Русская линия
Столетие.Ru Анна Петросова09.02.2007 

Ангелы среди нас…
Когда монахов убивали, они не сопротивлялись

Недавние трагедии — гибель священника Андрея Николаева и его семьи в Тверской области и убийство священника Олега Ступичкина в Свердловской области потрясли наше общество. Между тем убийства служителей Православной церкви, увы, в течение последних десятилетий происходили в России неоднократно. Одно из таких убийств изувер-сатанист «приурочил» к светлому празднику Пасхи. На Пасху 1993 года (18 апреля) стало известно: в Оптиной пустыни убиты иеромонах Василий и иноки Трофим и Ферапонт.

Убийство было ритуальным — сатанинским. Все трое слыли великими подвижниками (и сейчас их в Оптиной иначе как мучениками не называют). Те, кто знали их еще в мирской жизни, пребывали в шоке: как могли позволить худосочному «заморышу» убить себя Ферапонт — бывший мастер восточных единоборств, силач Трофим и Василий, некогда лучший ватерполист страны.

Жить, не касаясь земли

Убийца Николай Аверин наносил ножевые ранения со спины. По словам следователя, исполнены они были с необычайным профессионализмом «и — умышленно — не очень глубоко, чтобы жертва долго истекала кровью». Действительно, иеромонах Василий жестоко мучился в течение нескольких часов; правда, иноки Трофим и Ферапонт умерли мгновенно.

Иноков Ферапонта и Трофима Аверин убил, когда они возвещали на колокольне миру Воскресение Христово. А иеромонаха Василия — когда он шел исповедовать в скит.

Совершив убийство, Аверин накидывал край мантии монахам на голову и надвигал клобуки на лица.

Как мог этот изверг невразумительной комплекции одолеть троих монахов, и каких?

Инок Трофим кочергу завязывал в узел (как-то раз водители силились выпрямить вмятину на крыле КамАЗа кувалдой, не получалось до тех пор, пока Трофим одними руками о колено не выровнял). Двухметровый иеромонах Василий (у него были такие бицепсы, что от них топорщило рясу, вздымая ее на плечах) в своей прошлой жизни слыл одним из лучших ватерполистов страны, был членом сборной СССР. Он обладал потрясающей реакцией и ошеломляющим мощным броском, даже в свою последнюю минуту он мог обрушить на убийцу сокрушительный удар. А инок Ферапонт отлично владел боевыми искусствами (айкидо, карате).

Следственная группа утверждала: все дело в том, что удары наносились со спины. Но звонница, на которой были убиты Ферапонт и Трофим, — небольших размеров, и постороннему человеку здесь невозможно появиться незамеченным.

Впрочем, православным и так понятно, без доводов следователей: иноки не могли ответить сатанисту тем же — насилием. Это было их последнее искушение. Истинный монах не вправе обагрить свои руки кровью.

И, по-видимому, Трофим, Василий и Ферапонт были готовы к смерти. Судя по воспоминаниям оптинцев, мученики предвидели свою кончину. Трофим довольно часто говорил о том, что жить ему осталось немного — полгода, год. А Ферапонт, некогда безмолвный инок, стал всех просить помолиться за него.

Удивительно было и то, что монахи начали раздавать свои вещи, личные рабочие инструменты (поступок по тем временам необычный — в обители был такой дефицит инструментов, что их привозили с собой из дома или доставали через друзей, так как без инструментов послушания не выполнить) со словами, что им это больше не понадобится. Тогда в Оптиной все удивлялись происходящему, но после убийства стало понятно — иноки предвидели мученический венец, который им уготован.

Так, сейчас в обители вспоминают, какой неутомимый инок был Трофим. Он много молился, мало спал, мало ел, ограничивая себя даже в питье. Но при этом никогда не болел, не уставал. Сложно было представить, что этот сильный инок, всегда бодрый и радостный, — аскет и имеет привычку не есть в первую и последнюю неделю поста.

Однако во время последнего (для Трофима) поста в нем проглядывали признаки измождения. Оптинцам становилось понятно: человек находится на пределе сил. Как правило, в пятом часу утра, когда братия идет на полунощницу, лица во тьме еще не различимы. Но инока Трофима видели еще издали по его стремительному летящему шагу. Он спешил в храм, опережая по пути многих. Теперь его перестали узнавать. Просфорник Саша вспоминал, как он, не спеша, шел на полунощницу, обогнав во тьме некоего человека. Оглянулся и не поверил — неужели Трофим? Тот шел, превозмогая себя и с таким усилием, будто нес неподъемную ношу.

Как выяснилось, после страшного убийства и отец Василий последнюю неделю поста не принимал пищи. «Какой ужас, — говорила его мать своей сестре, вернувшись из Оптиной, — отец Василий совсем исхудал. Глаза ввалились, сапоги разбитые и телогрейка в известке на нем. Даже улыбаться уже стесняется — видно, зубы испортил в монастыре». За месяц перед своей последней Пасхой иеромонах Василий побывал в Москве.

Он отслужил панихиду на могиле отца, снял деньги со сберкнижки на свое имя (мать настойчиво откладывала деньги, надеялась, что тот уйдет из монастыря) и отдал их ей со словами: «Как я с ними предстану перед Господом?»

О Ферапонте говорят в Оптиной, что он жил, «не касаясь земли». Незаметный, безмолвный, он молился денно и нощно. И какая у него была молитва!

Как-то раз к дежурному по храму подошел приезжий человек, рассказав, что в монастырь он попал случайно, сомневаясь в существовании Бога, и наконец уверовал. «Я увидел здесь, как молился один монах, — сказал он. — Я видел лицо ангела, разговаривающего с Богом. Вы знаете, что среди вас ангелы ходят?» «Какие ангелы?» — удивился дежурный. А приезжий указал ему на инока Ферапонта, выходившего в тот момент из храма.

Иеродиакон, живший с иноком в одной келье, говорил, что перед смертью Феропонт совсем не ложился спать. Молясь ночами и позволяя себе для отдыха лишь опереться о стул. При этом всю Страстную неделю он не принимал пищи.

После убийства у инока Ферапонта в кармане нашли письмо со словами: «Если понадобиться помощь, буду рад оказать ее». Кому было адресовано это письмо — неизвестно. Но многим верующим представляется, что адресат — все, кто помолится новомученику Ферапонту Оптинскому.

Анализируя документальные свидетельства, воспоминания близких и знакомых убитых монахов, становится очевидно: ничего случайного не бывает. Мучениками стали лучшие иноки обители. Все идет к тому, что скоро их причислят к лику святых. Но и без того народ давно прославил убиенных оптинцев, а на их могилах происходят чудеса.

Дьяволопоклонники

В том, что иноки стали жертвой сатаниста, у следственной группы не возникло даже сомнений.

Известно, что дьяволопоклонники активизируются на церковные праздники. Тогда становится особенно мерзостными все их действия: попрание духовных святынь, распятие котят на могильных крестах, глумление над беззащитными, насилие и кровь. Их сложно назвать людьми. Они — сатанисты.

Современная «Церковь Сатаны» обязана своим рождением Энтони Ла Вею. Бывший циркач и фотограф сан-францисского департамента полиции основал эту организацию в 1964 году.

В СССР первые группы сатанистов появились в начале 1980-х годов. В последнее время их становится все больше и больше. Точное число поклонников дьявола в России не выяснено.

Известно лишь (по материалам «Миссионерского обозрения» Русской православной церкви), что на территории нашей страны действуют от 80 до 100 сатанинских сект. Удалось их выявить более чем в 40 городах, и только в Москве их насчитывается около 15, в Санкт-Петербурге — около 10, чуть меньше десятка — в Брянске, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону и Владивостоке.

В целом правоохранительные органы предпочитают не связываться с сатанистами, действуя лишь в ужасающих и ставших известными случаях. Поклоняющиеся дьяволу тщательно изучают уголовное и иное законодательство России, заранее готовясь к противодействию органам. А для осуществления тяжких преступлений стараются использовать психически больных людей. Вероятно, так был задействован и Николай Аверин, который зарезал ритуальным ножом иноков в Оптиной пустыни.

Как правило, сатанист, если попадает за решетку, долго там не остается.

Еще в 1991 году против тридцатилетнего Николая Аверина было возбуждено уголовное дело по статьям 15 и 117 часть 3 за изнасилование и избиение на Пасху 56-летней женщины. Срок по 117-й дают большой, но дело закрыли по статье о невменяемости. И после шести месяцев принудительного лечения в психиатрической больнице Николая Аверина выписали с инвалидностью третьей группы. При серьезных расстройствах психики, утверждают психиатры, эту группу не дают. За убийство монахов (их он зарезал мечом с выгравированной, а не нацарапанной, надписью «Сатана 666») ему также предписали лечение, но, возможно, сейчас он опять гуляет на свободе.

http://stoletie.ru/tayna/70 208 163 127.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru