Русская линия
Комсомольская правда Андрей Седов,
Станислав Белковский
28.09.2005 

Станислав Белковский: У Путина семь преемников
Известный политолог рассказал «КП», кого в Кремле готовят в будущие Президенты России

Директор Института национальной стратегии Станислав Белковский слывет знатоком политических интриг. За полгода до ареста Ходорковского он «случайно» выдал скандальный доклад о заговоре олигархов. А прошлой осенью в Киеве консультировал штаб Ющенко и Тимошенко.

Перемыть кости преемникам Путина Белковский пригласил меня в кафе неподалеку от Кремля. И, потягивая вишневый сок через соломинку, буднично так огорошил:

— А ведь Путин еще весной абсолютно точно решил — на 3-й срок не идти.

— Как еще весной? — искренне огорчился я. — Он ведь только что выдал народу обещаний на 100 миллиардов рублей. Разве это не начало кампании по переизбранию?

— Просто Путину важно, чтобы страна не верила в его уход. Он не хочет получить прозвище всех уходящих президентов — «хромая утка».

— Тогда зачем он на прошлой неделе в Америке объявил на весь мир, что переизбираться не будет?

— Американцы его вынудили. — Белковский с досады даже булькнул соком. — А Путин такой человек — если обещает, старается слово держать.

— Но он же и после 2008-го может остаться, скажем, председателем правительства?

— Возможно, он станет президентом международной федерации дзюдо или замом генерального секретаря ООН. Но только не российским чиновником. Он устал от этого бремени российской власти. Ведь без него сегодня не могут ни провести учения на флоте, ни выплатить зарплату врачам. Отремонтировать Большой театр уже не могут! Усталость при таком режиме гарантирована. К тому же Путину важно уйти, пока в стране не стряслись какие-то катаклизмы. — Тут Белковский оторвался от сока и прищурился в сторону Кремля, куда закатывалось солнце. — Мне кажется, Путин очень хочет войти в историю как президент, при котором в России ничего не рухнуло.

— Но он сам как-то оговорился, что может вернуться через 4 года? — вцепился я в последнюю надежду.

— Не думаю, — отрезал Белковский. — Путин не любит власть. Он в 1999-м дважды отказывался, когда Ельцин звал его в преемники. Вряд ли кто-то из преемников самого Путина сможет так же взять и отказаться.

— И они уже известны?

— Их семеро. Вернее, 6+1. С шестерыми Путин, насколько я знаю, уже поговорил на эту тему. Седьмого известили другие люди в Кремле.

— По каким же качествам Путин их подбирал?

— Первое — он доверяет им лично. Второе — они хоть как-то избираемы. И в-третьих — им интересно заниматься страной, а не только личными коммерческими вопросами.

Удовлетворенный ответом, я плюхнул кубик сахара себе в кофе. Но для порядка спросил:

— А разве Путину не плевать, чем займется его преемник, если сам он уедет из России?

— Думаю, не плевать. Иначе как следующий президент сможет гарантировать Путину безопасность, если после его ухода в стране все развалится?

— Кто же эти счастливчики? Огласите список, пожалуйста.

— Начнем с председателя Совета Федерации Сергея Миронова. — Белковский схватил мой блокнот и поставил в нем жирную «галочку». — Человек психологически удобный для Путина. Не имеет крупной собственности. Речь, конечно, не о квартире, машине и даче, а о заводах, газетах и пароходах. Миронов — не капиталист.

— И как он будет править?

— В сегодняшнем русле. С некоторым полевением в социальной политике.

— Когда Путин сделал ему предложение?

— Месяца 3 — 4 назад. Это стало хорошо известно в Кремле. И породило там панику. Например, люди, занимающиеся внутренней политикой, поспешили донести до президента, что выбрать Миронова ну никак невозможно.

— А кто за Миронова?

— Пока никто. Он не ведет больших аппаратных интриг. И этим Путину удобен.

— Хорошо. Кто следующий?

— Спикер Госдумы Борис Грызлов. — В блокноте появилась «галочка» еще жирнее. — По мнению кремлевских чиновников, человек более избираемый, чем Миронов. Но, насколько мне известно, меньше всех из списка хочет стать президентом.

— Это почему же?

— Грызлов лучше других понимает, какой хомут придется вешать себе на шею.

Тут и я с интересом прищурился на Кремль. Солнце все не закатывалось. Застряло оно там, что ли?

— И что будет при Грызлове?

— То же, что при Миронове. Но Грызлов глубже интегрирован в путинскую команду. Причем в оба ее крыла. Он дружен и с силовиками — сам был министром внутренних дел, и с теми, кто курирует в Кремле его «Единую Россию».

— Третьим номером у нас кто?

— Полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак. Это менеджер таранного типа. Мало спит, много работает. Путин доверяет Козаку как человеку, который не колеблется при выполнении его поручений. К тому же Путин понимает, что при Козаке Россия будет более либеральной страной, чем при остальных претендентах.

— Кто его поддерживает?

— Козак очень устраивает министров Кудрина и Грефа. Но не устраивает силовиков. Путин уже дважды собирался назначить Козака — сначала главой своей администрации после Волошина, потом — премьером после Касьянова. И оба раза силовики ложились у входа в кабинет президента с заявлениями об отставках: «Только через наши трупы».

— А другое крыло Кремля?

— Другое за Козака отчасти. Там вообще уверены, что следующим президентом должен стать национал-либерал с лозунгом «Родина и свобода».

— Рогозин, что ли? — поперхнулся я и пролил кофе на блокнот с тремя «галками».

— Нет. Рогозин национал-патриот, — невозмутимо перевернул страницу Белковский. — А вот губернатор Красноярского края Александр Хлопонин — другое дело.

— Как? И Хлопонину Путин намекнул о президентстве?..

— Именно намекнул.

— А он-то чем Путина «купил»?

— Хлопонин ориентирован на Запад. Состоятельный. При этом не тиран. Не устроит охоту на ведьм и передел заводов.

Плюс ко всему Хлопонин на фоне всех остальных смотрится свежо. Это важно. Преемник должен отличаться от самого Путина. Так же, как Путин-солдат отличался от Ельцина-медведя. На смену солдату по законам выборного жанра солдат не пройдет.

— А кто тогда Хлопонин?

— Он может сойти за «умного парня». Кстати, есть еще один губернатор-преемник. Краснодарец Александр Ткачев.

— Тот самый, что косу Тузла хотел у Украины отобрать?

— Вот видите, у него уже есть репутация. И в глазах народа очень даже выигрышная. — Белковский обвел «галку» Ткачева кружком. Получилось вроде мишени. — Ткачев — самый избираемый на сегодня из колоды Путина.

— Кто же его двигает?

— Силовики и влиятельный бизнесмен Олег Дерипаска.

— А либералы?

— Они от Ткачева в ужасе!

— Кого мы еще забыли?

— Ну, следующего забыть никак невозможно. Мимо такой фигуры не протиснешься. Это Генпрокурор Владимир Устинов. Идеальный кандидат с точки зрения кремлевских силовиков. Даже более удобный, чем Ткачев. Он связан с ними многим, в том числе с некоторыми — родственными узами.

— Когда Путин успел переговорить с Устиновым?

— Месяца полтора назад.

— А что будет с Россией при президенте-Генпрокуроре? — успел спросить я до того, как меня прервали колокола храма Христа Спасителя.

— Будет усиление православия. Устинов очень верующий человек, — хитро улыбнулся Белковский и разом прикончил свой сок.

— Кто же тот седьмой, с которым Путин еще не говорил?

— Это замгенпрокурора Владимир Колесников — человек еще более харизматичный, чем Устинов.

— Ну, насчет последнего вы, господин политолог, похоже хватанули. А впрочем, это весь список?

— Пока весь. — Белковский захлопнул блокнот и протянул его мне, как гранату без чеки. — Хотите верьте, хотите нет!

— И как претенденты теперь друг на друга смотрят?

— Их отношения всегда были не очень приятельскими. А теперь они еще и начнут собирать друг на друга компромат. Думаю, уже 2006 год станет началом мощной информационной войны между ними. Предчувствуя это, Козак уже объявил в прошлую пятницу, что в преемники не рвется.

— Кандидаты-то на самом деле хорошие. Но вот народ… - загрустил я. — Вдруг возьмет и не проголосует за них?

Белковский потребовал счет.

— Не грустите. Путину, возможно, будет легче договориться с победителем даже не из своей колоды, чем брать на себя ответственность за следующего правителя. Владимир Владимирович, конечно, будет за преемника агитировать, но вряд ли рискнет ради него собственной репутацией. Он слишком много кладет сил сегодня, чтобы позволить кому-то все это обесценить завтра.

Белковский замолчал и в суеверном ужасе уставился в счет. В нем значились 666 рублей…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru