Русская линия
Православие и современность Анна Бондарь05.02.2007 

Чужой боли не бывает

Эта история произошла много лет назад, когда о проблеме наркомании не принято было говорить открыто. Но и теперь эта тема не потеряла своей актуальности, так как число людей, оказавшихся во власти этого страшного недуга, не уменьшается, как и число их родных и близких, мучительно ищущих пути выхода из тупика.

Николай родился и вырос на Украине. Обычный паренек, он особо ничем не интересовался, способностей выдающихся тоже не демонстрировал. Окончив восьмилетку, пошел в техникум, но после зимней сессии его отчислили из-за неуспеваемости. Начал было учиться в ПТУ, да и там не заладилось. Родители, люди уже предпенсионного возраста, по поводу неудавшейся учебы сына не переживали: ничего, пойдет работать, без учебы тоже можно прожить. Однако трудоустраиваться парень не спешил, и когда пришло время, его призвали в армию. Хорошо, что во время службы ему удалось выучиться на водителя — после возвращения домой гражданская специальность могла пригодиться. Но самому зарабатывать на жизнь не хотелось, проще было жить на пенсию и зарплату матери — отца к тому времени не стало.

В первый раз наркотик Николаю предложил друг Валера. Николай согласился попробовать не задумываясь: и от приятеля отставать не хотелось, и перед знакомыми девушками было заманчиво в эдаком заграничном облике. За первым разом последовал второй, потом еще и еще. Николай и сам не заметил, как втянулся. Хотя умом понимал, что встал на опасный путь, несколько раз бросал, но снова брался за старое, да и окружение из своих сетей его уже не выпускало. Надо было уезжать, а куда?

В России жил с семьей старший брат Иван. Его жена Галина с ужасом понимала, кто теперь у нее в родственниках. Муж требовал от нее согласия на переезд брата к ним, при этом не объясняя, как они будут жить с двумя детьми и Николаем в малогабаритной двухкомнатной квартире на одну его зарплату.

Семейную жизнь сотрясали ссоры, казалось, развод неизбежен. Во всех своих бедах Галина винила Николая, люто ненавидя его в душе. Она даже посоветоваться ни с кем не могла — настолько постыдной казалась ей ситуация. Это много позже она поняла, что Николай действительно болен, и хотя болезнь эту он приобрел вследствие дурной привычки, ему нужна была помощь.

Нежеланный гость все-таки приехал к брату, но не насовсем — на несколько месяцев. Общаясь с ним, Галина вдруг почувствовала, что начала относиться к нему по-другому. Они все чаще откровенно разговаривали друг с другом, и оказалось, что эти беседы нужны были им обоим. Женщина впервые увидела, что перед ней глубоко несчастный и одинокий человек. Все чаще она стала замечать, какими теплыми и одновременно грустными становились глаза Николая при общении с племянниками. А как он был горд, когда Галина отправляла их вместе гулять! Казалось, надежней защиты для детей не существует. И брату он нередко говорил: «Береги свою семью, дорожи ею. Ты такой счастливый, что у тебя есть жена и дети. Мне этого испытать не суждено». Пока он жил с братом и его семьей, с порочным пристрастием было покончено. Через пару месяцев после возвращения на Украину кошмарная жизнь началась сначала.

В сознании Галины между тем многое менялось. Она поняла, что осуждать Николая нельзя, и хотела ему хоть как-то помочь. Молилась за него дома и подавала записки в храме, начала читать православную литературу. Во время одной из поездок в Москву побывала у мощей блаженной Матроны, и это сильно подействовало на нее. Она выстояла огромную очередь к образу святой, а усталости не было совсем. И когда прикоснулась к святыне, слезы сами покатились из глаз, а на душе стало радостно и спокойно. Галина купила в монастыре книгу о жизни праведной Матроны, икону святой и выслала Николаю на Украину.

Так Николай своими словами стал молиться перед образом блаженной Матроны, не расставался с книгой о ней ни на день. Особенно жадно вчитывался он в рассказы людей, по молитвам которых от пагубных пороков излечились либо они сами, либо их близкие. Наверное, в его душе тоже совершались благодатные перемены, потому что несколько месяцев спустя он сказал утром матери: «Мама, с сегодняшнего дня я колоться не буду». Это было 7 апреля — Благовещение. Видимо, в этот день он тоже получил благую весть.

Слово свое Николай сдержал, тягу к наркотикам как отрезало. Может, это кому-то покажется нереальным — мол, наркоман с таким большим стажем, но действительно свершилось чудо. Он выбросил шприцы, безжалостно сжег остатки зелья. Один год и восемь месяцев прожил он без наркотиков, но более чем десятилетний срок «на игле» не прошел бесследно. Здоровье было подорвано, и в декабре 2002 года в день великомученицы Варвары он умер.

Смерть Николая изменила Галину. Она до сих пор считает, что многое не успела сказать ему при жизни, не сумела раньше разглядеть его боль и страдание. Теперь другими глазами смотрит она на людей, подверженных недугам пьянства и наркомании. И часто вспоминает слова Николая, которые он сказал ей на прощание: «Будь другом своим сыновьям, не ругай понапрасну, сумей выслушать их и понять, чтобы они никогда не прошли через те муки, которые достались мне».

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/03person/20 070 205.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru