Русская линия
Русский дом Любовь Миллер05.02.2007 

Русская из Австралии

По большим праздникам и воскресным дням она поёт на клиросе в Покровском соборе Мельбурна. Читает по-церковнославянски, удивительно грамотно говорит по-русски. Этот истинно русский акцент мне знаком: именно так говорила моя бабушка. Знаком и аккуратный шарфик и для особого случая, каковым у русских женщин всегда считался церковный праздник, сшитое платье. Москву посетила автор известной книги о преподобномученице Великой княгине Елизавете Феодоровне австралийская писательница русского происхождения Любовь Петровна МИЛЛЕР.

Книга Любови Петровны Миллер выходит уже пятым изданием. Она награждена за этот труд орденом Русской Православной Церкви Святой равноапостольной княжны Ольги III степени

— Любовь Петровна, расскажите о себе.

— Родилась я в китайском городе Харбине, который был своеобразным кусочком России, с русскими кварталами, улицами, магазинами, церквами.

Мою маму, Лидию Людвиговну Треповскую, родители привезли в Манчжурию маленькой девочкой. Мой отец, Пётр Константинович Бабушкин, был поручиком инженерных войск в армии Колчака. В Харбине мои родители встретились и поженились. Там я закончила политехнический институт, получила диплом инженера-экономиста.

Все эти годы и русские, и китайцы хорошо относились друг к другу, но когда в конце 40-х годов к власти пришли китайские коммунисты, Мао объявил: «Китай — для китайцев, все иностранцы должны уезжать». И началось тяжёлое время. В нас стали бросать камнями, плевать. Я вынуждена была переехать в Шанхай, где преподавала русский язык до тех пор, пока всех нас, русских, не уволили. Нам сказали: «Теперь вы можете ехать в Советский Союз строить коммунизм».

Некоторые поехали в Советский Союз. Многие отправились на целину, думали, что там их ждёт хорошая жизнь, но на самом деле их высаживали в чистом поле: что хотите, то и делайте.

Я переехала в Австралию, работала чертёжником.

Мои мама и папа оставались в Харбине и не могли ко мне приехать: китайцы многим не давали визу, стараясь всех отправить в СССР.

— Любовь Петровна, как у вас возникла мысль написать книгу о Великой Княгине Елизавете Феодоровне?

— В 1974 году я прочитала брошюру митрополита Анастасия (Грибановского) «Светлой памяти Великой Княгини Елизаветы Феодоровны». Личность Великой княгини произвела на меня потрясающее впечатление, и я прониклась к ней большой любовью. Чтобы узнать о ней больше, стала искать другие книги. Однако на тот момент мне удалось найти о Царской Семье лишь несколько страниц в книге протопресвитера Михаила Польского «Новые мученики Российские».

В тот же год я поехала на Святую Землю, остановилась в Гефсимании, где ныне уже покойная матушка игумения Варвара рассказала мне о преподобной Елизавете Феодоровне, рассказала, как во время Первой мировой войны в Кремлёвском дворце Великая Княгиня основала пункт, где женщины шили одежду, собирали продукты и отправляли на фронт русским солдатам.

Там 16-летней девушкой трудилась, помогая Елизавете Феодоровне, и будущая игумения Варвара. Она хорошо помнила Великую Княгиню, говорила, что та была необыкновенно красивой, и красота её была духовной. Игумения подвела меня к склепу под храмом святой Марии Магдалины. Дверь была закрыта. Матушка сказала, что внутри стоят два гроба с останками Великой Княгини и её сподвижницы сестры Варвары.

Вернувшись в Австралию, я написала доклад о поездке на Святую Землю, с которым выступила в обществе «Русский Дом» в Мельбурне. Мы собрали пожертвования и отправили их в Гефсиманскую обитель. Это было началом нашего благотворительного Фонда во имя преподобномученицы Елизаветы Феодоровны.

— Любовь Петровна, вы помогаете только монастырям на Святой Земле?

— Раньше я собирала средства и на детский приют в Чили, на скит Русской Зарубежной Церкви на Святой Горе Афон, на русский храм в городе Бари, где покоятся мощи Святителя Николая Чудотворца. Сейчас собираю только пожертвования на два монастыря на Святой Земле: Гефсиманский и Елеонский. За этот год, думаю, сумма пожертвований составит 9−10 тысяч австралийских долларов.

— Над чем вы сейчас работаете?

— Сейчас я пишу книгу об адмирале Колчаке. Я хочу назвать мой труд: «Адмирал Колчак — рыцарь белой мечты».

— Это будет книга на русском языке?

— Да, я всегда пишу на русском, потому что пишу исключительно для русского народа и для России.

— В вашей семье тоже кто-то пострадал от коммунистического режима?

— Во время одной из поездок в Россию я случайно нашла в Бутове могилу своего дяди.

— Что Вы думаете об объединении наших церквей?

— Объединение — это сила. Противники объединения — это противники укрепления Православия.

На недавнем Соборе большинство нашего священноначалия и делегатов-мирян пришло к мнению, что главное на данный момент — достичь общения евхаристического, чтобы наши священники могли вместе служить и приобщаться Святых Христовых Таин. Это принесёт пользу и Церкви в России, и Зарубежной Церкви.

Татьяна Юрьевна ВЕСЁЛКИНА

http://www.russdom.ru/2007/20 0701i/20 070 123.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru