Русская линия
Агентство национальных новостей26.11.2005 

Туркменбаши ужесточает контроль за деятельностью РПЦ

Наличие у православия статуса официальной религии в Туркменистане не мешает Ниязову и его спецслужбам притеснять православную общину, считают британские исследователи.

Как сообщил лондонский Институт по освещению войны и мира (IWPR), несмотря на то, что в Туркменистане православие, наряду с исламом, является официальной религией, на сегодняшний день у православных, составляющих примерно 9% населения Туркменистана (всего в стране проживает 4,5 млн. чел.), нет возможности выписывать религиозную литературу, получать православное образование. В каждом приходе во время церковных обрядов присутствуют сотрудники туркменских спецслужб, которые наблюдают за прихожанами.

Амангозель два года назад приняла православие, но побаивается ходить в церковь после того, как ее подругу туркменские спецслужбы выследили в православном храме и пригласили на «профилактическую беседу». По ее словам, после «лекции» о том, что истинные туркмены всегда были правоверными мусульманами, и что принятие христианства может расцениваться как своего рода предательство, ей «настоятельно рекомендовали» отказаться от христианства и вернуться к Аллаху.

Общеизвестно, что в Туркменистане не осталось такой сферы деятельности, на которую не обратил бы свое самое пристальное внимание Туркменбаши. Не обошел он своим вниманием и русскую православную общину.

Русская Православная Церковь в Туркмении имеет государственную регистрацию, а высшее духовное лицо РПЦ в Туркменистане — секретарь Митрополита Ташкентского и Среднеазиатского, протоиерей Андрей Сапунов — по совместительству также является заместителем председателя Совета по делам религий Туркменистана, то есть фактически — туркменским государственным чиновником. Несмотря на это, политика властей по отношению к православным оставляет желать лучшего.

После внесения изменений и дополнений в Закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях» в ноябре 2003 года верующие потеряли надежду на улучшение ситуации. Ввоз религиозной литературы в страну оказался под запретом, а православным священником может быть лишь гражданин Туркменистана, имеющий диплом соответствующего учебного заведения, выданный на территории Туркменистана.

«Даже в советское время, когда религия не „приветствовалась“, мы не ощущали такого давления и ущемления своих прав. Новые изменения по своей жесткости превосходят аналоги советского времени», — говорит Иван Петрович — прихожанин Никольской церкви в Ашхабаде.

При некоторых приходах функционируют воскресные школы, которые остаются последними островками негосударственного религиозного образования. Однако численность обучающихся в них детей вряд ли превышает сотню на всю страну.

«Для открытия большего количества воскресных школ нужны финансовые вложения. А материальное положение приходов в Туркменистане критическое, почти треть из них не в состоянии содержать даже своего настоятеля», — говорит Анастасия — преподаватель «Слова Божьего» в Церкви Св. Александра Невского в Ашхабаде.

В настоящее время в Туркменистане зарегистрировано 12 приходов РПЦ, объединенных в три благочиния и являющихся частью Ташкентской и Среднеазиатской епархии Русской Православной Церкви.

В мае 2005 года президент Туркменистана Сапармурат Ниязов обратился к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II с неожиданным предложением подчинить приходы, расположенные на территории его страны, непосредственно Патриарху. Подоплекой такого обращения может являться нежелание Туркменбаши хоть в какой-то сфере подчиняться Ташкенту.

«Туркменская Русская Православная Церковь уже давно стала „марионеточной церковью“.

Высшее духовное лицо православной церкви является туркменским представителем государственной власти, следующим „мудрой и дальновидной“ политике Туркменбаши», — говорит член русской православной общины в Туркменистане.

Заискивание Туркменбаши перед русским Патриархом — явное лицемерие, учитывая его отношение к Православной Церкви.

Например, Ниязов отказал в визе уже нескольким российским священникам, желающим служить в Туркменистане, и заставил ряд делегаций Московской Патриархии, направлявшихся в Туркменистан, сократить число делегатов. Сам Алексий, который не раз посещал свои приходы в Центральной Азии и Закавказье, пока так и не дождался от Туркменбаши приглашения посетить Туркменистан.

Несмотря на приглашения Московской Патриархии, представители мусульманской и православной религий из Туркменистана не смогли принять участие в инаугурационном заседании Межрелигиозного совета стран СНГ. В конце прошлого — начале нынешнего года, когда по странам СНГ возили прах двоих православных мучеников советской поры, вопрос о заезде в Туркменистан даже не обсуждался.

Патриарх Алексий не принял предложение Ниязова подчинить туркменские приходы непосредственно Москве, но, видимо, не желая осложнять и без того нерадостное положение братьев по вере в Туркменистане, ответил Туркменбаши в дипломатичной, даже несколько подобострастной манере, выразив ему «искреннюю благодарность за внимание к нуждам православных приходов, расположенных на территории Туркменистана».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru