Русская линия
Столетие.Ru Александр Самоваров09.02.2007 

Одиночество России
Опору следует искать не извне, но внутри страны

Психологическая война против нашей страны никогда не стихала. Сейчас пишут, что по многим параметрам отношения России и Запада скатились на уровень времен холодной войны, и отсюда — прессинг западной печати в отношении России, отсюда — демарши бывших «братских республик» со сносом памятников и прочее. Это болезненные уколы для общественного сознания, но они куда менее опасны для возрождения силы нашей страны, чем те объятия, которые раскрыл Запад перед нами в начале 90-х годов.

Психологическое давление — это нормальное состояние для отношений между государствами. Всякий старается добиться своих целей и использует для этого все возможности, которые на данный момент кажутся приемлемыми.

А у нас, между тем, осталась масса мифов в общественном сознании. Почему-то нам до сих пор кажется, что кто-то должен к нам относится хорошо за просто так. Довольно забавно было наблюдать в 90-х годах, как многие русские ждали, что воссоединение с бывшими республиками СССР произойдет со дня на день. Что стоит только вернуться к власти коммунистам во главе с Зюгановым, и все вновь возвратится на круги своя.

Давно нужно понять, что народы мира ценят свою независимость (или иллюзию независимости) превыше всего. Ну, пришел бы Зюганов к власти в 1996 году. И что? Присоединился бы, допустим, Лукашенко с Белоруссией к России? Да не было бы этого. Лукашенко нашел бы тысячу причин, чтобы оставаться независимым.

Для того, чтобы произошло воссоединение независимых государств в единое государство, нужны какие-то экстраординарные обстоятельства. Такие вещи происходят обычно в условиях прямого или косвенного военного насилия.

Многих вводит в заблуждение та легкость, с какой образовались в свое время Российская империя и СССР. Но надо понимать принципиальную разницу тех времен и обстоятельств с нынешними. К Российской империи присоединялись страны и народы, для которых стоял выбор: с Россией или с Турцией, с Россией или Ираном, с Россией или с католической Польшей, которая залила земли православных кровью. Выбирали более цивилизованную и миролюбивую Россию. А сегодня, давайте же признаемся себе откровенно, перед народами бывшего СССР стоит вопрос: или с Россией или с более «цивилизованными» странами НАТО.

Модель неоколониализма, разработанная США и их союзниками для стран Восточной Европы и стран СНГ, кажется элитам этих стран более предпочтительной, чем дружба с Россией. Но даже в этих условиях страны, которые могут балансировать на противоречиях между США и Россией, и тем самым сохранять хоть какую-то свободу, будут продолжать это делать до последнего. Для них Ельцин, с подсказки Запада, предложил идеальный вариант. Они пользуются нашими дешевыми энергоресурсами, нашим рынком для сбыта своей продукции, но при этом строят западную демократию.

Когда же обстоятельства поджимают и приходится делать реальный выбор, то делается он не в пользу России. Наша страна слишком экономически слаба до сих пор и не надежна политически, чтобы лидеры СНГ могли целиком сделать ставку на нее.

И при этом есть страх возвращения «русского империализма». А кому охота делегировать свое право на благоденствие Москве? Американцы пока еще кажутся более покладистыми ребятами.

Так что же — у нас вообще нет шансов на триумфальное возрождение нашей гегемонии, хотя бы в масштабах прежней Российской империи? На данный момент такие шансы отсутствуют. И с этим надо смириться. Но это вовсе не означает, что не следует бороться за свои интересы: «Земля вертится» — сказал один из польских офицеров, присутствовавший при подписании акта о капитуляции Польши перед Германией в 1939 году. И что земля действительно вертится и все меняется, немцы наверняка вспомнили в мае 1945 года.

На нас работают, в числе прочего, и те стереотипы, которые выработались у элит бывших республик СССР. Вот что сказал на днях в Киеве американский эксперт, директор российских и азиатских программ Вашингтонского Института мировой безопасности Николай Злобин: «Я только что вернулся из Грузии. Одной из наиболее серьёзно обговариваемых тем с лидерами Грузии была следующая: они мне говорят, «смотрите, мы уже столько сделали для США, а ещё ничего не получили в ответ. Я им всё время отвечал — если вы это делали для США, то молодцы, Вашингтон вам скажет спасибо, но, конечно же, ничего платить не будет, это естественно. Лучше бы вы что-то делали в своих интересах, и вы бы выиграли так».

Если дисциплинированные эстонцы и латыши (но не литовцы) всегда будут стоять перед Вашингтоном по стойке смирно, то с остальными элитами у американцев рано или поздно неизбежно возникнут проблемы.

И главная из них тот вопрос, который американцам уже робко задают: «Мы вам служим, а вы почему-то до сих пор не сделали нас богатыми». Бывшие советские элиты привыкли к тому, что их народы жили не хуже, а в чем-то лучше, чем русские. И они ждут от американцев и НАТО такого же к себе внимания. Грузины же уверены, что они вполне достойны жить так же хорошо, как живут американцы. Но у американцев другой подход к вопросу. Они никогда не стремились искусственно поднимать уровень жизни тех народов, чьи правители им служили. Это хорошо видно на примерах проамериканских режимов в той же Латинской Америке.

И в этом случае, при условии, что Россия станет богатой и сильной, в один прекрасный момент мы начнем «перекупать» братские республики обратно, если они тогда будут нужны, конечно.

Есть и еще одна сторона вопроса — психологическая. В 90-е годы мне пришлось несколько раз сталкиваться с преподавателями из США и Европы, с западными лекторами, журналистами. Это очень надменная публика. Их прямо распирало оттого, что они теперь могут поучать этих русских, которых еще несколько лет назад они уважали и смертельно боялись. Не верится, что на Украине или в Грузии американцы другие. И вот это положение, когда все учат и учат, а денег, сколько надо, не дают, думаю, приведет к разочарованию в западных ценностях.

Что же касается психологической борьбы с США и Европой, то тут все обстоит значительно хуже.

Наша контрпропаганда, основанная на положениях, что у вас-то тоже не очень хорошо с правами человека и прочими фундаментальными ценностями, нужна, но малоэффективна… И те деньги, которые вроде бы тратятся или должны тратиться на улучшение имиджа России в мире, тоже вещь необходимая, но не очень эффективная. Дело не в том, что у нас плохо с правами человека, а на Западе хорошо, а в том, что русские будут последними, чьим мнением по этому поводу станет интересоваться западная публика. Другое дело — западные политики, им эту информацию о нарушении прав человека в их странах следует «подкладывать под нос» регулярно.

Положение России усложняет и то, что Запад сейчас выступает единым фронтом. И надо честно себе признаться в том, что это вовсе не случайность. Вот скажем, что писал Гитлер по поводу этого единства. Он утверждал, что Первой мировой войны можно было бы избежать, если бы Германия договорилась с Англией: «Приняв решение раздобыть новые земли в Европе, мы могли их получить в общем и целом только за счет России. В этом случае мы должны были двинуться по той же дороге, по которой некогда шли рыцари наших орденов. Для такой политики мы могли найти только одного союзника в Европе: Англию». Разве мы не видим сейчас, что страны Европы хотят поживиться за счет энергетических ресурсов России так же, как их недалекие предки хотели поживиться нашими землями?

Александр Горбунов на сайте «Столетие» уже поднимал тему о том, что белому человеку на Западе приходится психологически несладко. А новоявленные русские расисты вовсю дружат с расистами западными, откуда и черпают, кстати сказать, свои идеи. Но рассчитывать на то, что Россия станет неким оплотом для всех белых людей и объединит вокруг себя всю белую расу, могут только очень молодые и очень наивные люди. Если даже допустить теоретическую возможность того, что белые националисты придут к власти в США и в других странах Европы, то друзьями России они не станут. Мы уже, кстати, с тем же Гитлером это проходили.

Россия силой обстоятельств обречена на абсолютное одиночество. Это нужно понять и принять. Бог нас, словно глупых, подталкивает к тому, чтобы мы искали опору не во внешних силах, а внутри страны. Русские никак не могут найти объединяющую идею, а история делает такой поворот, что враждебный и агрессивный по отношению к нам внешний мир просто загоняет нас в угол, и нам ничего не остается, как только стать едиными и сильными.

И в этом смысле история повторяется. Внешний фактор для России был определяющим, как ни для какой другой страны. Исключение составляет современный Китай. Его тоже стали терзать мировые державы, от него тоже требовали капитуляции и отдачу всех ресурсов, но в итоге это привело в Китае к власти тех, кто смог начать борьбу с коррупцией, разъедавшей эту страну. И тех, кто смог сделать ставку на национализм плюс модернизацию.

Но разница между нами и китайцами существенная. Китайцы вполне самодостаточны, мы же со времен Петра I нацелены на то, чтобы все рубить и рубить «окна». Куда мы их только не рубили… Но нам сейчас говорят со всех сторон: «Да не нужны вы нам!» — и стараются наглухо забить все эти окна, не говоря уж про двери. Мы им не нужны, но ресурсы наши им нужны. И территория наша нужна. Уже сейчас на Западе обсуждению не подлежит вопрос: куда переселять народы мира в случае потепления? К нам, разумеется…

Если серьезно, то все наши попытки подружиться с цивилизованным миром и как-то им понравится, не удались. Русские чувствуют это сейчас очень хорошо. И значит — психология нашего народа, настроенного на признание нас за рубежом, как на главную цель, меняется. Что полезно для нашего выживания и грядущих успехов на международной арене.

http://stoletie.ru/russiaiworld/70 208 144 228.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru