашими отцами и дедами. Его многие еще помнят. У него была большая семья. Вместе со своей супругой Екатериной Григорьевной они воспитали восьмерых детей: пятерых дочерей и троих сыновей. Его судьба интересна тем, что когда он стал защищать Сретенскую церковь в с. Вильгорт, то был уже пожилым человеком, дедушкой. Расстреляли его в 70 лет, тогда у него было уже много внуков. И до сих пор многие люди, которые его хорошо знали, не понимают, за что его расстреляли. Он и при жизни был святым человеком, никому не сделал никакого зла, был очень добрым, всем помогал. Просто как верующий человек, как церковный староста Ефим Кочев не мог равнодушно смотреть на закрытие и разрушение храма. И он стал собирать подписи в защиту церкви.

Вот, помнишь, раньше был фильм «Отец солдата». Там прослеживается судьба двух советских солдат-грузин — отца и сына. Там есть такой эпизод: в конце Великой Отечественной войны в Германии отец встает перед нашим советским танком, который едет по винограднику. Старик встал перед танком, чтобы ценой своей жизни защитить виноградную лозу. И вот такое же самоотверженное отношение к своей земле, к своему храму было и у Ефимия Вильгортского.

В детстве он был крещен в этой церкви, здесь венчался, крестил и своих детей. На склоне своих лет они с женой стали постоянно ходить в храм, делать большие пожертвования. Как самого активного прихожанина Ефимия Кочева в 1936 году избрали церковным старостой. В 37-м году вильгортский сельсовет под надуманным предлогом решил закрыть церковь. Безбожники стали сбрасывать колокола, сорвали крест. Сотрудница местного краеведческого музея Эмма Налимова — очевидец тех событий — рассказала нам, как люди плакали, когда видели это кощунство. Там же была большая звонница: четыре больших и десять маленьких колоколов. Падая, они разбивались. Люди подходили к этим осколкам и целовали их.

Чтобы защитить храм, Ефимий Кочев стал собирать подписи в его защиту. Сбор подписей вызвал соответствующую реакцию органов. Вскоре за ним пришли и арестовали. Его внук Сергей Михайлович Кочев вспоминает, что дедушка сделал все, чтобы сохранить церковь: уговаривал людей, собирал подписи, ходатайствовал перед властями. Об этом узнал его сосед, работник НКВД Кузиванов. Именно он написал донос на старосту. Забрали его в августе 37-го, и больше никто о нем не слышал. Когда он уходил с энкавэдэшниками, то сказал жене: «Я вернусь, я ни в чем не виноват». Но не вернулся. Расстреляли его в том же 37-м, спустя месяц — 19 сентября.

А ведь многие дети и внуки Ефимия Кочева воевали за советскую власть, стали известными людьми. Так, его внук Николай Оплеснин погиб в боях за Родину, стал героем Советского Союза. Сам Сергей Михайлович прошел всю войну, в звании лейтенанта демобилизовался после тяжелого ранения. Он всю жизнь разыскивал следы своего деда и узнал о нем только в 1991 году, когда вышел закон о реабилитации и родственники смогли получить доступ к материалам в архивах. Он получил уголовное «Дело церковного старосты Ефимия Кочева» под номером 3/38. Всего три листочка. На первом — опись имущества, на втором — приговор, третий — акт о расстреле. До сих пор родственники так и не могут установить, где он был расстрелян, где похоронен. До сих пор старожилы Вильгорта не понимают, за что его расстреляли.

После того как церковь закрыли, церковное кладбище сровняли с землей. Многие видели кости людей с разоренного сельского кладбища. Все это нашло отражение в фильме. Еще раз хочу сказать, что наша победа — это заслуга всего дружного коллектива КРТК. Ведь без наших руководителей, которые помогали работать над программой «Русский крест», без операторов, осветителей, даже водителей — ничего бы не было. Особо хочу выделить двух коллег, которые редактируют мои тексты — Бориса Тодоровича Величко и Анну Медведеву.

— Вообще-то, отношение к телевизионщикам у людей неоднозначное…

— В общественном сознании телевизионщики — это те, кто получает много денег и смотрит на всех свысока. На деле у нас работают обычные люди. Глядя на их работу, сам учишься настоящей христианской любви. Журналисты постоянно ездят по районам, по сельской местности, рассказывают о проблемах покинутых детей, матерей-одиночек. Часто приходится защищать людей от произвола чиновников. На некоторых журналистов сыплются угрозы, как ответ на острые социальные сюжеты. И приходится всем вместе их потом защищать. Вот недавняя реальная ситуация с нашим корреспондентом Ольгой Чупровой: на нее подали в суд за то, что она подготовила сюжет в защиту учителей одной из городских школ. У нас много верующих людей. Недавно к 5-летию КРТК епископ Сыктывкарский и Воркутинский Питирим подарил нам икону — генеральный директор Геннадий Левицкий решил установить ее над входом в здание телеканала.

— Я знаю, что и на других телеканалах много верующих, но отношения между людьми другие. Считается нормой скрывать свою принадлежность к православию. А у вас изначально сложилась такая благожелательная обстановка?

— Нет, мы постепенно к этому пришли. Когда начинали работать на канале, всех двигал первоначально интерес, карьерные перспективы, деньги. Но больших денег мы до сих пор не получаем, а работая на телевидении, через проблемы своих героев мы стали приходить к вере, к пониманию людских проблем. У своих героев, в том числе и у Ефимия Вильгортского, мы учимся любви, терпимости.

Многие наши сотрудники помогают нуждающимся вещами. Собирают свои вещи и отправляют в детские дома, сами доставляем на машине одиноким мамам.

— Можно ли сказать, что у вас есть команда?

— Да, у нас есть команда. Может быть, мы редко собираемся вместе, да нам и некогда, но вот этот дух горения у всех есть. Все работают ради людей, чтобы принести какую-то пользу, чтобы не зря получать зарплату.

— За три года ты ведь снял уже много фильмов. Скажи, какой сюжет тебе хотелось бы еще снять?

— За три года работы удалось создать около трех десятков фильмов. Еще мне хотелось бы сделать фильм о Великой княгине Елизавете Федоровне. Ее мощи побывали и у нас, в Сыктывкаре, а на днях я побывал в Марфо-Мариинской обители…

А вообще, не было бы тех людей, кто положил жизнь свою за Христа, не было бы и наших телепрограмм. Ведь они совершали подвиги. Нам всего-навсего остается только рассказать об этом другим.

Записал Е. СУВОРОВ

http://www.vera.mrezha.ru/532/4.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru