Русская линия
Комсомольская правда Владимир Ворсобин02.02.2007 

Пока Грабовой сидит, его пирамида зарабатывает миллионы
Так уж случилось, что на днях «грабовисты» добились от меня почти невозможного. Они вызвали чувство глубокого удивления

За всю драматическую историю нашего знакомства Григорий Грабовой (ГГ) как-то приучил меня (а также прокуроров, следователей, сокамерников) не изумляться («кто Гришу слышал, тот в цирке не смеется»). И хотя за 10 месяцев тюрьмы «воскреситель» так и не телепортировался, но все-таки периодически что-то откаблучивает в своей камере. Строго в зависимости от ситуации в стране.

Самолет упадет — Гриша пишет укоризненное письмо авиакомпаниям: дескать, Спаситель в тюрьме — вот и падают! Антитеррористическая тревога в московском метро — послание главе ФСБ Патрушеву с предложением применить «кристаллический модуль» Грабового. Штука элементарная — вставил штепсель в розетку и обезвредил террористов по всей стране.

Зато изменились следователи. Раньше они хотя бы улыбались, рассказывая очередной анекдот (например, как «будущий Президент России», так называет себя сам Грабовой, раздарил зекам «Лубянки», «Бутырки» и «Лефортова» все государственные должности, и теперь там томятся десятки будущих министров юстиции, МВД и сотня послов в экзотические страны). Теперь — это хмурые философы, затерзанные бесконечными жалобами «волшебника» в суд (в последний раз «воскреситель» обиделся на бен Ладена, который, оказывается, приговорил Грабового к смертной казни за «антитеррористическую деятельность»).

В «Лефортове» «воскреситель беслановских детей» сидит удобно. Это, мягко говоря, не «Бутырка», где за три часа в 20-местной камере бедный Грабовой, как говорят, испытал многое. По версии «воскресителя», мазурики приняли его очень душевно, часть даже уверовала в Гришу, как во Второе Пришествие. Правда, ходят нехорошие слухи, что Григорий Петрович много натерпелся от уголовников. Воскрешение детей и покушение на основы православия братки посчитали делом нехорошим. К счастью, тюремная администрация успела спешно эвакуировать «воскресителя», и теперь он сидит в комфортабельной двухместной камере с тихим соседом. В общем, абсолютно ничего не предвещало новой публикации о Грабовом.

Но как-то перед одним из заседаний в Савеловском суде (Григорий не забывает «КП» и делает трогательные попытки взыскать с нас за поруганые «честь и достоинство» 1 миллиард 200 миллионов рублей) я получил электронное письмо. И почувствовал, что писать придется.

«Посадили Гришу, и буде? — корил меня неизвестный. — Думаете, дело сделано, и успокоились? Ой, зря… Я вам как „грабовист“ говорю».

Бизнес «апостолов»

Таинственным незнакомцем действительно оказался «грабовист». Только бывший. Игорь Серков, детский тренер. Проработав несколько лет в одном из поныне действующих московских предприятий пирамиды Грабового «Ноосфера», он измучился от угрызений совести. История напоминала шпионский триллер.

«Я слишком поздно понял, куда вляпался, — вздыхал он. — Даже когда я уже прошел обучение у Петрова и Арепьева (одни из ближайших последователей ГГ) и стал их менеджером, я все еще верил в эту бредятину. Мы втроем принимали больных — чаще всего с онкологией. Регенерировали (создавали заново) внутренние органы, зубы… Первые сомнения появились, когда я заметил, что бедно одетых пациентов мы старались не принимать. Мне объяснили: за разовую консультацию они деньги наскребут, а вот потом вряд ли. Неперспективно. Потом я не мог понять, почему мы отказываем в приеме людям, задающим «неудобные» вопросы. Оказывается, тоже невыгодно. Пока с ним провозишься, на 5 легких клиентов времени не останется…

Прием проходил трагикомически. Так его описывают сами «целители» (цитата из их брошюры «Космопсихобиология»): «Арепьев и Петров сидят и молча смотрят на ребенка, больного аутизмом.

— Что вы делаете? — беспокоится отец.

— Разговариваем, — улыбается Арепьев. — Телепатически. У вас гениальный ребенок. Он просто живет в другом пространстве. Он боится выйти во внешний мир.

Петров (деловито): — Может быть, пойти на регенерацию гипофиза?

Арепьев: — Нужно тогда внимательно смотреть. Черное тело мы еще в тот раз восстановили…

Петров: — У нас что получается? Вот эта структура (рисует) нарушена тем, что здесь стоит отражатель.

Арепьев: — У каждого человека есть отражатель, так же, как, например, в клетке — диафрагма. А у него такая же пленка стоит в гипофизе. Мы должны убрать эту пленку. Пойдет активизация полушарий. Можно было выстроить уровень души и сразу повлиять на физическое тело. А куда повлиять?

Петров: — Давай проследим. Из души пошла информация, организовала материю, у него сразу же возникла патология пупочной родовой клетки, и пошли повреждения. Обратным порядком: сворачиваем и возвращаем туда, куда надо».

Остатки иллюзий Серкова испарились, когда выяснилось, сколько эта белиберда стоит. Однажды Петров и Арепьев банально разругались из-за дележа денег.

— Драка была за 1,5 миллиона рублей в месяц, — вспоминает бывший «грабовист». — Выручка набегала большая — 22 — 32 тысячи рублей за прием клиента (сумма определялась по внешнему виду пациента). Я как-то заглянул в документы — 10 процентов шли в фирму Грабового «Геовояджер», еще 10 процентов — на какой-то загадочный счет. Есть подозрения, что отстегивали «крыше» (в филиале частенько видели каких-то типов с «корочками»)… И тут я понял, что вляпался в банальную пирамиду. И мне стало так стыдно! Ведь обманывали этих несчастных людей и с помощью меня…

И тут «грабовист» начал… вредить Грабовому изнутри, чтобы хоть как-то оправдаться перед своей совестью: кого-то из пациентов тихонько пытался отговорить, кого-то просто не записывал на прием… Когда его вычислили и уволили, пытался выступить на съезде ДРУГГ (политическая партия Грабового). Не пустили к микрофону. Дома раздались телефонные звонки с советами «пока не поздно, заткнуться».

— Меня сейчас одно мучает, — вдруг признался Серков. — Были случаи, когда внутренние органы пациентов действительно регенерировались. И рак исчезал. Но странно, людям становилось только хуже. Однажды женщина, избавившись с помощью «Ноосферы» от рака, умерла через несколько месяцев. Хотя все анализы были хорошие.

— Подождите, а кто делал анализы и снимки восстановленных органов? — поинтересовался я.

— Московские клиники, — пожал плечами бывший «грабовист». — Обычно мы направляли пациентов по двум адресам, но чаще всего в частную лечебницу у станции метро «Алексеевская"… Подождите…

Он понял. «Одна и та же клиника и заказные диагнозы! — схватился за голову он.- Ну и сволочи!»

— Хорошая история, — кивнул я. — Но неактуальная. Бизнес Грабового закрыли.

— Так в том-то и ужас, что без Грабового его дело еще лучше раскрутилось! — воскликнул разоблачитель Серков. — Даже «точек» этих мошенников стало больше… У Петрова и Арепьева теперь отдельный бизнес. Первый берет по 45 тысяч за сеанс, Арепьев — по 27. У каждого свежевыстроенный трехэтажный особняк… И Грабовой этой волшебной всероссийской мафии вообще не нужен. Поэтому они его из тюрьмы и не вытаскивают! Зачем им конкурент?

Сколько стоит брэнд «грабовистов»?

По данным правоохранительных органов, изоляция главного «воскресителя» перестроила «магический рынок» страны. Часть пирамиды (Грабовой и окружение) под влиянием разоблачительных статей и телесюжетов практически потеряла клиентуру. Из 50 тысяч «практикующих учение» ГГ осталось не более 5 тысяч. Остальные пошли искать другого гуру и попали в сети пауков-высасывателей, коллег Грабового.

По мнению оперативников, больше всего «прихожан» «воскресителя» получила… его астральная жена Раиса Кашубина, руководитель Универсального института инновационных технологий. Несмотря на свой экстравагантный вид (она любит покрасоваться в телеэфире в шутовских нарядах и с бубенчиками на голове), дама вполне разумная.

«Кашубина ждет, когда Грабовой наконец получит срок, — предполагают знающие ее люди. — Она хочет отнять у ГГ всю его империю (58 представительств — от Республики Саха до Калининграда). У нее готовы документы на регистрацию своей партии, которая объединит не только пациентов, но и убежденных сектантов. Вероятно, этой состоятельной даме (арендует здание в центре Москвы) нужен брэнд Грабового, который, по-видимому, стоит немало денег.

Не зря еще до ареста «воскресителя» на Кашубину было совершено покушение (ножевые ранения), в организации которого она обвинила окружение «астрального супруга».

— Они стали воспринимать меня как конкурента, который может отбить у них брэнд «Грабовой», — говорила тогда Кашубина.

Самое печальное в деле «воскресителя» беслановских детей то, что сконцентрировавшимся на лефортовском «пленнике» следователям просто не хватило ни сил, ни времени закрыть его бизнес. Уголовное дело для соучастников в прокуратуре завели, но оно заморожено.

«Посадим главаря — возьмемся за его сеть», — говорят оперативники и просят не спешить.

Но я бы поспешил. Несмотря на то, что Грабовой в тюрьме, мне продолжают писать душераздирающие письма жертвы уже его учеников. Особенно потрясло это.

«Верните деньги — и я покончу с собой»

«Пишу вам, Владимир, потому что у вас есть информация о местонахождении шайки „Единого Бога“. Прошу вас помочь мне связаться с Вадютиным (один из „апостолов“ Грабового). Он должен меня помнить…»

Елена из Новосибирска после смерти любимого мужа осталась с детьми без средств. К тому же одна из дочек сильно заболела. Но помогли близкие друзья мужа — нашли Елене хорошую работу и поддерживали как могли. Администрация выделила бесплатные путевки в Крым. Жизнь стала налаживаться. Но на берегу Черного моря Елена знакомится с «грабовистами», которые убеждают ее: мужа можно вернуть, а ребенка — вылечить.

«Я поняла, что наши молитвы услышал Творец и сделал так, чтобы мы приехали сюда и узнали об учении Грабового! — пишет она. — Осталось только найти деньги на воскрешение… В Москве (обратно семья летела через столицу. — В. В.) нас встретили знакомые наших с мужем приятелей (тех самых, кто помогал нам) и попросили передать им в Новосибирск большую сумму денег… Владимир, я никому в этом не признавалась, хотя очень мучаюсь и страдаю, я украла эти деньги!»

Елена была уверена, что в ее руках — жизнь мужа и здоровье ребенка. Поэтому она явилась в милицию, написала заявление, что ее обворовали, и отправилась к «грабовистам».

«За воскрешение моего мужа я заплатила: 1-й сеанс — 45 500 рублей, 2-й — 40 000, 3-й — 55 500 и 4-й — 95 000. И так далее… Боже! До чего же чудовищны эти „сеансы“! Какая же я дура, скажете вы. Но я верила, верила и платила не только деньгами, но и своей совестью, репутацией…»

Через две недели Елена, черная от стыда и горя, вместе с детьми возвращается в родной город. За это время ее уволили с работы за прогулы. Чтобы отдать хотя бы часть долга уже бывшим друзьям, пришлось под залог жилья взять кредит.

«Передайте Вадютину, мне надо вернуть долг, чтобы вернуть честное имя. У меня же дети! Как нам жить с этим? Если мне „Грабовой и компания“ вернет деньги, я готова, отдав долги, покончить с собой…»

Я передал письмо правоохранительным органам — они в отличие от меня могут все. Даже найти Вадютина.

Кто управлял лже-Христом?

При условии анонимности мне удалось пообщаться с сотрудником МВД, из любопытства изучавшим деятельность пирамиды Грабового.

«Я интересовался работой его сети, и мне она показалась странной, — размышлял он. — Сначала я думал, что «грабовисты» — обыкновенная секта и цель ее банальна — деньги. Но потом я понял: не только. Да, руководители секты получали деньги от пирамиды, но я уверен, они их не тратили. Они копят их для какого-то большого дела. Филиалы ГГ (5 — 10 человек в каждом крупном российском городе) напоминали зародыши, ожидающие какой-то команды и крупных финансовых вливаний. Более того, когда Грабовой начинал свою работу в Москве, он фантастически быстро развил свой бизнес. Будто какая-то серьезная финансовая структура поддерживала его…

— Чтобы заработать?

— На бизнесе Грабового? Для России это копейки! Кого-то интересовали его технологии зомбирования людей. Кто-то внимательно их изучал… Например, с точки зрения политтехнологий. А затем просто закрыл проект как «отыгранный».

А потом мне сказали, что, возможно, война «КП» с Грабовым — это сизифов труд. Дескать, на его месте появится другой мошенник — еще хуже (ГГ хотя бы можно было контролировать). Дескать, общество больное, и людям все равно, кому они понесут свои деньги… Люди вообще мечтают, чтобы их обманули. Да и не факт, что Грабовой останется в тюрьме.

И стало мне грустно и тошно. Досадно сражаться с ветряными мельницами…

К счастью, мне позвонил «грабоборец» Серков и радостно рассказал, что его подрывная работа идет отлично — он смог открыть глаза еще одному «грабовисту».

— Плюнь и не слушай никого — с нашей помощью люди действительно приходят в ум! — кричал он.

И я плюнул. Три раза через левое плечо. И постучал по дереву.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

После серии разоблачительных материалов «КП» о «воскресителе» беслановских детей Григории Грабовом (корреспондент Владимир Ворсобин пришел к Грабовому с фотороботом, и тот за 39 100 рублей «оживил» его) прокуратура Москвы возбудила уголовное дело. В апреле прошлого года Грабовой был арестован. Сейчас обвиняемый в мошенничестве «воскреситель» ожидает суда в СИЗО «Матросская тишина».

http://www.kp.ru/daily/23 848.3/62 835/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru