Русская линия
Нескучный садСвященник Георгий Максимов07.02.2007 

Верность Церкви

Представьте, что вас изгоняют из вашего монастыря. Полиция бульдозерами рушит ваш храм. Вас увольняют с работы, арестовывают и бросают в тюрьму без суда и следствия, вас избивают — и все лишь из-за вашей верности Православию!

Это не воспоминание о гонениях в СССР, а события, происходящие сейчас, в наше время. Есть целая страна, где гонения на Православие — официальная государственная политика. Эта страна — Македония. О ситуации в Македонии рассказывает религиовед, преподаватель Московской духовной семинарии и Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Юрий МАКСИМОВ.

Справка

Известно, что раскол — один из способов ослабления Церкви. Им пользовались и в большевистской России, поддерживая борьбу обновленцев против православных, им воспользовались и коммунисты СФРЮ. При их непосредственном участии еще в 1967 году Охридский архиепископ Досифей, чья епархия находилась под юрисдикцией Сербского Патриархата, самочинно провозгласил автокефалию. Так самопровозглашенная Македонская Православная Церковь ушла в раскол, на долгие десятилетия прервав общение со всем православным миром (ее автокефалия не признана ни одной из Поместных Церквей).

Раскол появляется тогда, когда кто-то ставит различие во второстепенных вещах, таких как национальность, соблюдение особенностей в обрядах, и т. п., выше единства во Христе. Раскол — это тягчайший грех и огромная духовная трагедия.

После падения коммунистического режима и отделения Македонии от Югославии появилось движение к преодолению пагубного разделения. Но лишь один архиерей МПЦ — митрополит Велесский и Повардарский Иоанн (Йован) в 2002 году откликнулся на приглашение Сербского патриарха и вернулся из раскола, придя к единству с Вселенским Православием. Владыка Иоанн стал законным главой Охридской архиепископии, где появились вскоре еще два епископа, началось активное возвращение из раскола. Одновременно начались гонения на каноническую Церковь со стороны македонского государства, продолжающиеся по сей день.

Путь из раскола

Утром 11 января 2004 года, прямо во время богослужения полиция ворвалась в храм, арестовала архиепископа Иоанна и сослужащих ему игуменов. Владыка Иоанн до сих пор в тюрьме, несмотря на то что освободить его просит весь православный мир.

Зато пока на свободе игумен Давид (Нинов) — один из пострадавших тогда вместе с архиепископом. Как человек, выросший в расколе, пришел к мысли о необходимости перейти в каноническую Церковь и нашел в себе силы идти по избранному пути, невзирая на угрозы? Об этом рассказывает отец Давид: «Я принял монашеский постриг в 1996 году. В 1999 году Богородица открыла нам путь на Афон, и мы с друзьями прибыли в монастырь Симонопетра. Нас принимали там с большой любовью, но не допускали до причастия и совместных служб — по причине раскола. И вот тогда мы очень ярко и болезненно поняли всю трагичность нашего положения.

Уже в то время мы хотели выйти из раскола, но тогда еще продолжались переговоры Македонской и Сербской Церквей, и святогорцы посоветовали подождать их результата. Результатом стало присоединение владыки Иоанна к каноническому единству с СПЦ, и святогорцы благословили нас вступить в общение с владыкой Иоанном».

«К гонениям мы и сами не были готовы, — продолжает вспоминать отец Давид. — Никто не ждал ничего дурного, когда 11 января 2004 года мы приехали к архиепископу Иоанну служить первую литургию в канонической Церкви — двенадцать монахов и монахинь, представители четырех монастырей. С какой радостью мы начинали эту службу!»

Во время пения Херувимской в двери храма сильно застучали. Когда их открыли, в храм ворвались полицейские. Они вошли в алтарь и потребовали прекратить литургию. Тогда владыка Иоанн ответил: «Если вы хотите прервать литургию, вам придется убить нас». Полицейские отступили: решили подождать окончания службы. А после службы без объяснения причин священнослужителей арестовали и затолкали в тюремные машины. «Внутри было темно, мы не знали, куда нас везут, — рассказывает отец Давид. — Привезли в участок, там нас держали в одной комнате тридцать часов без еды и питья, без кровати. Пока владыку и нас, игуменов, держали в тюрьме, полиция выгоняла монахов из наших монастырей, и когда наконец нас выпустили на улицу, оказалось, что нам некуда возвращаться. Нас выселили без суда, без закона, без срока, хотя по документам мы были прописаны там как в наших домах. К счастью, нам помогли выжить — наши родные и просто верующие люди».

После того как монахи были изгнаны из своих монастырей, а церкви, построенные ими, были разрушены, они были вынуждены служить на квартирах или в частных загородных домах, маскируя их под обычные строения.

«Думаю, в том, что с нами случилось, есть промысел. В двадцатом веке Церковь везде страдала от коммунизма — и только у нас в Македонии не было вообще никаких гонений: ведь МПЦ была создана самими коммунистами. Значит, теперь пришла наша очередь пострадать», — заключает отец Давид.

По плодам их узнаете их

Путешествуя по Македонии, я наблюдал немало печальных картин. Коммунисты здесь не подвергали гонениям МПЦ, все храмы и монастыри были официально переданы раскольникам. И те сделали немыслимое — стали распродавать древнейшие храмы и монастыри либо сдавать их в аренду.

Своими глазами я видел монастырь Св. Пантелеймона XII века в горном Нерези, который превращен в отель и ресторан. В монастырском храме никогда не служат литургии, правда, за специальную плату и по заказу здесь можно обвенчаться.

В Кафедральном соборе Св. Софии в Охриде — концертный зал. В церкви Св. Спаса — главном храме Скопье — музей. Церковь Св. Георгия, построенная до Второй мировой войны сербами и русскими, переделана в магазин.

Даже главную святыню Македонии — монастырь Св. Наума Охридского, в котором почивают и мощи его основателя, самого знаменитого подвижника этих мест, -раскольники десять лет назад превратили в гостиницу. Это примерно то же самое, как если бы Русская Церковь превратила Троице-Сергиеву лавру в светскую гостиницу для туристов. Когда стало известно об этом решении МПЦ, многие верующие Македонии возмутились и перешли в каноническую Церковь. Хотя многим из них это стоило настоящих гонений.

Хулиганы и старушки

«Во многом Охридская архиепископия возникла как реакция на общий кризис МПЦ», — говорит приходской священник из Скопье отец Борьян Витанов. За возвращение к единству с канонической Церковью батюшка был изгнан из своего храма, отчислен с богословского факультета университета им. св. Климента Охридского, не раз подвергался нападениям. Сейчас он служит на квартире, так как на постройку церкви не хватает денег. Да если бы и хватало — закон все равно не позволит: вышедшим из раскола македонским православным до сих пор отказывают в регистрации. «Но мы не отчаиваемся, мы даже рады такому положению, — улыбается отец Борьян, — потому что мы надеемся не на правительство, которое меняется, но на Бога, Который неизменен. Как сказал святой Николай Сербский, мы не ждем хороших времен, мы ждем Христа».

Бывает, в двухкомнатную квартиру отца Борьяна на литургию приходит 120 человек, и это еще не все, кто хотел бы прийти. Паству приходится делить на группы, посещающие богослужения посменно. Но и эти квартирные храмы полиция может в любой момент раскрыть. «Вот почему нам все же важна регистрация — чтобы можно было построить церковь и ее не стали бы разрушать, как случилось с церковью Св. Нектария Эгинского, где я служил раньше. Когда мы открыли эту церковь, ее стали посещать многие люди, никогда прежде не ходившие в храм, а здесь они начали воцерковляться».

Семь раз церковь отца Борьяна грабили. Батюшка звонил в полицию, но полицейские никак не реагировали. Однажды несколько хулиганов подкараулили священников, когда те выходили из храма, напали на них и стали избивать. Только заступничество выскочивших на шум жителей улицы спасло батюшек. Но несколько дней спустя, приехав служить литургию, отец Борьян увидел, что вся церковь разгромлена, все украдено. «Когда мы с горечью осматривали этот погром, на улице собралась толпа, человек семьдесят, организованная местным раскольническим священником. В этой толпе не было ни одного человека с нашей улицы, все незнакомые. Они перегородили улицу и стояли молча, ничего не говорили. Я стал звонить в полицию, но, как всегда, безрезультатно. А народу собиралось все больше. Бывшие с нами прихожане испугались и просили, чтобы я сел в машину и уехал отсюда. Но из-за толпы не было никакой возможности пробиться сквозь оцепление. Наконец, приехала одна машина с несколькими полицейскими, но их было совсем мало, и было ясно, что они не смогут остановить такую толпу. А толпа уже не молчала, люди кричали, кощунствовали, оскорбляли Богородицу, нас называли сербами, греками, шпионами, многие были нетрезвыми. Вдруг я вижу, что один из полицейских начал приветливо здороваться с людьми из толпы и сказал: „Давайте перевернем машину и сожжем их, а потом дадим показания, что нас, полицейских, было мало и мы ничего не могли сделать против такой толпы“. В этот момент, сказать по правде, и я испугался. И вдруг, когда толпа уже готовилась пойти на нас, из толпы вышла старушка, совсем неизвестная, она подошла к машине, повернулась лицом к толпе, погрозила ей пальцем и громко сказала: „Это — православный священник, и если вы что-то с ним сделаете, Господь вас накажет!“ После этих слов вся толпа смутилась и словно онемела, и тишина была секунд десять, а потом они начали ругать и оскорблять эту женщину, и сразу же после этого приехало много полиции с автоматами, выстроили кордон вокруг нас и защитили в тот раз».

Многие из прихожан отца потеряли работу из-за верности Охридской архиепископии. Кто-то даже претерпел гонение от собственных родных. Так, была одна семья, где отец и сын — протестанты, а мать и дочь ходили в МПЦ. И когда владыка Иоанн воссоединился с Сербской Православной Церковью, сын и дочь пришли в Охридскую архиепископию, а родители из-за этого выгнали дочь из дома. Поначалу приют ей предоставил отец Борьян, а потом ее приютил брат, у которого есть своя квартира. Отец другой девушки избивал ее за то, что она вернулась в каноническую Церковь, теперь она тоже живет отдельно.

«Много и чудесных событий происходит, — рассказывает отец Борьян. — Например, когда в нашей церкви украли несколько икон, через два дня некоторые из них сами вернулись на свои места. Помню, однажды из-за нашего с супругой маловерия мы стали отчаиваться, так как после изгнания из храма мы совсем не имели средств к существованию и не было финансирования в Охридской архиепископии. И вдруг перед началом литургии пришла старушка, которую я видел первый и последний раз в жизни, и дала пожертвование в 18 тысяч динаров (250 евро), только чтобы я поминал ее на проскомидии. Я отказывался брать, ибо это очень большие деньги для Македонии, но она убедила меня взять их как послушание Христу. Так Господь через эту женщину мгновенно разрешил наши тогдашние материальные затруднения, а после уже стали приходить люди, верные канонической Церкви, и в нужду мы больше не впадали. Но самое большое чудо, на мой взгляд, — то, что, несмотря на гонения, к нам приходит все больше верующих».

Катакомбы XXI века

В Скопье мне довелось молиться на литургии, которую служил отец Борьян. Всего в городе литургия канонической Церкви совершается в четырех местах, два из них — квартирные храмы, а еще два — церкви, замаскированные под дачные строения. Приходы Охридской архиепископии есть и в других городах — Битоле, Штипе, Прилепе, Охриде и Куманово. Действуют пять монастырей — два мужских и три женских. Все они расположены на частных загородных домах — Православная Церковь здесь действительно существует в катакомбных условиях.

Храм расположен в небольшой квартире, снимаемой о. Борьяном с супругой. Там устроен алтарь, но таким образом, чтобы, если понадобится, в течение пяти минут все можно было бы замаскировать под обычную квартиру — ведь хозяин жилья не знает о том, для каких нужд оно используется.

В другой день мы поехали в село Лагово, что рядом с городом Прилеп, в двух часах езды от Скопье. Здесь разместилась братия, изгнанная из древнего монастыря Трескавец.

«Многие наши верующие получили возможность исповедовать веру в Бога», — рассказывает настоятель обители архимандрит Софроний. — Когда они подписали здесь в Прилепе петицию к власти с просьбой зарегистрировать Охридскую архиепископию, список подписантов сразу же попал к раскольникам, которые стали ходить по домам с угрозами, чтобы принудить людей отказаться от своих подписей. Особо тяжкие искушения настали, когда власти узнали, что мы получили как пожертвование разваленное здание, где никто не жил больше тридцати лет, и что мы намерены туда переселиться. Хозяина дома Ристе Ристевского арестовали и три дня держали в тюрьме, угрожая и требуя, чтобы он отказался от своего решения, но он остался тверд. Чтобы никого не провоцировать, мы въехали сюда ночью, тайно. Много было давлений и от соседей, и от государства, чиновники препятствовали в том, чтобы получить здесь прописку, а соседи — в том, чтобы подвести электричество и водопровод. Но с большим терпением и помощью Божией мы это выдержали, и теперь стало полегче, уже нет такого давления, что прежде".

Немало довелось мне общаться и с простыми верующими Охридской архиепископии. Некоторых из них Господь сохранил от преследований, но другие также испили горькую чашу. А их предстоятель — владыка Иоанн — продолжает безвинно отбывать заключение в тюрьме Идризово неподалеку от Скопье.

Такой пример стояния в вере и жертвенной любви ко Христу — урок для всех нас. Мы знаем, что Русская Церковь — Церковь новомучеников и исповедников, выжившая благодаря их подвигу. Но про себя самих можем ли мы сказать, что готовы хотя бы в сотой части на такой же шаг? Можем ли эту готовность выразить в сострадании и молитвенной поддержке нашим гонимым отцам, братьям и сестрам в Македонии?

Просьба о помощи

Верующие Охридской архиепископии очень любят Русскую Православную Церковь, почитают наших святых. Многие из них мечтают посетить Россию. И если бы кто-то мог оказать помощь в организации паломнической поездки по нашим святыням, то это было бы большой духовной поддержкой и утешением для наших македонских братьев и сестер. В помощи также нуждаются и монахини Успенского женского монастыря. Они пишут иконы, делают мозаику, шьют богослужебные облачения очень высокого качества. После их перехода в каноническое Православие и изгнания из монастыря количество заказов резко сократилось. С работами матушек можно познакомиться на сайте kolivart.com

Хроника событий с сайта Сербского подворья в Москве

30.09.2005

Главе Охридской архиепископии высокопреосвященному Иоанну (Вранишковскому) предъявлено второе за последние десять дней обвинение.

На этот раз речь идет о незаконном присвоении 600 тыс. евро в Пелагонийско-Преспанской, Брегалничской и Повардарской епархиях не признанной в рпавославном мире Македонской Церкви. Ранее ему было предъявлено обвинение в растрате денежных средств в размере до 200 тыс. евро, передает «Интерфакс».

На днях владыка Иоанн должен предстать перед судом в македонском городе Велесе. Ровно неделю назад здесь же он был приговорен к двум годам тюремного заключения за «растрату 57 тыс. евро», пожертвованных в 2001 году нынешним мэром Скопье Трифуном Костовским на реставрацию соборной церкви святого Пантелеимона, сообщает агентство «Макфакс».

На тот момент он уже был приговорен к 30 месяцам заключения за «возбуждение национальной и религиозной розни и вражды» и помещен в тюрьму «Идризово» близ Скопье. С учетом всех вынесенных ранее приговоров архиепископу Иоанну предстоит провести в тюрьме в общей сложности 4,5 года.

ЯНВАРЬ 2006

СКОПЬЕ. Архиепископ Йован (Вранишковский), глава созданной в прошлом году Охридской Архиепископии — структуры Сербской Православной Церкви в Республике Македонии, не получил разрешения покинуть на сутки тюрьму «Идризово» для участия в Рождественском богослужении.

Более того, тюремная администрация отказала священнослужителям Охридской Архиепископии в разрешении на посещение своего архиерея для преподания ему Святого Причастия.

В сообщении не признанной македонским государством Охридской Архиепископии, опубликованном в воскресенье 8 января, «граничащие с безбожием» действия властей характеризуются как «варварство» и нарушение «права на свободу вероисповедания», которое распространяется и на заключенных.

В сообщении подчеркнуто, что «новейшие методы мучения и насилия над совестью», осуществляемые по отношению к архиепископу Йовану, несовместимы с намерением руководства Македонии вступить в Евросоюз.

Владыка Йован (Вранишковский) уже шестой месяц отбывает наказание в тюрьме близ македонской столицы по приговору суда за «возбуждение национальной и религиозной розни и нетерпимости». В городе Велесе продолжается судебный процесс против Архиепископа, который был ранее объявлен лишенным сана Архиерейским синодом непризнанной в православном мире Македонской Православной Церкви по обвинению в присвоении церковного имущества в крупных размерах.

Очередное заседание суда назначено на 2 февраля.

Македонская Православная Церковь, провозгласившая в одностороннем порядке свою независимость от Сербской Церкви в 1967 году, находится по этой причине вне общения с другими Православными Церквами мира. Вместе с тем она поддерживается государственным руководством Македонии.

Перед Рождеством Архиепископ Йован (Вранишковский) выступил с «Окружным посланием», в котором выразил сожаление, что не может видеть лица своих верующих «с их глазами, полными слез, и окровавленными сердцами». В то же время Архиепископ заверил своих сторонников, что стены тюрьмы будут «постепенно разрушены их верой, растрескаются от их надежды и будут окончательно разрушены их любовью».

МАРТ 2006 — выпущен из тюрьмы после 8-месячного заключения

13.04.2006

Прихожане Сербской Православной Церкви, проживающие в Македонии, вынуждены сегодня сталкиваться с частыми препятствиями и прессингом со стороны официальных властей, отмечают наблюдатели.

Данные трудности, утверждает газета Christian Science Monitor, которую цитирует «Интерфакс», касаются как сербской интеллигенции в Скопье, так и духовенства СПЦ.

В частности, учителя-сербы подвергаются допросам полиции на предмет «распространения ими церковной пропаганды» среди учеников. Профессор местного университета Зоран Георгиев недавно был уволен с теологического факультета за посещения литургии в сербском храме.

Кроме того, несколько дней назад был ограблен дом священника Борьяна Витанова, перешедшего под омофор Святейшего Патриарха Сербского Павла из самопровозглашенной Македонской Православной Церкви. Аббревиатуры последней были написаны грабителями на стенах дома, где священник вынужден одновременно литургисать. Издание напоминает, что ранее, в июле прошлого года, о. Борьян был избит деревенской толпой.

В статье также приведены слова главы Охридской архиепископии (Сербская Православная Церковь) владыки Иоанна (Вранишковского), в прошлом месяце выпущенного из тюрьмы после восьми месяцев заключения за «разжигание национальной и религиозной нетерпимости».

Архиепископ Иоанн в очередной раз заявляет о том, что его арестовали исключительно по религиозным соображениям: «Македонские власти были бы счастливы, если бы им удалось сделать мое заключение исключительно внутренней проблемой страны. Так они смогли бы выдать за основание моего ареста какое-нибудь уголовное преступление, но никак не мои убеждения».

В начале апреля владыке были предъявлены новые обвинения в незаконной растрате церковных средств и пожертвований со стороны властей Македонии. В свою очередь архиепископ выдвигаемых против него обвинений не признает.

Сторонники архиепископа Иоанна каждое воскресенье собираются для участия в Божественной литургии на частной квартире в обстановке строгой секретности. По их словам, такая конспиративность обусловлена отсутствием религиозной свободы в Македонии.

29.06.2006

БЕЛГРАД. Архиепископ Охридский и Митрополит Скопский Йован (Вранишковский) принят на лечение в государственной больнице в Белграде. Об этом сообщает официальный сайт Охридской Архиепископии Сербской Православной Церкви. После освобождения из заключения в марте 2006 г. владыка Йован постоянно жаловался на проблемы со здоровьем. Как отмечает сайт, сложно доказать, стали ли причиной ухудшения состояния его здоровья плохие условия содержания в тюрьме, ведь, как известно, македонские тюрьмы абсолютно не изменились после падения коммунистического режима. Но, вне всякого сомнения, политические и судебные преследования, которые ежедневно претерпевает владыка Йован, могут послужить причиной ослабления и более крепкого организма.

АВГУСТ 2006

Глава Охридской архиепископии Сербской Православной Церкви владыка Иоанн (Вранишковский) на днях добровольно явился для отбывания наказания в тюрьму Идризово. Ему предстоит отбыть один год заключения по обвинению в утаивании церковных средств в бытность митрополитом Велесским в составе Македонской Православной Церкви (МПЦ), сообщает «Интерфакс».

Приговор суда был вынесен в марте этого года, но отсрочен в исполнении в связи с болезнью осужденного. Владыка Иоанн (Вранишковский) заявил, что 57 тыс. евро, которые были ранее переданы ему мэром Скопье Трифуном Костовским на ремонт соборного храма святого Пантелеимона, были уже внесены на депонент суда в Велесе вместе со 180 евро в качестве процентов Т. Костовскому за длительное хранение денег. Однако суд отказался на этом основании отменить обвинительный приговор.

«Усиливается террор, развязанный против своих граждан македонским правительством во взаимодействии с поддерживаемой государством раскольнической МПЦ», — говорится в заявлении, размещенном на сайте Охридской архиепископии. Авторы документа называют МПЦ «парасинагогой», действующей в союзе с «пережитками минувшей системы и пресловутым коррумпированным македонским судом».

Пресс-служба Сербской Православной Церкви назвала арест архиепископа Иоанна «страданием за единство Православной Церкви, которое на протяжении истории считалось самым великим подвигом и мученичеством».

09.10.2006

БЕЛГРАД. Собор Сербской Православной Церкви, прошедший в Белграде в начале октября, призвал власти Македонии выпустить из тюрьмы главу Охридской архиепископии Йована Вранишковского. «Собор призывает судебные власти Македонии повторно, не руководствуясь устными инструкциями «сверху», рассмотреть дело Архиепископа Йована, освободить его от незаслуженного тюремного наказания и узаконить деятельность Охридской Архиепископии (автономной структуры Сербской Православной Церкви в Македонии), — говорится в сообщении Сербской Церкви.

Владыка Йован в августе добровольно явился для отбывания наказания в тюрьму Идризово. Ему предстоит отбыть один год заключения по обвинению в утаивании церковных средств в бытность митрополитом Велесским в составе Македонской Православной Церкви.

Приговор суда был вынесен в марте этого года, но отсрочен в исполнении в связи с болезнью осужденного. Владыка Йван (Вранишковский) заявил, что 57 тыс. евро, которые были ранее переданы ему мэром Скопье Трифуном Костовским на ремонт соборного храма Святого Пантелеимона, были уже внесены на депонент суда в Велесе. Однако суд отказался на этом основании отменить обвинительный приговор.

http://www.nsad.ru/index.php?issue=13§ ion=10 014&article=572


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru