Русская линия
Русский дом Наталья Кузнецова05.02.2007 

Не родись, мой сын, не родись!

Считается, что уговорить женщину сделать аборт, если она этого не хочет, практически невозможно. Если же сообщить, что ребёнок родится с патологией — шансы прерывания беременности увеличиваются многократно. Особенно, если будущая мать — неверующая, незамужняя, материальное положение которой и без того плачевно

«Быть или не быть?» — этот шекспировский вопрос всё чаще звучит, когда речь идёт о демографической ситуации в России. К нашему величайшему горю и неуёмной радости «доброжелателей», уже давно известно, что наша страна лидирует в группе депопулирующих (т.е. вымирающих) стран. И дело тут вовсе не в высокой смертности, как это иногда пытаются преподнести: причиной демографического коллапса, с которым мы столкнулись, является неимоверно низкая рождаемость. В начале XX века русские опережали все страны по приросту численности населения, а XXI век мы встречаем «рекордом» наоборот.

За 20 лет — с 1970-го по 1990-й — среднегодовой, естественный прирост населения РСФСР составлял 769 тыс. человек. А вот с 1992 года по 2005-й, как широко известно, имеет место убыль населения, которая в среднем за год составляет около 1 млн человек. С учётом утраченного прироста можно оценить общие потери нации: они составили около 20 млн человек! И это в мирное время, без войн и репрессий. По прогнозам демографов, хроника вымирания грозит стать ещё печальнее, так как налицо стойкая тенденция снижения у наших граждан потребности в детях. Всё чаще молодые родители ограничиваются одним чадом, прибегая к помощи разного рода контрацепции. А поскольку она вся является неэффективной в силу того, что наш организм так или иначе направлен на зачатие и более, нежели разум, послушен заповеди Божией «Плодитесь и размножайтесь», многие находят выход в аборте — уничтожении ещё не родившегося ребёнка, а фактически — в самоуничтожении. Статистика самоистребления свидетельствует о том, что 2/3 всех беременностей в нашей стране заканчиваются абортами.

Женщина решившая рожать, отныне столкнулась с новой угрозой для жизни своего ребёнка: Приказ N 144. Этот приказ вырос из документа Минздрава пятилетней давности. Генетическую диагностику всё это время проверяли на «группах риска», а с апреля этого года решили поставить на поток. На анализы теперь отправляют всех беременных женщин Москвы. И если изначально пренатальная диагностика была направлена на выявление больного плода с тем, чтобы помочь ему, то теперь этим детям родиться не дают. Таким образом улучшаются статистические показатели: детей с отклонениями будет меньше. Но так ли это? При тщательном анализе материалов, связанных с приказом, выясняется, что подобный метод диагностики несовершенен, и слишком поспешное решение о прерывании беременности иногда приводит к аборту здорового плода.

По приказу — диагностика двухэтапная: если при первичной диагностике появляется подозрение на патологию, то необходимо делать второй анализ, при котором протыкают тело матки, чтобы взять клетки плода для окончательного генетического анализа. Ребёнок двигается, и любое вмешательство в матку иглой вызывает опасность ранить плод, что может привести к выкидышу и к смерти матери от внутреннего кровотечения.

Церковно-православный центр «Жизнь» знает много примеров, когда отказ будущей матери от окончательного анализа в письменном виде вызывал у врачей негодование, а ребёнок рождался при этом абсолютно здоровым. Писал об этом в «Русском Доме» приведя факты, и Ю.Ю. Воробьевский в статье «Гробализация» (2006, N 8−9).

144-й приказ — приказ прямого действия, доведён до всех врачей поликлиник и женских консультаций, и, собственно, каждый рядовой гинеколог должен выполнять его беспрекословно. Улучшать статистику по патологии предлагаемыми методами Светлана Сорокина — врач-гинеколог с двадцатилетним стажем — не захотела, и теперь ей грозит увольнение. Большинство пациенток доктора Сорокиной написали отказ от диагностики.

Считается, что уговорить женщину сделать аборт, если она этого не хочет, практически невозможно. Если же сообщить, что ребёнок родится с патологией — шансы прерывания беременности увеличиваются многократно. Особенно, если будущая мать — неверующая, незамужняя, материальное положение которой и без того плачевно.

Зачем это делается? Осуществляется генетическая селекция — идея, за которую в своё время судили главарей фашистского рейха. Так называемая «евгеника» — идея отбора людей. Теперь эта процедура переносится в дородовый период. По закону — не родившийся ребёнок человеком не считается и прав не имеет.

Теперь совершенно очевидно, что введение приказа N 144 совпало с началом бума омоложения стволовыми клетками внутриутробных, практически жизнеспособных. Развращённых блудом и пропагандой секса женщин, подталкивают на убийство неродившихся детей.

Желание продлить молодость, вернуть здоровье приняло у богатых представителей нашего общества невероятный размах. Стволовые клетки теперь — панацея. Небезызвестный Брынцалов сообщает нам об изчезновении у него ужасных шрамов (что-то похожее было у Кашпировского на заре его психотерапевтической деятельности). Воодушевлённый собственным опытом, Брынцалов решил открыть клинику по применению стволовых клеток. — Дело уж больно прибыльное, тем более, что на фоне отсутствия запрета на подобное «людоедство» (как это сделал американский президент); две крупных клиники, с видом на Лубянку и на Рублёвку, процветают. Доктор Тепляшин один из первых стал применять метод на практике. Уверяет, что и сам дважды вкалывал себе клетки, полученные из 4−5-месячных малышей, мирно развивавшихся до убийства во чреве своих оболваненных мамочек, в большинстве своём — жительниц провинции. Вторая клиника на Кутузовском шоссе — поближе к клиентам.

Круговая порука зла

Академик Смирнов считает, что всему виной невежество и мода на молодость.

Доктор Сухих лечит стволовыми клетками человеческих эмбрионов. Он говорит: «Материал — абортируемые остатки тканей первого, второго триместра, то есть до 24 — 26 недель. Это — по генетическим показаниям». (Вот и закон N 144 в действии). Он объясняет преимущества клеток человеческого эмбриона на поздней стадии, так как уже сформированы органы, и из них берутся клетки. Так, клетками сетчатки можно лечить глазные болезни, клетками сердца — сердечные. Получение этих клеток связано с тем, что материала нужно много. Это значит, что абортный материал мало пригоден, нужно затягивать созревание плода до кесарева сечения, далее — в «мясорубку». Во всём мире клетки только проходят клинические испытания. В России терапевтическое применение стволовых клеток тоже не разрешено, что не мешает доктору Тепляшину и врачам ещё двадцати более мелких клиник обслуживать финансовую элиту общества. Курс омолаживания при лаборатории иммунологии стоит десятки тысяч долларов.

Доктор медицинских наук, профессор Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова Александр Викторович Недоступ, сопредседатель Церковно-общественного совета по биомедицинской этике, при Московском Патриархате, призывает всех православных людей объединиться и остановить невиданное, разлитое по всей России зло.

Спасём детей России и их матерей от уничтожения! Не будем своим равнодушием способствовать преступлению!

Прошу считать мою статью обращением в Генпрокуратуру.

Мобильный кризисный центр Архангела Гавриила помощи отказным тяжкоболящим младенцам

Тел./факс: 452−30−49

www.sleza-rebenka.narod.ru

http://www.russdom.ru/2007/20 0701i/20 070 133.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru