Русская линия
Столетие.Ru Анна Петросова06.02.2007 

Сокровища нации оптом
Как большевики продавали драгоценности Романовых

В истории не найти другой пример столь масштабной и циничной распродажи. В Европе русский императорский двор славился своей богатейшей ювелирной коллекцией. Большевикам досталось внушительное наследство. Но значительную часть его они просто разбазарили. О том, как сортировали драгоценности и определяли судьбу сокровищ мирового значения, сохранились интересные свидетельства, которые находятся в РГАСПИ (Российский государственный архив социально-политической истории).

Гохран

Первую попытку продать драгоценности Романовых большевики предприняли в мае 1918 года. Тогда в Нью-Йорке на таможне задержали двух приезжих с драгоценностями (стоимостью в 350 тысяч рублей), принадлежавшими дочери Александра III Ольге.

В следующем году в Москве состоялся учредительный конгресс III Коммунистического Интернационала. С этого времени агенты Коминтерна регулярно вывозили из Москвы золотые ювелирные изделия и драгоценные камни. У себя в странах они должны были их продать, а полученные деньги потратить на местные компартии и подпольную работу. Сначала контроль за агентами практически не осуществлялся, поэтому украдено было гораздо больше, нежели потрачено на подготовку мировой революции.

Дабы пресечь «беспредел», в феврале 1920 года «для централизации, хранения и учета всех принадлежащих РСФСР ценностей, состоящих из золота, платины, серебра в слитках и изделий без них, бриллиантов, цветных драгоценных камней и жемчуга» был создан Гохран. Голод, начавшийся летом 1921 года, заставил большевиков искать средства на закупку хлеба. К тому же следовало расплатиться с Польшей. Согласно Рижскому мирному договору 1921 года Польше отходили западные земли Украины и Белоруссии, помимо этого большевики обязались в годичный срок выплатить Польше 30 миллионов золотых рублей.

Тут и вспомнили о коронных драгоценностях, которые хранились в подвалах Оружейной палаы (они были вывезены сюда из столицы еще в начале Первой мировой войны, без описей, а в 1917 году к ним добавились драгоценности из «царских дворцов»). Коронные ценности было запрещено дарить, менять или продавать еще указом Петра I, изданным в 1719 году. В течение почти 200 лет царская сокровищница только пополнялась. Теперь указы самодержца никого не волновали. И Политбюро ЦК ВКП (б) наметило программу реализации так называемых «романовских» драгоценностей. Сначала большевики планировали лишь заложить сокровища, но в конечном итоге драгоценности решили распродавать за рубежом. Прежде чем заниматься сбытом, следовало рассортировать и оценить сокровища. А в Гохране специалистов не хватало. Еще в 1921 году обнаружили хищения, трех оценщиков расстреляли, многих посадили. Поэтому заместитель наркома финансов Краснощеков в Петрограде договорился с экспертами и ювелирами Фаберже, Францем, Котлером, Масеевым, Меховым, Уткиным, Боком. И те приступили к работе в Гохране. Начали с драгоценностей Романовых.

Ящики «бывшей царицы»

8 марта 1922 года в Оружейной Палате вскрыли ящики с имуществом «бывшей Царицы» (вдовствующей императрицы Марии Федоровны). Драгоценностями занимались две комиссии: первая в Оружейной палате разбирала сундуки и описывала вещи; вторая сортировала и оценивала их в Гохране.

«В теплых шубах с поднятыми воротниками идем мы по промерзшим помещениям Оружейной палаты, — вспоминал позже член комиссии академик Ферсман. — Вносят ящики, их пять, среди них тяжелый железный сундук, перевязанный, с большими сургучными печатями. Все цело. Опытный слесарь легко, без ключа открывает незатейливый, очень плохой замок. Внутри — в спешке завернутые в папиросную бумагу драгоценности бывшего русского двора. Леденеющими от холода руками вынимаем мы один сверкающий самоцвет за другим. Нигде нет описей, не видно никакого порядка».

Приглашенные на следующий день Котлер и Франц («ювелиры серьезные», как отметит Троцкий) заявили, что «если бы нашелся покупатель, который бы смог покупать эти ценности, как вещи, то оценка в 458 700 000 зол. руб.». И это помимо коронационных сокровищ, те лежали в отдельных двух ящиках и оценивались «в 7 с лишним миллионов рублей». Причем осматривались драгоценности очень быстро, в течение полутора часов и без детального определения качества камней. На вопрос озабоченных сбытом большевиков, сколько примерно будут стоить самоцветы, если их продавать как отдельный товар (опасались скандала в Европе, который мог возникнуть в связи с распродажей коронных драгоценностей) эксперты назвали сумму в 162 миллиона 625 тысяч золотых рублей.

Члены комиссии пришли в радостное изумление. Изумляться было чему. Поистине прекрасные драгоценности принадлежали дому Романовых… К примеру, колье бриллиантовое с сапфиром стоило 3 миллиона рублей, бриллиантовые подвески 5 миллионов. Суммы впечатляют. Особенно если учесть, сколько эти сокровища стоят сейчас. Так, пасхальное яйцо «Ландыши», которое в 1898 году Николай II подарил супруге, стоило 6700 рублей. А в 2003 году на аукционе «Сотби» его собирались выставить за 10−12 миллионов долларов.

В результате такого оптимистичной оценки сокровища быстренько (заметим, опять без составления описей) перевезли из Оружейной палаты в здание Гохрана в Настасьевский переулок. В ящиках из дворца Марии Федоровны, помимо драгоценностей вдовствующей императрицы, хранились редкостные произведения ювелирного искусства. Лишь отдельные вещи позже попали в советские музеи, а остальные по дешевке распродали иностранцам…

Полякам — лучшие бриллианты

К середине мая в Гохране сортировка и оценка драгоценностей короны, императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны была завершена. Вещи «бывшего Романовского дома» разделили на три категории, учитывая в первую очередь ценность камней и их подбор, художественность работы и историческое значение изделия. В первую категорию — неприкосновенный фонд — вошли 366 предметов, оцененные в 654 935 000 рублей, из них украшенные отборными бриллиантами и жемчугом коронационные регалии стоили 375 миллионов. Как докладывал Льву Троцкому заместитель особоуполномоченного СНК (Совет Народных Комиссаров) по учету и сосредоточению ценностей республики Георгий Базилевич, «при залоге этих вещей за границей гарантировано получение 300.000.000 рублей». Изделия второй категории, имевшие историческую и художественную ценность, оценили в 7 382 200 рублей; третьей категории («не имеющие особого значения) — в 285 524 рубля.

По окончании работы заместитель председателя Совнаркома и Совета Труда и Обороны Алексей Рыков поинтересовался у Фаберже и Ферсмана, можно ли реализовать коронационные ценности на заграничном рынке. Те ответили: возможно, хотя торопиться не следует. Но большевики торопились.

В 1922 году в Лондоне и Амстердаме изумруды из Гохрана продали под видом добытых на Урале. Через год в Амстердам привезли гохрановский жемчуг и бриллианты. И в дальнейшем большевики продолжали спокойно распродавать бриллианты и жемчуга из Гохрана, но уже в Париже.

Что же касается долга полякам, то и его погашать решили драгоценностями. Базилевич направил Троцкому докладную записку с грифом «Совершенно секретно», где представлял краткую спецификацию оценок ценностей бывшего «Романовского дома и ценностей, переданных Польше по Рижскому договору»:

«При подготовке ценностей для сдачи Польше были отобраны наилучшие бриллианты, жемчуг и цветные камни в запас. Эти ценности по своему качеству являются самым ходовым товаром. Помимо камней Гохраном отобраны для реализации изделия и золота: цепочки, кольца, портсигары, сумки и пр. на сумму 2.728.589 руб…».

Вывоз оптом

Апогеем работы экспертов Гохрана стало появление в 1925—1926 годах четырех выпусков иллюстрированного каталога «Алмазный фонд СССР». Издание было переведено на английский, французский и немецкий языки, с целью привлечения покупателей и распространялось в Европе.

В итоге не заставил себя ждать «ценитель искусства» Норманн Вейс. Он купил вещи из Алмазного фонда оптом, на вес — всего — 9,644 килограмма. Шедевры русского ювелирного искусства обошлись ему в пятьдесят тысяч фунтов стерлингов! В 1927 году оборотистый купец провел в Лондоне аукцион «Драгоценности государства Российского». С него «уплыли» брачная императорская корона, диадема из колосьев, драгоценности императрицы Екатерины II.

Пока в Лондоне продавали коронные драгоценности, заведующий Оружейной палатой Дмитрий Иванов (он также участвовал в каталогизации драгоценностей Романовых в 1922 году) умолял чиновников вернуть из Гохрана предметы музейного значения. Тщетно. В начале 1930 года стало известно о предстоящих изъятиях из музеев вещей для продажи за границей, а Иванов не выдержал — покончил жизнь самоубийством.

Показателен пример: когда в феврале 1933 года Оружейная палата была передана в подчинение комендатуре Кремля, отсюда «на основании словесного распоряжения» коменданта Петерсона были выданы три пасхальных яйца Фаберже. В 1932 году царские сокровища можно было купить в американских универмагах Арманда Хаммера. Позже он открыл антикварный магазин, в котором продавались пасхальные яйца, принадлежавшие императрицам, иконы в ювелирных окладах Николая II и Александры Федоровны, портсигар Фаберже, сделанный по заказу Марии Федоровны, ее записную книжку с монограммой и короной.

Из 773 предметов Алмазного фонда в 1920—1930-е годы было продано 569.

Вряд ли можно найти в истории пример столь стремительной и масштабной распродажи драгоценностей.

http://stoletie.ru/territoria/70 205 135 035.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru