Русская линия
Русский курьер Дмитрий Рогозин05.02.2007 

Тоска по «Родине»
Почему националист Рогозин выступает против национальных проектов

Главный националист России Дмитрий Рогозин возобновил деятельность своего Конгресса русских общин. Его он считает зародышем новой парламентской партии

И так, проект «Родина» закрыт?

— Закрыт по независящим от его организаторов причинам.

— Позвольте, но организаторами партии «Родина» все считают администрацию президента…

— Понимаете, Кремль — это довольно большая масса людей, имеющих не всегда совпадающие убеждения. Своим рождением «Родина» обязана лично Владимиру Путину, лично Сергею Глазьеву и лично мне. Вся кремлевская камарилья была, конечно, против.

— Название партии придумали вы?

— Да, но это не так важно. Важно другое: 2003 год, когда мы организовались в единый избирательный блок, был едва ли не последним годом свободы слова, митингов и собраний. Потом начался тот зажим, который мы имеем сегодня. Кстати, было бы неправильно считать, что во всем виноваты «мракобесы» из администрации президента.

— Кто же тогда?

— Сами журналисты. А вернее, их начальство. Ему ведь не так часто что-то рекомендуют или запрещают. Есть такое понятие, как самоцензура. Вина кремлевской администрации, которая, по идее, должна была бы стоять на стороне защиты конституционных прав граждан, состоит в том, что чиновники обласкали лакеев и жополизов среди руководителей газет и на телевидении. Результат мы видим на Первом телеканале, о чем, кстати, недавно писал «Русский курьер». Рейтинговый-то он, конечно, рейтинговый. Но ведь порносайты Интернета тоже очень популярны. Этого ли мы ждем от главного телеканала страны?

— И все-таки, почему не удалось защитить «Родину»?

— Начавшись с личной поддержки президента, этот проект вскоре начал жить своей независимой жизнью. И на волне критики действий властей в связи с Бесланом и «монетизацией льгот» как бы оборвал пуповину, связывающую его с Кремлем. Администрация стала ревновать, интриговать, так как не хотела слышать критику в свой адрес и видеть появление мощной патриотической партии, способной реально бороться за власть. В конце концов, весь ресурс власти огромной ядерной державы был брошен на раздробление и удушение «Родины».

— Но вы-то, Дмитрий Олегович, сохранили контакты с заместителем главы администрации Владиславом Сурковым. Говорят, еженедельно являетесь к нему за инструкциями.

— Это ложь. Да, у меня отобрали партию и думскую фракцию, оболгали, ошельмовали, но зато я приобрел полную независимость и сейчас как политик должен решить, как ею распорядиться. Контакты с властью и оппозицией, конечно, никогда у меня не прекращались, разве что только в летний период, когда я писал свою книгу «Враг народа». Она стала «бестселлером», своеобразным политическим манифестом русского национального движения, чему я рад.

— А с Путиным вы встречаетесь?

— Уверен, что такая встреча скоро состоится. Президент по непонятным для меня причинам отдал меня на растерзание своих «гвардейцев», но мои идеи начал воплощать в жизнь. Программа «Сбережения русского народа» обозначена им как главный национальный проект. Начата борьба с нелегальной иммиграцией, этнической мафией, реализуется проект возвращения на Родину русских соотечественников, предприняты первые шаги по борьбе с обнаглевшей коррупцией — это всё, за что нас били и пытались уничтожить, за что называли «ксенофобами» и «расистами». Так что мы видим: Путин сам двигается в правильном направлении, и мы не можем не встретиться. Одно дело говорить верные слова, другое — сформировать команду идейно и профессионально подготовленных людей, которая могла бы эти слова превратить в реальные дела. Такая команда есть только у нас, и Путин это знает.

Национальный PR

— Вы по собственному утверждению националист. Однако везде выступаете против национальных проектов.

— Я не против приоритетных национальных проектов. Я против возведения в ранг «великих свершений» обычной повседневной работы правительства. Повышение зарплаты бюджетников — это то, за что мы должны спрашивать с правительства ежедневно. Но зачем устраивать из этого шоу с пропагандистской трескотней. Наши начальники наконец-то оторвали задницы от кресел и требуют, чтобы только за это мы уже начали им рукоплескать. Да, сегодня страна имеет значительное превышение доходов над расходами. Но нельзя же делать так, чтобы этот профицит уничтожал национальную экономику.

— Как же ее уничтожают вложения в ЖКХ, медицину и сельское хозяйство?

— Спросите у врачей. Зарплату некоторым из них наконец подняли, отобрав, правда, все надбавки. Вообще-то увеличивать содержание медиков надо было давно. Наконец свершилось. Но, вдумайтесь, кто стал получать больше? Участковые врачи.

— И еще учителя…

— Правильно. Прибавку получили те, кто постоянно имеет много постоянных контактов с голосующим населением. Кто может сказать: голосуйте за тех, кто реально помог людям. Заметьте: врачи-специалисты — хирурги, урологи, окулисты и т. д. получают, как и прежде, сущие копейки. Причина одна: узкие специалисты, с точки зрения чиновников от партии власти, имеют на порядок меньше возможности агитировать население «правильно голосовать».

— И все же прибавка — это лучше, чем ничего.

— Хуже. Потому что никто не считал, сколько денег не дошло до людей. Любые средства у нас всегда попадают в ненасытные клювы российских бюрократов. Вот и приходится крутить на телевидении духоподъемные сюжеты о получении какой-то станцией скорой помощи новых машин. Как будто счастье посетило всю отечественную медицину. А подлинная правда о приоритетных национальных проектах состоит совсем в другом. Возьмем жилищную программу. Основа нацпроекта — увеличение объемов строительства. Но статистика утверждает, что домов строится теперь меньше, чем раньше. А множество тех, что возведены, не заселяются из-за нехватки электричества, тепла и т. д. Программа рассчитана на 2006−2010 годы. Но ведь новый дом при имеющейся инфраструктуре можно заселить не раньше, чем через 5 лет после начала строительства.

А в сельском хозяйстве что происходит. Селу обязались выдать 150 тысяч кредитов. И это на 16 миллионов подворий. Понятно, что без кредитов дело не двинется. Но получить-то их удастся менее чем одному проценту селян. Издевательство, да и только.

Какие нацпроекты нужны России

— По-вашему, какие приоритетные национальные программы реально нужны стране?

— Я вижу несколько действительно приоритетных национальных программ действия. Первая — это, конечно, сбережение народа. Надо вложить средства и предпринять все усилия для того, чтобы люди хотели и могли иметь не менее троих детей. Пока же, как утверждает статистика, идет вырождение нации — причем не только количественное, но и качественное. А ведь весь смысл работы власти в том, чтобы нашему роду не было переводу.

Искоренение коррупции — еще один поистине приоритетный национальный проект. Надо немедленно вводить строжайший контроль за расходами чиновников. Подчеркиваю: не за доходами, которые контролировать трудно, а за расходами. Ведь это же чудовищно, когда министр в ходе своей деятельности строит поместье, в котором один только дом по смете стоит 27 миллионов долларов. Можно же ввести правило — принимать на работу правительственных чиновников, работников администрации президента, прокуроров, судей и следователей исключительно после проверки их на «детекторе лжи» — полиграфе. Конечно, кандидат на любую из этих должностей может отказаться от такой проверки. Но пусть знает: это может стать основанием для тщательного расследования.

— Мне почему-то кажется, что никакие полиграфы не смогут гарантировать честность депутата и сенатора. Найдутся способы обмануть технику.

— Во-первых, современная техника такова, что не смогут. Спросите у директора Санкт-Петербургского института мозга профессора Медведева. А во-вторых, следует возродить и развить систему гражданского контроля за личными расходами чиновников и их родственников.

— Какой проект в экономике вы сочли бы по-настоящему приоритетным и подлинно национальным?

— Возрождение реальной экономики. Ну, нельзя же считать ее успехом показатели, основанные главным образом на росте добычи исчерпаемого ресурса — нефти и газа. Нефть утекает из страны, а промышленность лежит на боку. «Топливные» цифры надо просто вычленить из отчетов. Только тогда мы узнаем, в каком состоянии на самом деле находятся наша промышленность и сельское хозяйство.

— А как бороться с засильем импортных товаров?

— Сделать их своими. Иностранный производитель должен знать: хочешь продать свой товар в России — построй здесь завод, его производящий.

— Есть такой термин — инфраструктура. Это, говоря по-простому, дороги, путепроводы и т. д.

— Вот именно — дороги. Их строительство, возможно, главный национальный проект. Ведь все вышеперечисленное, плюс жилье, учеба, труд строится вдоль них, дорог. Страна наша — обширная и холодная. Как тут без современных трасс! Нам просто жизненно необходима новая концепция развития транспорта.

— Говорят, дороги России нерентабельны.

— Нерентабельны они потому, что уж очень плохи. По ним и такого выгодного транспорта, как автопоезда, не пустишь. Да что там автопоезда, когда от Владивостока до Урала на вездеходе не доедешь. Хотя о завершении автомобильного Транссиба еще года 2 назад доложили президенту.

О партии и о себе

— Вас считают националистом, почти радикалом. Помню, недавний «Русский марш», который вы возглавили, вызвал серьезное беспокойство не только во власти.

— Еще бы людям не беспокоиться при такой антирогозинской пропаганде. Многие вообще ждали погромов и нашествия нечисти. А ведь мы просто выступили против оскорбления чувств основной массы населения страны. Русского населения.

— При такой этнической мешанине в России кого сегодня можно считать русскими?

— Великороссов, украинцев, белорусов и вообще каждого, кто воспринимает себя русским и принимает русскую историю, культуру и язык как свои родные. Между прочим, видный деятель право-либерального движения председатель фонда «Индем» Георгий Сатаров публично извинился за то, что подписал воззвание против «Русского марша». Извинился, когда узнал правду о нем. Я действительно националист в смысле защиты интересов русских людей, где бы они ни обретались и какое бы этническое происхождение ни имели. Моё кредо — люби своё и уважай чужое.

— Кажется, ваша партия возрождается?

— Говорить о партии, возможно, еще рано. Но первые шаги уже сделаны. 9 декабря мы провели восстановительный съезд Конгресса русских общин. КРО, как я надеюсь, вберет в себя все разумные, национально ориентированные организации: земства, профессиональные объединения, зарубежные русские землячества, словом, важные институты гражданского общества. Месяца через 3 будем перерегистрироваться в Минюсте. Затем придет черед и партии парламентского типа. Сегодня в составе КРО около 70 тысяч активистов, подавляющее большинство из них — молодые парни и девушки. 4 ноября в ходе «Русского марша» против нас были брошены силы восьми (!) областных ОМОНов, в город даже были введены войска. Примерно пять тысяч наших активистов было блокировано на подходе к месту проведения несанкционированного митинга, около двух тысяч манифестантов было арестовано. Кстати, знаете под каким предлогом? «Переход улицы в неположенном месте»! Тем не менее, «Русский марш» состоялся в нескольких десятках российских городов. А на следующий год мы выведем миллион русских людей. Власть должна признать существование в стране русского вопроса. Его нерешенность может создать взрывоопасную обстановку. Русские патриоты должны быть признаны властью в качестве партнеров по диалогу. Только тогда мы сможем восстановить в стране порядок, демократию, свободу слова и, в конечном счете, создать условия для возвращения России статуса великой державы.

Беседу вёл Александр Наджаров

http://www.ruscourier.ru/archive.php?id=2331


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru